Депутаты в гламуре

Сколько учительниц можно прокормить, если слуги народа снимут с себя штаны. И часы.

8 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 583

Времена, когда народный депутат Марычев расхаживал по залу пленарных заседаний с накладной женской грудью или в малиновом пиджаке, надетом чуть ли не на голое тело, канули в прошлое. Нынешние народные избранники выглядят совсем иначе. Понимающий в аксессуарах человек, незнакомый с современными российскими реалиями, скорее примет подавляющее большинство нынешнего состава Госдумы за коллектив топ-менеджеров крупной международной компании: все при галстуках, все в дорогих импортных строгих костюмах и чуть ли не у каждого на руке — хронометр, за который было бы не стыдно и Джеймсу Бонду. Который, как вы помните, дешевкой никогда не пользовался.

“Братаны, базары не по делу”

Впрочем, каких-то десять лет тому назад картинка была совершенно иной. Слуги народа, как ни старайся, все равно будут походить на народ. И в той или иной степени отражать представления и психологические стереотипы своих избирателей о том, что такое хорошо и что плохо.

События начала 90-х годов (а тут и приватизация, и последовавшие потом бандитские разборки, передел собственности, “крышевание”) для большинства населения на первое место по престижности профессий вывели бандитов и прочий криминальный элемент. Со всеми приличествующими стереотипу довесочками.

Конечно, в спортивных штанах депутаты Госдумы на заседания не ходили, но малиновостью пиджаков и массивностью “голды” с “гимнастом” мерились чуть не в открытую. Обязательной “цацкой” стал массивный золотой “Ролекс” на руке.

Одевались депутаты исключительно в Hugo Boss. Это было тоже круто. В стиле итальянских мафиози, которые решали проблемы, “скольких надо убрать”, между двумя пыхалками наикрутейшей сигары. Встречались и совершенные уникумы, которые умудрялись приходить на пленарные заседания в туфлях а-ля киношный Капоне: двухцветные, бело-черные. Под стиль всему остальному прикиду были и автомобили. Здесь вкусы криминала и законодателей также образовывали единое целое. Особой популярностью пользовался “шестисотый мерин” (“Мерседес”) или “крутая” модель “БМВ”. Последнюю даже расшифровывали в народе как “боевую машину вора”.

Конечно же, уважающий себя депутат не мог передвигаться без личной охраны, которую подбирал себе сам из “пацанов” спортивно-стриженого контингента. Охрана перемещалась исключительно на “паркетных” джипах “Гранд Чероки”, которые спустя некоторое время уступили место “Мицубиси Паджеро”. И вовсе не потому, что это были действительно самые хорошие представители той или иной группы товаров, вне зависимости, шла ли речь о костюмах или автомобилях. Просто мода на дорогие вещи формировалась своеобразно.

Эксперт “МК” Светлана КОЛОСОВА, кандидат психологических наук:

— Смена имиджа политической элиты неотрывно связана с изменениями в обществе. Связана с переменами в манере поведения, приемами, тусовками. Мода тоже не стоит на месте, она становится более европейской или даже мировой. Сами понимаете, глобализация, ВТО... Все эти преобразования произошли с нашей политической элитой не меньше чем за 10 лет. Сначала (а куда деваться?) были малиновые пиджаки, потом все покупалось какими-то безумными охапками. Люди, у которых появились деньги, были настолько голодными, что забивали гардеробы массой вещей, которые впоследствии могли ни разу не надеть. Так или иначе, это можно сравнить с взрослением ребенка, когда тот должен все посмотреть и попробовать “на вкус” и на ощупь.

Носки с алмазной пылью

К Госдуме третьего созыва, избранной в 1999 году, стиль “крутого мафиозо” себя исчерпал. Эпоху красных пиджаков сменил другой исторический период. Впрочем, и этот период, и предшествующий отличало одно свойство — декларация своей успешности. Так самцы не очень развитых видов фауны (рыб или птиц) стараются завлечь самок раскраской.

В эту пору в моду вошли массивные золотые или платиновые часы с бриллиантами. При этом “Ролексы” не уменьшили своего золотого веса и стали еще более дорогими. Благосостояние избранников прирастало на глазах. Бриллиантами они были просто усеяны. Кроме часов их можно было увидеть на галстучных застежках, для чего депутаты предпочитали не застегивать пиджаки, а наоборот, распахивать их пошире. На мобильных телефонах. На опять же золотых и платиновых зажигалках, изготовленных по индивидуальному спецзаказу. Даже на ручках, которыми депутаты рисовали цветочки и самолетики на полях законопроектов.

Все это было предметом гордости, символом успешности и собственной исключительности. Например, водочно-фармацевтический король, депутат Госдумы Владимир Брынцалов с гордостью демонстрировал не только супердорогие авто и круп своей супруги, но и самые эксклюзивные в ГД прошлого созыва часы — Harry Winston с бриллиантами за 50 тысяч “зеленых”.

Выбивались из общего ряда и представители СПС. Они не носили кричащие вещи, но костюмчики сидели на них как влитые и были явно куплены не на распродаже. Особенно модничали из депутаты Баранников и Вульф. Они шокировали коллег-коммунистов своими розовыми рубашками и галстуками в тон. Баранников, впрочем, не скромничал и подбирал соответствующие аксессуары. Именно с него началось поветрие среди слуг народа иметь не одни, а несколько дорогих хронометров. Вне стен здания на Охотном Ряду он носил “швейцарию” покруче — Franсk Muller (от 30 тысяч долларов). А на работе — скромнее (около 7—10 тысяч баксов).

Скромное обаяние миллионеров

Впрочем, сейчас парламентарии стали держаться внешне гораздо скромнее.

— За последние несколько лет внешний облик депутатов сильно поменялся, — отмечает первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска. — Это же все-таки столица. Имидж должен в первую очередь привлекать к человеку, выделять его из общей толпы. Две трети депутатов стараются следовать этому принципу. Кстати, я бы не сказала, что мои коллеги стараются носить сейчас какие-то очень дорогие костюмы или сверкать драгоценностями. Можно же отличаться совсем другими деталями.

Вице-спикер явно скромничает. Просто приоритет сместился в сторону “понимания цены посвященными”. Впрочем, по большей части обитатели здания на Охотном Ряду следуют какой-то своей, чиновничьей моде. Одно время депутаты дружно нацепили галстуки с широкими полосками. В другой момент щеголяли в красных. Сейчас большинство парламентариев надели костюмы холодных тонов, а под них — галстуки всех оттенков фиолетового, начиная с бледно-розового.

Эксперт “МК” Светлана КОЛОСОВА, кандидат психологических наук:

— Политики перестали одеваться комплексно, то есть покупать всю одежду в одном магазине. Сейчас для них важна индивидуальность. К примеру, есть английский покрой костюмов, есть американский. Первый идет стройным людям, как будто вещи сшиты на половину размера меньше — чуть покороче брючки, чуть покороче рукав пиджака. Американский же, напротив, свободный. И теперь наша политэлита определилась со “своим” лекалом для выигрышной подачи имиджа. Политики заметили и мелочи. К примеру, у дорогих костюмов очень качественная атласная “подбортовка”. Так вот, ряд депутатов специально расстегивают несколько пуговиц, в том числе и на рукавах. Чтобы показать дорогую (часто яркого цвета) “подбивку” и отметить престижность марки. Стало мало галстуков “биг-босс”: красного цвета. Вероятно, им объяснили, что красный — цвет лидера. И если раньше, только сунувшись в Госдуму, сразу становилось понятно, что большинство из работающих там — “лидеры”, то сейчас таких поубавилось. Может, поняли, что есть люди, которым по статусу такой галстук можно носить чаще, чем им.

Не “такого, как Путин”

Последние годы некоторые олигархи и чиновники, особенно в регионах, стали копировать “путинский стиль” — Patek Philippe белого золота, как подсчитали эксперты, за 60 тысяч долларов, на правой руке. Депутатам же надо отдать должное: и часы они чаще носят традиционно, на левой руке, и предпочитают вовсе не Patek. Собственное исследование “МК” показало: в Госдуме предпочитают другую “швейцарию” — Vacheron Constantin. Или Breguet. Но если во втором случае парламентарии чаще “скромничают” — выбирают модели в пределах $10—12 тысяч, то “вашероны” каждый выбирает в меру возможностей и привычек. У кого хронометр попроще, за десятку “гринов”, а у кого на руке приличная “иномарка” — за $50 тысяч. Еще одна из популярных среди слуг народа марок — Franck Muller, здесь чаще тикают модели, которые в среднем “идут” по 30 тысяч баксов. У одного из депутатов был замечен хронометр больше чем за 100 тысяч евро. Но уже никаких бриллиантовых “часов с кукушкой” на запястье — это моветон. Все три отмеченные выше марки отличаются тем, что незнающий человек со стороны и не поймет, что у избранника на руке целое состояние. Очень, кстати, удобно на встречах с избирателями — не надо “переодеваться”. Зато кто надо — поймет и оценит.

Костюмы, внешне скромные, на самом деле произведены, как правило, из лучших тканей и стоят не меньше 1,5 тысячи баксов. Галстук от 50 у.е. Ботинки (туфли) — от 500 “зеленых”. А еще сорочки, всякие там кашне, бабочки, ремни, пальто, перчатки и прочее. В общем, в среднем народный избранник носит на себе небольшое состояние, на которое простая российская семья будет зарабатывать несколько лет.

450 депутатов Госдумы носят на себе 22 миллиона 500 тысяч долларов, или, по курсу ЦБ 26 рублей 67 копеек за “зеленый”, 600 миллионов 75 тысяч рублей. Средняя зарплата в России 9500 рублей. То есть народные избранники одеваются на зарплату средней величины районного города, в котором работают 63 тысячи 200 человек. А более 8 тысяч российских учителей вообще могли получать такие деньги в качестве заработка в течение года.

Только не надо упрекать нас в разжигании классовой или социальной ненависти. Ей-ей, мы в этой очереди — последние.


“МК” НЕ ПОЛЕНИЛСЯ И СПРОСИЛ НЕКОТОРЫХ ДЕПУТАТОВ И ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ: “В ЧЕМ ДЛЯ ВАС ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ДЕПУТАТСКАЯ МОДА?”

Виктор ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ, глава Комитета ГД по собственности:

— Думаю, для депутатов нет каких-то специальных вещей. Очевидная статусная вещь — это депутатский значок. Но и его сейчас не все носят. Я его не ношу потому что не хотелось бы в каком-нибудь публичном месте раздвигать народ грудью со значком, мол, я — депутат. Во всем остальном каждый одевается так, как воспитан. Главное тут вкус. Можно и дешевые вещи носить так, что они смотрятся дорого. Тут важно все — и костюм, и галстук, и зажимы, и часы, и запонки. Не люблю здоровые часы, еще бриллиантами усыпанные. Настоящие “крутые” часы смотрятся скромно.

Вкус больше всего заметен в женщинах — у них больше возможностей позволить себе нечто этакое, чем у мужчин. А из обязательных “статусных” вещей — это, конечно, галстук. Я вот их ужасно не люблю, но статус обязывает носить. На цену я не смотрю, но и в палатке или на рынке покупать, конечно, не стану. В основном предпочитаю спокойные тона, чтобы все сочеталось.


Георгий БООС, губернатор Калининградской области:

— Я начал носить костюм, когда стал директором. Потом компания выросла — и стал носить ненавистный галстук. Сегодня я надеваю костюм постоянно, кроме разве что выходных или мероприятий, которые не носят совсем уж торжественного характера. Как и костюм: могу носить “Большевичку” с тем же успехом, что и “Бриони” — главное, чтобы костюм мне нравился и подходил по размеру. Могу галстук и в палатке у метро купить, если красивый. Мне все равно, где он продавался, — на ярлыках я не помешан. У меня был случай — отправился в один из регионов на встречу с местным руководством. Костюм с собой взял, а вот рубашка под него, галстук и даже ботинки в пути потерялись. Так галстук я одолжил у водителя — зелененький такой, надел его под майку с воротником, что на мне была. Жаль, ботинки водительские по размеру не подошли. Так что щеголял в костюме и желтеньких мокасинах с бомбончиками. Зато местные решили, что это такая новая мода.

А часы всегда носил те, что нравятся внешне. Причем мне их чаще дарили — бабушка, родители, друзья. Вот золотые бляхи не люблю. Но если такие дарят — не передариваю, это нехорошо. Сейчас дареных накопилось пять часов.


Валерий ДРАГАНОВ, глава Комитета ГД по экономполитике:

— Я бы не сказал, что в моем внешнем облике произошли какие-то изменения с тех пор, как я стал депутатом. Часы вот недавно только сменил — на 55-летие подарили друзья. Изменения скорее произошли в голове. Я еще не пошил себе сорочку у какого-то особого портного, может, лет через 20 только это сделаю. И то не уверен. Тут за мной художник один по Думе ходил — говорит, давайте я ваш портрет нарисую, у меня, мол, 250 депутатов — и все с портретами. Отлавливал меня и в приемной, и в лифте, чуть не в туалете. А вообще я считаю, что, чем больше власти, тем более достойно должен выглядеть человек. Я вот, может, законопроект внесу обо всех таких штучках. Индивидуальность — это же у человека в крови, почему бы ей не проявляться и во внешнем облике? Я вот думаю, большевики пренебрежительно относились к дизайну — потому и проиграли. Нехорошо, когда все одинаковое, серое.




Партнеры