“Мадам Вонг” выиграла тяжбу

Ирина Мирошниченко отсудила квартиру у своего отчима

9 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 895

Неудачей закончилась попытка отчима актрисы Ирины Мирошниченко отсудить однокомнатную квартиру ее умершей матери в Большом Гнездниковском переулке. В схватке с артисткой Яков Розенкер потерпел поражение.


Мать Ирины Мирошниченко Екатерина Антоновна и Яков Розенкер познакомились еще в 1965 году. Пианист-аккордеонист Москонцерта был моложе своей жены на 25 лет, но это не помешало супругам прожить вместе почти 40 лет.

В сентябре 2001 года актриса оформила с матерью договор о пожизненном содержании. По этому договору Мирошниченко обязалась обеспечить матери достойную старость, и после смерти женщины ее “однушка” перешла бы в полную собственность Ирины Петровны. Такие планы актрисы никого не удивили: Мирошниченко, мягко говоря, недолюбливала отчима. И это чувство было взаимным.

Розенкеру стало об этом известно лишь через два года. И он стал предпринимать меры, чтобы хозяйка заветной квартирки отказалась от этого договора. Ведь в противном случае вдовец лишился бы всяких прав на жилплощадь.

— Я поговорил с женой, объяснил ей все, и она написала заявление, в котором просила отменить договор о пожизненном содержании, — говорит Яков Розенкер. — Но, как я понимаю, в суд оно не попало — Мирошниченко не допустила бы этого. А меня самого не пускали в нашу квартиру. Как-то мне удалось туда зайти, и я увидел, в каком ужасном состоянии Екатерина Антоновна — за ней не было никакого ухода! А уж чем ее кормили: помню, была в кастрюльке нечищенная морковка. Мне даже проститься с ней не дали…

В конце 2004 года Розенкер решил подать в суд на актрису, чтобы отобрать у нее квартиру и признать договор ренты недействительным. По мнению истца, его супруга даже не понимала, что подписывала. Между тем психиатры определили, что старушка во время оформления всех документов была в здравом уме.

До решения служителей Фемиды мать актрисы не дожила — скончалась. А на днях Мосгорсуд отказал Розенкеру в удовлетворении его требований.

— Я должен вернуть квартиру своей жены, иначе буду вынужден стоять с шапкой у Савеловского вокзала, — жалуется Яков Пинхусович. — У меня украли все, меня ограбили, а ведь я инвалид первой группы. Я столько вложил в эту квартиру, а теперь остался ни с чем. Мирошниченко меня просто убивает.

Точку в этой истории ставить еще рано. Следующий шаг Розенкера в битве за жилплощадь — обращение в Европейский суд.




Партнеры