По три книги в руки

Андрей Битов: “Мы отстаем даже от Финляндии”

12 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 226

Книжная ярмарка закрыла свои двери до следующей весны. Книги раскуплены, новинки разрекламированы, писатели разошлись — а что осталось? Остались сомнения — насчет “самой читающей страны”. Какие жанры литературы горят ярким огнем? Что означают огромные тиражи, которыми нас пугают? Что происходит с продажами книг в последний год? Кто популярен, а кто уже затерялся в мутных водах книжного потопа?

Это обозреватели “МК” попытались выяснить у профессионалов.

Разговор книгопродавца с…

Книгопродавцы не христопродавцы и знают счет тиражам и спрос на них. Благодаря директорам крупнейших книжных магазинов Москвы Марине Каменевой и Надежде Михайловой корреспонденты “МК” узнали, что “самую читающую страну” вычисляют очень просто — количество тиражей делят на количество граждан. Итак, по последним данным, на одну западную душу приходится 11—12 книг в год. Любопытно, что именно столько книг в советское время читали наши люди.Теперь на нашу российскую душу выпадает всего по 3—4 книжных экземпляра. Вот и делайте выводы, господа. А что же в этих тиражах, спросите вы? В советское время тиражи делали классики марксизма-ленинизма, речи членов политбюро, документы съездов. В наше время массовый тираж держат три “кита” — учебная, специальная литература и художественная.

А какая картинапо жанрам?

Детектив как жанр никуда не денется, хотя всплесков, как несколько лет назад, уже не ожидается. До перестройки из зарубежных детективов издавали только Агату Кристи, и на Западе удивлялись, почему она в России самый любимый писатель. Сейчас Донцову никому не удалось переплюнуть.

Любовный роман в мягкой обложке американских и английских авторов практически закончил свое существование 6—7 лет назад. Примитивный уровень изложения, рассчитанный на подростков, изжил себя. Популярная цитатка: “Он вошел в нее, как нож в масло” — всем набила оскомину.

Фантастика тоже перестает занимать мысли читателей. Спрос на двух самых ярких писателей в этой области по сравнению с прошлой зимой упал. Сергею Лукьяненко помог хороший фильм, но он прошел. А у Ника Перумова есть свой круг поклонников, из которого ему сложно выбраться, разве что только сразу по выходу новой книги. Всплеск можно ожидать, если появятся новые авторы.

Мемуары и биографии переживают бум. Архивы открыты, интерес к тайной, но реальной жизни людей растет. С зимы в этой области не слетают с рейтингов воспоминания Ширвиндта, Чхартишвили с “Писателем и самоубийством” и Вайля с “Гением места”.

Зарубежная проза становится серьезнее, все меньше книг под названием “Отсос”, “Шлюха” с бесконечными описаниями насилия и жестокости. Победители этого года — вечный Коэльо, “Мемуары гейши” и непревзойденный пока по популярности “Код да Винчи” Брауна.

Самое-самое книжной ярмарки

•Падение ярмарки: в первый день на стенде “Олмы” на головы посетителей свалилась объемная бутафорская книга. Хорошо, что никого не зашибло. Вообще же рекорды на самый большой и высокий стенд были побиты в предыдущие годы. Издатели поутихли.

•Самое мобильное: новый уникальный проект “Поэзия в мобильном”. В течение года, послав SMS, любой желающий сможет с утра пораньше получать по свежему стихотворению одного из самых известных нынешних пиитов.

•Самый юный автор: им стал восьмилетний Василий Сульдин, написавший сказку “Веселенькая компания”. А художником стала

11-летняя Полина Потуремская.

•Песня ярмарки: детективщицы Татьяна Устинова и Александра Маринина с композитором Журбиным хором спели песню “Ах, эти тучи в голубом”. Поклонники аплодировали. Не исключено, что писатели создадут свой собственный хор.

•Книжный фильм: “Азбука” устроила предпоказ фильмов сразу по двум книгам своих авторов. “Парфюмер” Зюскинда уже в ближайшие дни выходит на широкий экран. А долгожданный “Волкодав” Марии Семеновой вызвал бурю восторга у поклонников жанра славянского фэнтези.

•Отказ ярмарки: руководство ярмарки вело переговоры с иранскими издателями, которые очень хотят стать следующими почетными гостями ярмарки. Они готовы взять стенд в 1000 кв. метров. Но пока Ирану в этом отказано.

•Самая древняя: гордостью современной сербской полиграфии можно считать репринтное издание самой древней сербской рукописной книги на кириллице — Мирославово Евангелие XII века. Оригинал хранится в Народном музее Белграда. А публика теперь сможет познакомиться с текстами в библиотеках — тираж раритета всего 300 экземпляров.

ЛИТЕРАТУРА-2013

Во время ярмарки мы задали разным писателям одни и те же вопросы. Мы поинтересовались у людей пера и монитора, что ждет нашу многострадальную матушку-литературу в 2013 году.


Людмила УЛИЦКАЯ:

— Я не думаю, чтобы художественная литература умерла, но ее доля постепенно уменьшается. Последнее десятилетие показывает большой интерес к non-fiction, то есть к литературе о разных областях знания, чтение, связанное с профессиональной деятельностью, вещами общего характера, психическими, социальными. Происходит переформатирование читательского интереса и книжного рынка. Хотя я вижу, что люди читают фаст-фуд. Ведь когда голодный человек идет по улице, он хватает все, что продается в ларьке. То же самое с книгой.

Андрей БИТОВ:

— Россия — не самая читающая страна, мы занимаем довольно африканское место по раскрытию текста. Мы отстаем даже от Финляндии, которая изучила этот вопрос и стала отдельно вкладывать в него деньги. Важно, чтобы книги доходили до провинции. А книга должна стать еще дороже и еще красивее. А будет то, что, как говаривал Пушкин, и нас не будет.

Оксана РОБСКИ:

— Единственный критерий для литературы — интерес. Если книга интересная, то ее все будут читать, значит, она массовая. А если ее не читают все, значит, она не массовая, значит, она и не нужна никому. Авторы, которые сегодня так популярны, могут через год уже не иметь продаж. Если бы можно было заранее просчитать, какие авторы будут популярными, не нужны были бы нефтяные скважины.

Дмитрий ЛИПСКЕРОВ:

— Ничего глобального не случится. Все будет на своем месте. Только, может быть, поднимется качественная литература. И поднимется интерес к поэзии. Поэзия — это искусство молодых, умных и тонких.

Полина ДАШКОВА:

— Понятие жанра несколько нивелируется. Вот, скажем, Стивен Кинг — массовый писатель, пишет триллеры, но у него есть серьезные вещи, которые войдут в мировую литературу. Само понятие “массовая литература” размоется, исчезнет вообще. Рынок постепенно вытеснит непрофессионализм.




Партнеры