Круговодород в натуре

Подмосковье обеспечит страну альтернативным топливом?

13 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 638

“Мы в ответе за тех, кого приручили”, — писал Антуан де Сент-Экзюпери, не представляя даже в кошмарном сне, каких “питомцев” хватит ума у человека приручить в будущем. С большой степенью уверенности сегодня к ним можно отнести не только собак, кошек, удавов и мексиканских тараканов, но и… автомобили. Правда, бабушка надвое сказала, кто кого здесь приручил, но вот с ответом за железную “игрушку” действительно большой напряг. Из-за перебора выхлопных газов мы уже сейчас, так сказать, невооруженным носом отличаем городской воздух от деревенского. При постоянно растущих ценах на бензин удовольствие становится невыгодным вдвойне. Однако положение все же рано признавать безвыходным. Скромный подмосковный НИИ берется снабжать непомерный автопарк столичного региона более экологичным топливом, которым станет не что иное, как водород.

По рублю на километр

…Поначалу постигло разочарование. На стоянку причалили две обыкновенные, довольно потрепанные “Газели” с невнятной машиной техпомощи. А шуму-то было! Первый пробег бензоводородных автомобилей, достижение российских ученых, найден путь из тупика — и тому подобное. Лишь при ближайшем рассмотрении, когда механики отступили от “загнанных лошадей”, мы разглядели под кузовом несколько забрызганных грязью зеленоватых баллонов. Судя по всему, из-за них и был весь сыр-бор. Да такой, что эти поношенные, но “переподкованные” автомобили не постеснялись с помпой представить президенту Путину и премьер-министру Финляндии на недавней выставке в Питере.

Руководитель пробега Александр Раменский, будто не посчитавший за эти дни все кочки от Москвы до Ульяновска, светился от “чувства глубокого удовлетворения”.

— Испытания прошли успешно, — выдал он дотоле позволительную себе лишь в мечтах фразу. — Мы проехали в общей сложности 2300 км. Показали наши машины в Нижнем Новгороде, где в это время работал первый всемирный конгресс “Альтернативная энергетика и экология”. Никаких проблем с использованием бензоводородной смеси не было.

Допрошенный нами с пристрастием водитель Алексей Манохин признался, что в управлении бензоводородное авто ничем не отличается от обычного. Просто время от времени автоматически срабатывает клапан, и машина плавно переходит из бензинового режима в водородный. При желании можно вообще ехать только на бензине.

— Образование горючей смеси (бензина, водорода и воздуха) происходит в модернизированном карбюраторе, — поясняет Раменский. — Конструкцию мы сделали таким образом, чтобы на холостом и малом ходу, свойственном движению автомобиля по городу, машина работала на водороде и выделяла минимальное количество токсичных компонентов. А за городом на режимах больших нагрузок чтобы она работала на бензине. Так получается выгоднее и для кошелька, и для экологии. Например, переоборудованная “Газель” в отличие от обычной в городском цикле расходует в 2—2,5 раза меньше бензина. Водорода идет 1—1,5 кг на 100 км. В общем и целом экономия составляет 1 рубль на 1 км. Но для экологии выгода несоизмеримо выше.

Гори оно синим пламенем!

Любому здравомыслящему автолюбителю покажется сомнительной выгода в несчастный рубль на 1 км. Гораздо проще ездить как ездил и, что называется, не париться. Но объективность такова, что “как раньше” в скором будущем все равно не будет. Во-первых, исчерпаемость нефтяных и угольных запасов уже очевидна. Нефть однозначно дешеветь не будет. Да и глобальная зависимость от трубы с “черным золотом” сидит у всех поперек горла. Совсем необязательно, что для будущего развития человечество выберет водород. Но как претендент на роль альтернативного топлива он очень перспективен.

— Во-первых, запасы водорода, в отличие от нефти, неисчерпаемы, — говорит депутат Госдумы Петр Шелищ , один из авторов “Специального технического регламента по безопасности устройств и систем, предназначенных для использования водорода”. — Он получается в результате разложения воды, а ее, сами знаете, в Мировом океане хоть залейся. Во-вторых, это экологически чистое топливо. При его сгорании образуется только вода, а не целый букет вредных выхлопов. Испытания показали, что при работе двигателя на бензоводородных смесях СО снижается в 20 раз, окислы азота и углеводорода — в 5 раз. В-третьих, у автомобиля, работающего на бензоводородных топливных композициях, повышается КПД двигателя, и на 20—25% уменьшаются энергозатраты.

Скептики с сомнением покачают головой и приведут аргумент, с которым трудно спорить, — безопасность. Однако создатели бензоводородного двигателя утверждают, что беспокоиться тут не о чем. Они используют аппаратуру для хранения метана (в нем 80% водорода). Автомобилей на метане работает много, и они достаточно надежны. Кстати, одна из целей пробега — продемонстрировать, что водородом пользоваться не опаснее, чем бензином.

— Водород — это топливо, — горячится Раменский, — и чем оно лучше горит, тем лучше. А научно-технический прогресс давно позаботился о том, чтобы обезопасить его для массового применения.

В пользу газового варианта говорит и его, так сказать, оптимальная энергоемкость. Один 50-литровый стеклопластиковый баллон весит около 35 кг и вмещает 1 кг водорода. На “Газель” крепится 4 баллона, легковушка обойдется и двумя.

Москва плюсам не верит

Но это, к сожалению, только одна сторона вопроса. К минусам проекта относится пока еще достаточно высокая цена водорода — 5 евро за 1 кг. Газ приходится рационально использовать, экономить, а это не очень удобно. Кроме того, отнюдь не дешево обходится переоборудование машины: около 1 тысячи евро стоит подковать “легковушку”, а “Газель” утянет в два раза больше. Правда, преимущество бензоводородных авто в том, что для них в отличие от чисто водородных моделей подойдет газ любой чистоты. Наличие примесей значительно удешевляет конечный продукт, а значит, меньше бьет по карману автовладельца. Также инициаторы водородной революции убеждают, что после пробега 40 тыс. км (“Газель” наматывает столько примерно через полгода) начинается реальная экономия затрат на топливо.

Однако гораздо сложнее даже не переоборудовать машину, а удержать ее “на плаву”. Реальность такова, что инфраструктура для обслуживания авто на альтернативном топливе отсутствует напрочь: нет заправок, сервиса и даже нормативной базы, по которой они могли бы работать.

— Первое, что нужно сегодня сделать, — считает Петр Шелищ, — создать экономические условия, при которых частным лицам и предприятиям было бы выгодно применять такое оборудование. Потому что, к сожалению, все, что связано с экологией, входит в противофазу с экономикой. Они всегда оказываются по разные стороны баррикад. Здесь главная надежда на городские и федеральные власти, которые должны стимулировать процесс перехода на новое топливо посредством установления гибкой налоговой, ценовой политики, выгодных предложений по автострахованию и т.д.

Кстати, советская история знает примеры, когда политика партии становилась мощным рычагом в продвижении нового вида горючего. Когда в свое время было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров о переводе части автомобилей на природный газ, то там самым главным пунктом был следующий: цены на новое топливо должны быть в два раза ниже, чем на бензин. Даже во времена плановой экономики это был мощный стимул для водителей. Чего уж сейчас говорить, когда на каждого второго жителя приходится по машине.

— Сейчас мы готовим закон, — продолжает депутат, — который даст возможность развиваться водородному направлению. В октябре уже надеемся представить его Минпромэнерго, далее пойдут согласования, которые, по моему опыту, занимают немало времени. В идеальном варианте в весеннюю сессию в Госдуме может состояться первое чтение.

В рамках страны, возможно, это успех. Но в глобальном масштабе мы опять плетемся позади планеты всей. В США и ведущих европейских странах миллиарды долларов выделяются из бюджета на разработки водородной концепции. Не менее ощутимый вклад регулярно делают нефтяные и автомобилестроительные компании.

Впрочем, постепенно и у нас понимают, что по нефтяной дорожке в далекое будущее не убежишь. Перевести часть общественного автопарка на бензоводородные двигатели скоро намереваются в Воронеже, Ханты-Мансийском округе. В Татарстане ставку на водород собирается делать нефтехимическая промышленность.

Москва пока думает, переходить ли ей хотя бы частично на бензоводородные смеси. Говорят, речь уже заходила о переоснащении 2 тысяч “Газелей”. Что тормозит выбор властей: безопасность жителей или “цена вопроса” — сказать трудно. Но точно известно, что не отсутствие источника нового топлива. Обеспечивать столицу и область водородом готово подмосковное НИИ. До сих пор жутко засекреченное по причине оборонно-космической принадлежности, но тем не менее не отказывающееся от дополнительного дохода. В космос, где работу автономных энергетических установок без водорода представить невозможно, сейчас летать стали меньше. Мощности простаивают, так что грех не воспользоваться. Дело за малым — сдвинуть всю эту махину с переоборудованием, инфраструктурой и новыми законами с места. Подтолкнуть, дать разогнаться… А там, глядишь, и соскочит страна с “нефтяной иглы”. Отступит в бессилии глобальная конъюнктура. В каждый дом придет энергетика будущего: солнечные батареи на крышах, свой “ветрячок” на дачном участке, водородные баллоны и прочие экзотические выкрутасы. Однако не исключено, что с нашими темпами внедрения новых технологий может получиться, как в известном стихотворении: “Жаль, в эту пору прекрасную жить не придется ни мне, ни тебе”. Ведь, по самым оптимистичным прогнозам, научные разработки с использованием водорода войдут в жизнь не раньше 2030 года.

Авто на самогоне

Конечно, людям трудно тягаться с Винтиком и Шпунтиком, потратившим всего месяц на изобретение автомобиля, который работал на газированной воде с сиропом. Да еще с удобной резиновой трубочкой в баке, из которой на ходу можно было попить сладкой газировки. Успехи реальных персонажей более прозаичны, но это не умаляет их значения. Как вам, например, топливо для авто из картошки, свеклы, кукурузы и любого другого сахаро- и крахмалосодержащего сырья? Носит оно красивое название биоэтанол, но по производству мало чем отличается от получения самогонки. Жаль, трубочка к баку не приделана…

На постном масле теперь тоже можно не только жарить, но и ездить. Так называемый биодизель, получаемый из любых маслосодержащих культур, очень распространен в той же Европе. По сравнению с минеральным маслом, 1 литр которого способен загрязнить 1 млн. литров питьевой воды, биодизель при попадании в воду не причиняет вреда ни растениям, ни животным.

В Европе отдают предпочтение рапсу. В Америке приноровились заливать в бензобаки использованное масло от картошки фри. При известной любви янки к этому продукту можно представить, как они здорово экономят на горючем. Впрочем, Европа старается не отставать. Больше всего биотоплива производит Италия, Бельгия, Франция и Германия. В качестве материалов они чаще всего используют отходы лесопильных заводов, пищевого производства, ну и, конечно, растительные культуры (сою, рапс, бобовые). Ребята знают, за какой куш борются: уже к 2010 году страны Евросоюза хотят перевести 10% транспортных средств на экологически чистое топливо.

Водородная оборона

Идея создания альтернативного топлива не первый век будоражит лучшие умы человечества. И водород всегда был одним из главных претендентов на эту вакантную должность. Еще Жюль Верн в своем “Таинственном острове” предсказывал, что в будущем водород заменит уголь, запасы которого наши предки прозорливо считали исчерпаемыми. Писателю, правда, не удалось предвидеть еще одну ступень в нашем развитии — нефтяную, но суть от этого все равно не меняется. Так или иначе люди вспомнили о водороде. Едва не загубив к этому моменту всю экологию, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Кстати, именно доводы французского романиста вспомнил в 1941 году инженер-лейтенант Борис Шелищ, когда в блокадном Ленинграде встал ребром вопрос о поддержании плавучести аэростатов. Это он впервые в мире в массовых масштабах применил водород в качестве автомобильного топлива.

Блокадный опыт позволил привыкнуть к мысли, что с водородом можно работать. О нем снова вспомнили во время нефтяного кризиса, грянувшего в начале 70-х годов прошлого века. Нефть тогда безумно подорожала, и многие страны стали искать альтернативу бензину. В Советском Союзе это привело к созданию нескольких водородных космических проектов, включая ракетно-космический комплекс “Энергия—Буран”. Россия стала одним из лидеров развития водородных технологий. Тогда же в нашей стране был создан первый авиадвигатель, работающий на водороде. Единственный в мире самолет, работающий на водородном топливе, — “Ту-155” — до сих пор стоит целехонек в авиационном центре имени Туполева. Может, это и есть самолет будущего, просто мы в это пока не верим?





Партнеры