За Акунина вступилась Фемида

Писателя признали автором “Кладбищенских историй”

18 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 365

Нажиться на славе Бориса Акунина не удалось писательнице из Смоленской области. Татьяна Викентьева пыталась доказать в суде, что именитый столичный коллега украл у нее… “Кладбищенские истории”.


Сам Григорий Чхартишвили (или Борис Акунин — кому как нравится) о том, что его отдали под суд, узнал… из “МК”. Это было еще весной минувшего года. Истица, жительница города Ярцево, в 1998 году написала пьесу “Кладбищенские истории”. Узнав о том, что в 2004 году Чхартишвили выпустил свой бестселлер, гражданка пошла в храм правосудия.

По словам Татьяны, Борис Акунин переделал ее произведение и не постыдился взять оригинальное название, тем самым злостно нарушив ее авторские права. Между тем он якобы должен был заключить авторский договор на переработку книги. Викентьева даже посетовала на то, что Акунин уже переделал “Чайку” Чехова, но Антону Павловичу по понятным причинам своих прав уже не защитить. А себя в обиду дама давать не собиралась. Истица потребовала через суд признать ее обладательницей исключительных прав на использование названия книги “Кладбищенские истории” и запретить печать произведения Акунина. Также дамочка потребовала взыскать с издательства 50 тысяч МРОТ компенсации за нарушение авторских прав плюс 100 млн. рублей за моральный ущерб.

Лингвистическую экспертизу проводил зав. кафедрой литературно-художественной критики и публицистики журфака МГУ Николай Богомолов. По словам Николая Алексеевича, произведения Бориса Акунина и Татьяны Викентьевой принципиально ничего общего между собой не имеют. У Акунина — сборник рассказов, а у Викентьевой — пьеса в четырех картинах, написанная в стихах, причем действие там вообще разворачивается не на погосте. А шесть эссе Чхартишвили посвящены шести самым знаменитым кладбищам. И события в этих новеллах разворачиваются там же. Что касается названия — полностью акунинский бестселлер именуется “Кладбищенские истории 1999—2004”. А совпадение отдельных слов и синтаксических конструкций плагиатом считаться не может.

— Нет доказательств и тому, что книга Викентьевой реализовывалась в продаже, — говорит гендиректор издательства Сергей Пархоменко. — Из справки, полученной в Российской книжной палате, видно, что обязательных экземпляров этого произведения туда не поступало. И каких-то рецензий на него, вышедших до 18 августа 2004 года (момент подписания в печать книги Акунина), истица не представила.

Таким образом, Чхартишвили просто не мог узнать о существовании книги Викентьевой. И на днях служители Фемиды отказали даме в иске.





Партнеры