“Как я устал, а я ведь не из стали”

На Ваганькове тихо поклонились Лёне Филатову

20 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 314

…Шепот, листья, добрая осень. Незабвенная мелодия для флейты. А вот и Леня. Открытый, радушный — милый повод видеть его таким для тех, кто пришел сегодня на Ваганьковское. Посмотреть на дело рук жены Нины Сергеевны и скульптора Максима Малашенко. Бронзовый образ трогательного человека. “Чтобы помнили” — надпись на гранитном основании; другого и не напишешь…


Накануне позвонил Нине Сергеевне. Уставшая, измученная от многочисленных звонков, и мой, вероятно, не последний:

— Как-то мы привыкли все “к дате” да “к дате”. А вы решили завтра открыть памятник? Ведь Леониду Алексеевичу 60 лет исполнится только 24 декабря: мороз, снег…

— Да и день ухода из жизни, 26 октября, — тоже осень слякотная. Нет, решила “без даты”. В солнечный, теплый день. Тут ведь главное, чтобы друзья пришли. Да все равно их всех не соберу… Ни сейчас, ни позже. И на открытии не будет ни замечательного Бориса Галкина (у него день рождения, поздравьте, прошу вас! — 59 лет!), ни Задорнова — он на Дальнем Востоке, ни Ярмольника, ни Адабашьяна. Ну, так получилось — люди заняты. И хирург Ян Геннадьевич Мойсюк не сможет быть, а это ведь он делал сложнейшую операцию Лене по пересадке почки.

— Уверен, многие придут — памятник уже весь в цветах.

— Конечно. Главное — будет скульптор Максим Малашенко, друзья, помогавшие собрать деньги, — а это 30000 долларов. Очень жаль, что Клавдии Николаевны, мамы Лениной, не будет. Ей 82 года, она в Пензе живет, это ж надо, чтоб с нею кто-то поехал… Да и я-то выберусь на полчаса, не больше. Тут ведь такое дело: я в театре у Райхельгауза работаю, а у нас ЧП, вы знаете: на Филозова напали, он в госпитале. А он мой партнер в оперетте “Чайка”. Мы должны в Нижний Новгород на один день ехать, вот теперь — замена и срочная репетиция с молодым артистом. Но уже в 4 вечера в ресторане я соберу всех — поговорим, вспомним о Лене.

…Фонд Филатова, созданный Ниной Сергеевной, в год 60-летия артиста стремится не только открыть памятник, но и поставить спектакль по одной из пьес Леонида Алексеевича, а кроме того, скоро выйдет книга жены — скорее всего под названием “Леня”.

Но интересно все же, как сам скульптор вышел на такой образ Филатова. Рассказывает Максим Малашенко:

— А я ведь этой работой защищал аспирантуру у себя, в Суриковском… Моя первая скульптура, стоящая в городе. Приходил к Нине Сергеевне, просматривали множество фотографий.

— Почему, например, Леонид Алексеевич в свитере?

— В этом свитере он играл Гамлета. А на одной из фотографий он стоял, прислонившись к дверному косяку, курил. Вот и возник образ этакой арки с колоннами, вроде дороги в вечность. Через искусство, через театр…

— Много было вариантов?

— По сути, нет. Вот как схватил образ на первом же эскизе — таким памятник в конечном счете и вышел. Разве что в первый раз я его прислонил к арке, а потом решили сделать фигуру свободной. Делали шаблон, возили на Ваганьковское, проверяли на компьютере. Остановились на камерном, уютном варианте: высота фигуры 1,40 м. И не в рост, и не монументально.




Партнеры