Пляши пропало...

Российская армия скоро разучится даже танцевать

20 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 858

В армии грядет очередное сокращение. На сей раз ему подлежат ансамбли песни и пляски Вооруженных сил. Распоряжением Генштаба они должны быть сокращены в 3—4 раза, что фактически равносильно их уничтожению.

Войну “талантливым балалаечникам” министр обороны Сергей Иванов объявил давно, еще в декабре 2004-го, когда пообещал “положить конец их отсрочкам от армии”. И не обманул — конец он действительно положил: музыкантов-самородков стали призывать на общих основаниях.


Естественно, все они, чтобы вместо скрипки или флейты не заполучить в руки кайло и лопату, старались попасть в ансамбли песни и пляски, которые имеются почти во всех видах, родах войск и округах: на флоте, ВВС, РВСН, ВДВ… Гастролируя по стране и за рубежом, они раскручивают бренд Российской армии. Их выступления проходят и на главных концертных площадках страны, и в дальних гарнизонах, куда эстрадных звезд и калачом не заманишь. Причем своих звезд — народных и заслуженных артистов — в армейских ансамблях сегодня чуть ли не больше, чем на всей нашей эстраде.

Чтобы попасть служить в такой коллектив, музыканту-призывнику приходится пройти конкурс не меньший, чем в консерваторию. Недаром в свое время в армейских ансамблях получили путевку в профессию классики песенного жанра Давид Тухманов и Георгий Мовсесян, эстрадные артисты Илья Олейников, Владимир Винокур, певцы Лев Лещенко, Игорь Николаев, Николай Басков…

Но теперь, как сказано в распоряжении, подписанном замом начальника Генштаба генерал-полковником Василием Смирновым, всем армейским ансамблям предстоит “оптимизация штатной численности”. Под этим термином в армии всегда маскируют очередное уничтожение каких-либо структур. “Оптимизация” ансамблей будет заключаться в том, что в каждом из них из 80—100 артистов будет оставлено всего 25 человек — 13 гражданских и 12 военных, из которых 5—6 человек это — командир, старшина, звукорежиссер, водители автобусов…

Непосредственно артистов в ансамбле останется не больше 18 человек. А значит, теперь, как в 30-х годах прошлого века, на гарнизонных сценах под гармошку будут петь несколько престарелых прапорщиков да выплясывать 6—8 танцоров. Денег на свое содержание, как это происходит сейчас, подобные коллективы зарабатывать уже не смогут — на серьезные концертные площадки их просто не позовут. Скорее всего, они повиснут на шее Минобороны тяжким грузом и будут вечно выпрашивать деньги на зарплату, костюмы, инструменты.

Зато на генеральские банкеты таким “мобильным” составом ездить куда удобнее. Да и солисты капризничать не будут: “Я, мол, народный артист и в ресторане петь не желаю!” Народных и заслуженных в таких шарашках просто не останется: разбегутся, не дожидаясь, пока министр обороны “оптимизирует” их окончательно. Ну что тут поделаешь, если не любит он “балалаечников”! Как он сам признался в одном из интервью, ему нравится английская группа 60—70-х годов Led Zeppеlin.

Так что теперь в наших Вооруженных силах остается лишь один ансамбль песни и пляски — имени Александрова. На него у Минобороны рука не поднялась. Александровцев за счет сокращения всех их конкурентов даже собираются несколько укрупнить. Но им тоже расслабляться, видимо, не следует. И не помешало бы вместо очередного армейского марша выучить что-нибудь из репертуара Led Zeppеlin. На всякий случай.




Партнеры