Жгучий Перес

Мечта Насти Заворотнюк исполнилась на съемочной площадке

20 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 595

Во французском кинематографе его называют красавчиком номер один. Лучшие роли героев-любовников всегда доставались именно ему.

Он очаровывал героинь Изабель Аджани в “Королеве Марго”, Пенелопы Крус в ремейке “Фанфан-Тюльпан”, Ким Бейсингер в “Я мечтала об Африке”, Фанни Ардан в “Распутнике”, Софи Марсо в “Я остаюсь”…

Сама судьба привела его и в Россию, где романтические фильмы с его участием нашли массу поклонников, а точнее — поклонниц. В их числе оказалась и Настя Заворотнюк. И надо же, в новую картину под рабочим названием “Красивая” ее пригласили на роль агента российских спецслужб, а его — на роль злодея мирового масштаба. И русской “Никите” предстоит победить мировое зло в лице этого красавца.

В перерыве корреспонденту “МК” удалось взять эксклюзивное интервью у заморской кинозвезды.

Венсана Переса еще часто называют баловнем судьбы. Когда он заявляет, что ему надоело играть любовь, ему тут же приносят роли вампиров. Когда он говорит, что на французском кинематографе свет клином не сошелся, к нему поступают предложения из Голливуда и даже из России. И все это не по его прихоти, а по какому-то случайному стечению обстоятельств. Такие обстоятельства привели его к долгой и серьезной дружбе с Жераром Депардье и Люком Бессоном.

Масштабность съемок впечатляет. Режиссер Вадим Шмелев вместе со съемочной группой уже успел поработать в Норвегии, Италии, Франции… Правду говорят, что добро не знает границ. И олицетворяющая его в этом фильме Настя Заворотнюк боролась со злом во всех этих странах. Конечно, ее немного смущает, что приходится драться с таким очаровательным актером.

Вадим Шмелев говорит, что уже не помнит, кому именно, ему или продюсеру Сергею Жигунову, пришла в голову идея пригласить на роль злодея Венсана Переса, но зато точно знает, что за время работы они ни разу об этом решении не пожалели. Масштабный фильм требует масштабного героя. И масштабность эта заключается не только в охвате территории. Сергей Жигунов рассказывает, что за время работы над фильмом они уже “взорвали” один российский авианосец и два вертолета. И это только военная техника, а впереди — еще треть картины.

Корреспонденту “МК” удалось попасть на площадку в один из съемочных дней. Снимали драку главных героев. Руки туда, ноги сюда, пистолет отсюда. Актеры, дублеры, снова актеры… Скучновато даже. Но Венсан Перес не роптал, а терпеливо “колотил” Настю Заворотнюк из дубля в дубль. Его время стоит очень дорого, поэтому поговорить получилось недолго.

— Русские женщины сходят от вас с ума. Потому что знают по фильмам, где вы играете героев-любовников. А тут вдруг вы предстаете в совершенно ином амплуа. Не боитесь разочаровать поклонниц?

— Надеюсь очаровать их еще больше. Люблю добавлять к своей актерской палитре новые цвета. И глупо не использовать эту возможность для расширения своего творческого диапазона.

— В одном интервью вы говорили, что собираетесь завязать с героями-любовниками вообще.

— Какой-то период размышлений на эту тему был, и я даже начал экспериментировать в комедии. Но в конце концов пришел к тому, что надо просто поднимать свои роли на более значимый уровень.

— Вы не боялись, что съемки в российском фильме могут испортить этот уровень?

— Наоборот. Надеюсь раскрыть новые грани своего мастерства. Эту работу я расцениваю как очень позитивную.

— Говорят, что ради этого фильма вы отказались от работы у французского режиссера.

— Информация быстро распространяется. Да, были некоторые трудности с согласованием графиков. Но все удалось утрясти: в конечном счете я решил, что лучшим местом работы для меня является этот фильм.

— Что стало решающим фактором, который заставил вас принять предложение в этот фильм?

— Сценарий. Его мне дал во Франции Вадим. Он выбирал там натуру, и в один прекрасный день мне позвонили и сказали, что он хочет встретиться со мной. Мы встретились, и уже когда он пересказывал мне сценарий, меня зацепила история. Меня поразила страсть, с которой он говорил о своем будущем фильме. Он уже жил в сценарии. У меня тут же возникло желание его прочитать. И чем больше я читал, тем больше мне нравилось. Потому что роль, которую предложили здесь, мне не так часто перепадают. Я не так часто играю злодеев. К тому же этот злодей часто меняет маски и часто предстает перед зрителями в совершенно другой ипостаси.

— Это ведь не первая ваша актерская работа в России…

— Да, я уже работал в картине Павла Лунгина. С Арменом Джигарханяном, который как актер меня очень впечатлил. Этот опыт мне очень понравился. Я почувствовал в себе близость к русской душе. Домой я привез массу хороших воспоминаний о встречах с интересными людьми и частичку русской души.

— За время этого визита в Россию вы навещали коллег по той съемочной площадке?

— К сожалению, не было времени. Но я очень хочу. Тогда еще с Сергеем Степанченко мы очень подружились.

— Вас дома ждут жена и четверо детей. Подарков уже прикупили?

— Пока не было времени выбирать. Но, конечно же, хотелось бы купить детям какие-нибудь игрушки. Матрешек я им уже привозил. Некоторые из них очень смешные. И моим детям, которым три года, они очень даже подошли.

— А какую частичку русской души вы привозили во Францию?

— Русские очень эмоциональны. Они могут мгновенно переходить от серьезных вещей к празднику. Вот на площадке мы очень серьезно работаем и иногда шутим, а если уж начинается праздник, то совершенно непонятно, когда он закончится и к чему это может привести.

— Насколько изменилась Россия со времени вашей прошлой работы в нашем кино?

— Очень сильно эволюционировала. Я открываю для себя город, который стал более удобным и современным. Он прекрасно освещен, повсюду маленькие магазинчики, люди одеты по последней моде больших городов.

— А кино за это время изменилось?

— Мне кажется, что эта индустрия развивается огромными темпами. Все больше российских фильмов выходит на международный рынок.

— Какой последний российский фильм вы видели?

— У-ла-ла! — Смешно морщит лоб и после паузы выдает: — “Ночной дозор”!

— Вы ведь не только как актер выступаете, но еще и как режиссер фильмы снимаете. Когда мы, наконец, увидим вашу вторую полнометражную картину?

— Я сделал этот фильм, но пока неизвестно, когда он выйдет на экраны. Он на английском языке и называется “Секрет”. Это психологическая драма. Он сначала должен появиться в США, потом — во Франции. Еще он уже продан в ряд других стран.

— У вас было столько знаменитых партнерш по площадкам! Как вам работается с Настей Заворотнюк?

— У нас с ней складываются просто замечательные отношения. У меня даже складывается впечатление, что она стала моей русской сестрой. На площадке мы просто не отходим друг от друга. Хотя нам друг друга приходится бить. (Смеется.) У нее огромное количество обаяния, и перед камерой она блестяще работает. На площадке просто алхимия какая-то возникает с ее появлением.

— А с Изабель Аджани, Софи Марсо, Катрин Денев вы этой алхимии не ощущали?

— Я профессионал, и мне всегда удается договариваться с партнерами по площадке. И для меня очень значительна работа на площадке с такими замечательными актрисами, как Аджани, как Денев… А Софи Марсо — это вообще моя французская сестра. Но были и другие. Например, я очень высоко ценю встречу на площадке с Ким Бейсингер. Для моей карьеры это очень большое везение, и оно продолжается до сих пор.

— Все такие красавицы? С какой из ваших партнерш вам понравилось быть в кадре больше других?

— Трудно сказать. Я уже говорил, что обожаю Софи Марсо… Но та же Настя — просто замечательная актриса. Мало того что она очень хорошо играет, а с хорошей актрисой работать всегда приятно — это поднимает твой уровень и облегчает взаимодействие на площадке, так она еще и очень приятный человек. Гораздо сложнее оставаться верным себе актером и не примешивать чувства к работе.

— Может быть, есть такие актеры с которыми вы мечтаете встретиться на площадке?

— Не очень хорошо знаю российских актеров. Но мне нравятся Роберт Де Ниро, Энтони Хопкинс. А среди актрис мне, к примеру, хотелось бы поработать с Николь Кидман. Но это не весь список, конечно.




    Партнеры