Бюджет без права переписки

Новая напасть: государство погрязло в доходах

22 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 566

Каждый год госбюджет составляют, исходя из самых консервативных прогнозов. Как итог — “неожиданные” доходы и гигантский профицит.

Хотя он и в изначальном варианте весьма солиден: на 2007 год — 1,35 триллиона рублей. И это не предел. Вроде что такого: ну окажется денег у страны больше, чем планировали, и слава богу. Ан нет, большая разница между доходами и расходами государства, наблюдаемая в последние годы, говорит об экономическом спаде.

Об этом в интервью “МК” перед рассмотрением главного финансового документа страны на 2007 год рассказала доктор экономических наук, член Бюджетного комитета Госдумы Оксана ДМИТРИЕВА.

Профицит нас тормозит

— В чем беда консервативного прогноза, по которому верстается госказна?

— Бюджет у нас считается с огромной погрешностью, ошибкой. Например, в 2005 году она составила 54%. То есть в итоге доходы превысили запланированный уровень в 1,5 раза. А это около 2 трлн. рублей. В 2006 году реальных доходов будет на 1 трлн. больше, чем планировали. И на 2007 год налоговая база занижена на 700 млрд. рублей.

— И куда же деваются эти деньги?

— Перевыполнение относится на профицит — превышение доходов бюджета над его расходами. В 2005 году он достиг рекордного уровня и составил 11% от ВВП. По нынешнему году он составит по факту 6,7% (закладывали 3,4%). А в следующем выйдет около 6%, то есть — 2,2 трлн. рублей.

— Разве это плохо?

— Фактически такая ситуация означает одно: часть созданного ВВП никак не используется внутри страны. Ни на инвестиции, ни на потребление, ни на государственные расходы. А это искусственный тормоз экономического роста. Например, в 2005 году у нас был прирост ВВП в 6,4%, а профицит 11%. То есть на 6,4% мы приросли, а почти 11% изъяли из экономики. Следовательно, получился спад на 4,6% ВВП. В 2006 году ожидается, что темпы роста будут около 6,7%, а разница между доходами и расходами — тоже 6,7%. То есть в лучшем случае — нуль. Никакого роста. И на следующий год плановые доходы бюджета опять значительно превышают траты.

Вообще большой профицит аналогичен оттоку капитала из страны, организованному самим государством. Такая экономическая политика — это худшее, что можно придумать. Политика бывает или социальная (высокие налоги и высокие расходы), или либеральная (налоги ниже, но и расходы тоже). А у нас доля изъятия налогов высока, что не позволяет бизнесу развиваться, и низкий уровень соцрасходов.

Болезнь республики Кирибати

— Чем еще опасны сверхдоходы?

— Они усиливают зависимость от нефти и газа. По последним годам заметно, как росла доля нефтяных доходов в госбюджете: в 2004 году это 32,4%, в 2005-м — 43,7%, в 2006-м — уже 50,3%. Это только прямые доходы. Не говоря уже о доходах от нефтегазового сектора по налогу на прибыль, на заработную плату и т.д. Если мы оставим деньги у налогоплательщика, они частично пойдут на разведку новых недр и в другие сектора. Таким образом, произойдет диверсификация на рыночной основе. Или пусть государство само берет эти деньги у нефтяников и газовиков и вкладывает их в другие отрасли. А мы и деньги изымаем и никуда не вкладываем.

— Но деньги от продажи нефти все равно капают…

— Пик нефтяной конъюнктуры уже пройден: в 2005 году за счет цен на нефть мы получили и максимальный объем доходов по отношению к ВВП (40,7%). Уже в этом году нет такого прироста доходов, а в следующем он будет еще меньше. И этот пик мы прошли бездарно. Сверхдоходы попросту помогли затушевать провалы, получившиеся из-за изменения налогового законодательства. Минфин залатал одни дырки в налогах и наковырял другие. Цена ошибки при изменении законодательства об НДС — 200 млрд. рублей. Мы упустили возможность обеспечить структурный сдвиг в пользу высокотехнологичных отраслей. Пока основным источником роста остается добывающая промышленность. По машиностроению в этом году будет рост в 2,5%. Да и он так или иначе связан с нефтегазовым сектором. А следствие — деградация экономики, поскольку у нас останется только нефть, газ и прочее сырье.

— Что же, нас ждет “голландская болезнь”?

— Почему же голландская? Есть такая страна Кирибати, вот это наш аналог. Эта республика с 1958 года формирует стабилизационный фонд. Там всего 70 тысяч населения, из них 7 тысяч работают. В Кирибати всего одно фосфоритное месторождение, на нем они формируют стабфонд, и, говорят, очень успешно. Он уже равен четырем ВВП. Но как она была, эта Кирибати, на 223-м месте из 230 стран по уровню жизни, так и осталась. Вот и мы к ней приближаемся — она на 223-м месте, мы на 150-м, скоро догоним.

Социалка в штопоре

— Все это макроэкономика. А ближе к народу?

— Растет дисбаланс между ВВП на душу населения и уровнем жизни. Если вы живете, как работаете, то вы должны в списке стран быть примерно на одном уровне и по первому, и по второму показателю. А мы занимаем 83-е место среди всех стран по ВВП и 150-е — по продолжительности жизни. Это означает, что мы живем в два раза хуже, чем работаем.

Зато у нас международные рекорды по профициту бюджета и по внешним долгам. Вполне допустимо иметь дефицит бюджета в 3% от ВВП — и экономика будет нормально развиваться, а у нас вместо дефицита — профицит. И долгов всего 9% от ВВП, хотя вполне допустим уровень в 60%.

— А по социальным нормативам?

— Мы существенно отстаем. Согласно Конвенции международной организации труда пенсия должна составлять порядка 40% от заработка. У нас — 24%. Причем этот показатель все время ухудшается. Или показатель Всемирной организации здравоохранения: доля расходов на здравоохранение от ВВП должна равняться 5%. У нас — 3,5%. Далее — минимальная заработная плата, которой полагается быть не ниже прожиточного минимума, в России она составляет меньше 30% от него. Выходит, показатели бюджетной устойчивости и сбалансированности мы перевыполняем в десятки раз, а по социальным отстаем.

— Но если говорить о федеральном бюджете…

— Усиливается его роль как аккумулятора всех средств. По плану 66,1% относится к федеральной части и только 33,9% — в бюджете субъектов. 53% доходов Пенсионного фонда приходит из федерального бюджета, оттуда же — более половины доходов Фонда обязательного медицинского страхования. Такое усиление федеральной части, безусловно, сказывается на снижении эффективности расходов.

— А расходы?

— Пока нет никакого увеличения государственных расходов. Наоборот, в относительном измерении они снижаются. Если брать не федеральный бюджет, а консолидированный (то есть с учетом субъектов Федерации и внебюджетных фондов), то расходы вообще снижаются. Если в 2003 году доля общих расходов составляла 32,8% от ВВП, то в 2005-м — 29,7%, а в нынешнем — 29,4%.

Зато можно отметить позитивную тенденцию: увеличиваются расходы на образование и здравоохранение. Все-таки национальные проекты, несмотря на все претензии к ним, повысили долю соцрасходов. В 2006 году впервые в ходе исполнения бюджета суммы на образование и здравоохранение не снизились. Обычно же утверждали одну цифру, потом она оказывалась меньше. А здесь доля расходов на здравоохранение немного выросла: утверждали 3,42%, а будет 3,61%. А на 2007 год расходы опять растут: образование до 5,1%, а здравоохранение — до 3,8%. Более того, если учесть, что часть расходов идет по линии межбюджетных отношений, например, доплаты учителям, расходы на “Скорую помощь” и сельские фельдшерско-акушерские пункты, то эта доля будет еще выше.

Эта тенденция пока слабая — речь идет о десятых долях процента, но она есть. Плюс к тому — нацпроекты четко ориентированы на конечного потребителя. Средства, к счастью, не ушли в песок, на офисы, зарубежных консультантов и рытье котлованов.

— Выходит, с социалкой все не так плохо?

— Неохваченными остаются детские дошкольные учреждения, культура, социальное обеспечение. И в целом зарплата бюджетников остается за чертой прожиточного минимума. Даже после предполагаемой индексации в 15%. Темпы же роста заработка по стране — 20%.

К тому же идет обнищание относительного уровня пенсионеров. Средний размер пенсии составляет 24,7% от зарплаты, и фактически нарастает дефицит Пенсионного фонда. Доплаты госказны на покрытие дефицита ПФР составляют 88 млрд. рублей. А нужно еще больше. И запланированной индексации на 9,2% явно недостаточно. Особенно по сравнению с темпами роста зарплаты.

— На что же вы предлагаете тратить сверхдоходы?

— Профицит бюджета может быть использован по разным направлениям. Часть должна пойти на инфраструктурные инвестиции — это прямые вложения бюджета. Это может быть дорожное строительство, жилищно-коммунальное хозяйство, объекты энергетической инфраструктуры, в том числе малой энергетики. Все можно уложить в 200—300 млрд. рублей.

Часть сверхдоходов можно направить на науку. Например, мы подготовили пакет по налоговому стимулированию инновационных предприятий. Стоимость этого пакета 30 млрд. рублей по инновационным и высокотехнологичным предприятиям. А если мы хотим стимулировать рост, то восстановление инвестиционной льготы для всей промышленности также необходимо, и оно обойдется в 200 млрд. рублей.

— А на людей что останется?

— Еще одну часть средств можно потратить на социальную сферу, за счет расширения расходов по нацпроектам. В принципе для того, чтобы зарплата бюджетников вышла на средний уровень по стране, нужно дополнительно порядка 600—700 млрд. рублей. Это можно сделать поэтапно, и такая мера, безусловно, приведет к улучшению качества и услуг, и жизни.


ЧТО ТАКОЕ КИРИБАТИ?

Кирибати — республика, объединяющая группу островов в Тихом океане. Климат равномерный — температура никогда не опускается ниже +22°С. Ввиду крайней изолированности на островах живут практически так же, как и сотни лет назад: нет телевидения, единственная радиостанция работает от случая к случаю. Остров Тарава, на котором расположена столица Кирибати, соединен из конца в конец единственной улицей. Общественный центр Таравы, а с ним и всего Кирибати — футбольное поле, трибуна которого — самое большое строение в государстве. Острова Банаба и Рождества превратились в бесплодную пустыню после выработки фосфоритных месторождений на первом и испытаний ядерного оружия на втором.




Партнеры