Наше тело - правое

Глава международного секс-профсоюза — “МК”: “Я — проститутка, и вы должны меня уважать”

25 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 304
В Европе зарождается сенсация — проститутки всех стран объединяются! Созданный в Великобритании Международный союз сексуальных работников открыл свои двери для женщин и мужчин легкого поведения вне зависимости от внешних данных, цвета кожи и уровня доходов. “МК” пообщался с лидером, пожалуй, самого необычного профкома, чтобы выяснить, правда ли, что:

— в союз могут вступить и русские;

— до 40% членов организации — мужчины-проституты;

— для путан откроют курсы самозащиты.


Отношение к древнейшей профессии в обществе менялось от века к веку. В разных странах в разное время жриц любви то осыпали дарами, то гнали по миру, то причисляли к лику святых, то сжигали на кострах. Теперь же гетеры решили бороться за свои права, так сказать, официальным путем. В Великобритании создан Международный профсоюз сексуальных работников. “МК” связался с основателем объединения Анной ЛОПЕС, которая не понаслышке знает о проблемах жриц любви, потому что сама долгое время работала в секс-индустрии.


— Как и почему вы решили встать на защиту проституток?

— В 2000 году, когда был организован наш союз, я была еще студенткой. Как и многие в моем возрасте, я нуждалась в работе, которая, с одной стороны, не мешала бы мне учиться, а с другой — приносила бы достаточно денег. Просмотрев множество сайтов вакансий, я заинтересовалась сферой секс-индустрии. Вскоре я начала работать в эротическом интернет-чате — вела откровенные разговоры с мужчинами за деньги. Спустя некоторое время я поняла, что мне не очень удобно говорить о моей работе вслух посторонним, а значит, у меня нет тех прав, которые имеют люди, занятые в других сферах. Тогда мне и пришла в голову идея создать профсоюз. Я собрала друзей и коллег по работе из разных отраслей секс-индустрии — проституток, стриптизерш, порноактеров. Мы решили объединиться, поскольку поняли, что в ходе работы сталкиваемся с одинаковыми проблемами.

— Неужели вы не могли найти другую работу?

— Такую интересную, как эта, наверное, нет. Да и потом, мне нужно было еще доучиться, зарабатывая на свое содержание. Мои родители живут в Португалии, и они не могли меня спонсировать.

— Много зарабатывали в секс-чате?

— От случая к случаю — все зависело от объема работы. В целом достаточно.

— И работа не мешала обучению…

— Я получила степень доктора социологических наук в одном из лондонских университетов. Так что, как видите, ничего страшного не случилось — образование я получила.

— А родители одобряли ваш выбор?

— Сказать, что они оценили мою работу, нельзя. Узнав об этом, они очень расстроились. Однако, когда я стала активистом общественной организации, они сказали, что очень мной гордятся.

* * *

— Вы считаете себя полноценным секс-работником. Но неужели ваша деятельность ограничивалась только откровенными беседами в секс-чате?

— Не только. Позднее я работала оператором в службе “Секс по телефону”, потом некоторое время — танцовщицей в стрип-баре и несколько раз снималась для порножурналов.

— Вас когда-нибудь били клиенты?

— Я женщина с твердым характером и всегда, прежде чем начать работу, говорила клиентам, до каких пределов можно доходить. Кроме того, как правило, я не оставалась с заказчиком наедине.

— Что именно вы делаете, чтобы заставить людей обратить внимание на проблемы проституток?

— Организуем политические кампании, направленные на лоббирование наших интересов и на изменение законов, касающихся секс-индустрии. Также много времени мы уделяем проблеме здоровья сексуальных работников и предотвращения венерических заболеваний. В нашей компетенции обустройство улиц “красных фонарей”. Наши агенты регулярно посещают апартаменты в этих районах и разговаривают с работниками, пытаясь выяснить, что конкретно доставляет им неудобства и как им можно помочь.

— Могут ли русские проститутки вступить в ваш союз?

— Да. Люди могут вступить в союз через Интернет — уже сейчас к нам таким образом присоединились несколько сотен людей со всего света. Мы общаемся посредством интернет-форума. В Великобритании мы зарегистрировались как официальный трудовой союз, и уже сегодня количество постоянных членов организации только здесь насчитывает 300 человек.

— А мужчины к вам присоединяются?

— Около 40% постоянных членов нашей организации — мужчины. Как выяснилось, они нуждаются в еще большей защите, чем женщины. Исторически сложилось так, что работники секс-индустрии в основном женщины, и с веками общество пусть в разной степени, но привыкло к ним. Ситуация с мужчинами гораздо сложнее: они жертвы ужасной дискриминации. Если кто-то узнает, кем работал мужчина-проститут, его никогда не возьмут на работу, будут игнорировать. К примеру, “мальчики по вызову” часто становятся жертвами ревнивых мужей, чьи жены пользуются секс-услугами.

— Одним из ваших требований значится “возможность сказать “нет”. Что вы имеете в виду?

— Это право уйти из секс-индустрии в любой момент. Это право не делать того, чего вы не хотите делать. Абсолютно каждый человек должен обладать таким правом, и никто не обязан заниматься чем-то против своей воли.

— Что вы считаете своей самой большой победой?

— То, что в 2002 году мы стали официальной организацией. Теперь у нас есть право разговаривать с правительством на равных. Теперь перед тем как принять любое решение в области секс-индустрии, они по закону обязаны проконсультироваться с нами.

— Кого вы считаете примером в борьбе за права работников сексуальной сферы?

— Всех тех, кто занимался этим до меня, кто не побоялся сказать: “Я проститутка, и вы должны меня уважать”. В частности, Шери Ловерс — лидера австралийской общественной организации за права проституток, созданной еще в 80-е годы прошлого века.

— Вы когда-нибудь задумывались, почему люди идут на панель?

— А вы когда-нибудь думали, почему люди становятся журналистами? Есть много разных причин. В основном чтобы выжить. Проститутки, которые без ума от того, чем они занимаются, — исключение. Есть и те, кто ненавидит свою работу. Большинство же просто зарабатывают таким образом деньги. Если бы за проституцию не платили, я не думаю, что нашлось бы много желающих заниматься этим.

— Может, вам стоит открыть для проституток школу по повышению квалификации?

— Поскольку секс-индустрия всегда была неформальной сферой деятельности, людям не нужно было получать квалификацию, чтобы работать в ней. У нас есть специальные программы, обучающие проституток приемам самозащиты: ведь не многие из нас могут рассчитывать на помощь полиции в случае нападения. Некоторые из тех, кто занимался проституцией, хотят переквалифицироваться в стриптизерш. Для них созданы специальные курсы, пройдя которые, танцовщица получает диплом. С этим документом получить работу намного проще.

— Насколько легализация проституции решает проблемы в этой сфере?

— В большинстве стран секс-индустрия находится под запретом, что ведет к полной незащищенности проституток. Сфера сексуальных услуг — привлекательная среда для мафии. Как только секс-индустрию легализуют, все жрицы любви автоматически попадают под защиту правительств своих государств. Мы хотим, чтобы эта сфера так же охранялась государством, как и другие виды труда.

— В Нидерландах, Бельгии и Новой Зеландии проституция легализована. Это что-нибудь изменило?

— Проститутки в этих странах чувствуют себя более защищенными. Однако проблема социальной неприязни к проституткам не решена. Думаю, со временем эта проблема сойдет на нет.

— Могут ли проститутки впоследствии создать нормальную семью?

— Я встречала много супружеских пар, в которых либо один из членов семьи, либо оба заняты в сфере секс-индустрии. Они великолепные родители и счастливы вместе. Ведь, будучи профессионалами в сексе, они могут доставить своим партнерам такое удовольствие, которого сложно добиться, не имея специальных навыков. Конечно, есть среди работников сексуальной сферы и те, кто, боясь конфликтов, не говорит своим близким, чем именно занимается. Ужасно тяжело жить, не имея возможности обсудить с семьей свой рабочий день и проблемы, с которыми пришлось столкнуться.

— Вы замужем?

— Пока нет, но у меня есть молодой человек. Он знает о моем прошлом и не имеет ничего против. Мне всего 31, думаю, у меня все впереди.

— А что он скажет, если вы решите взяться за старое?

— Не знаю. Возможно, я еще буду работать в секс-индустрии. Посмотрим, как сложится жизнь.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Наталья П., проститутка с двухлетним стажем (место работы — “панель” напротив гостиницы “Националь”)

— Профсоюз? А взносы платить надо? Если да — ну его на фиг. На самом деле вряд ли наши девочки туда станут обращаться. Да и каким макаром? Те, кто на улице работает, как я, — мы и в Интернет-то не ходим. Да и проблемы у нас другие. На милицию жаловаться — бесполезно, на сутенеров — так мы сами все проблемы решаем. А вот те, кто по квартирам работает, — им, я думаю, эта идея понравится. Хотя бы потому, что можно будет смотаться на стажировку за границу. Или нет?

САМЫЕ “КЛУБНИЧНЫЕ” МЕСТА ЗЕМЛИ

Впервые термин “улица красных фонарей” появился в США. Это связано с тем, что на окнах домов, где можно было воспользоваться услугами проституток, выставлялись красные лампы. Таким образом подавался знак клиентам.

ДЕ ВАЛЛЕН (Голландия, Амстердам) — самый большой секс-квартал столицы Нидерландов. Он представляет собой несколько соединенных друг с другом улиц, на которых расположены апартаменты проституток. Клиент может выбрать понравившуюся девушку, как товар в супермаркете, разглядев ее через окно, оформленное под витрину с красной подсветкой. Кроме того, в квартале Де Валлен расположены секс-шопы, театры, ставящие на своих сценах эротические и порнопьесы, пип-шоу-бары и кофе-шопы (места употребления марихуаны).

СОХО (Великобритания, Лондон) считается сердцем лондонской ночной жизни уже более 200 лет. Особое развитие порноиндустрия получила здесь в последние полвека. В период с 1950 по 1970 год количество подпольных борделей, секс-шопов, баров и “точек” с уличными проститутками возросло с нескольких десятков до сотен. Однако в 1980 году в Сохо был проведен рейд по заведениям, не имевшим лицензий, большинство из которых было закрыто. В 2000 году были введены послабления в отношении секс-индустрии, и многие подпольные заведения получили лицензию. Таким образом, в Сохо появились легальные стрип-бары, секс-шопы и так называемые клип-джойнтсы (бары с очень высокими ценами на алкоголь, где официантки ходят топлесс).

“ЗОНА ТЕРПИМОСТИ” (Мексика, Нуэво Ларедо) — торговый квартал пограничного города Нуэво Ларедо, в котором желающим предлагается большой выбор “ночных развлечений”, включающих и легализованные секс-услуги. “Зона терпимости” общей площадью 12 гектаров обнесена стеной. Внутри нее — десятки борделей, бары, рестораны, небольшие магазины, полицейский участок и поликлиника. Этот район пользуется большой популярностью у туристов из США, в особенности из соседнего Техаса.

БУЛЬВАР САНСЕТ (США, Лос-Анджелес) — проспект, соединяющий центр Лос-Анджелеса с побережьем Тихого океана, проходит через Голливуд и Беверли-Хиллз. На нем можно “снять девочку” на ночь, разжиться наркотиками. Место пересечения бульвара Сансет с Кортни-авеню обрело популярность после того, как 27 июня 1995 года голливудский актер Хью Грант снял там уличную проститутку и занялся с нею сексом в машине. Гранту пришлось выплатить штраф в размере $1250.

БАНХОФСВИРТЕЛЬ (Франкфурт-на-Майне, Германия) — название означает “железнодорожный квартал”. Неподалеку от Центрального вокзала расположены десятки борделей, в которых проститутки снимают комнаты на час или сутки для обслуживания клиентов. Плата варьируется в зависимости от вида и продолжительности “свидания”. Как правило, проститутки — женщины, однако среди них есть и трансвеститы, в основном из Южной Америки и Таиланда.

ПИГАЛЛЬ (Париж, Франция) — зона на границе между 9-м и 18-м парижскими округами, получившая название за счет соседства со знаменитой площадью имени скульптора Жана Батиста Пигаля. Множество секс-шопов и борделей находится вокруг и на самой Пляс Пигаль. Среди них — всемирно известный кабаре-бар “Мулен Руж”. На закате Второй мировой войны зона получила прозвище Pig Alley (англ. — Свиная аллея) за сходство в написании слов. Американские солдаты любили захаживать туда в свободное время.




    Партнеры