Без вина виноватые

Россияне останутся на Новый год без шампанского?

26 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 299

Начавшиеся полгода назад “гонения” молдавского вина грозят стать постоянными. Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко решил усилить контроль теперь уже за российскими производителями вина, дабы те втихую не продолжали лить свои напитки из опального сырья, завозившегося в Россию из других стран. Контролируемые, мягко говоря, недоумевают. А заодно констатируют: раз пошла такая “пьянка”, то подорожания вина не избежать. Да и с игристыми напитками как-то неудобно получается. Основное сырье для отечественного шампанского — молдавский виноматериал. В Сибири виноград пока не растет.

Напомним, что разговоры о несоответствии качества вина, завозящегося к нам из стран бывшего СССР, начались еще в конце 2005 года и вылились в запрет импорта молдавских вин. Мотив у Роспотребнадзора был “железным”: мол, в “спиртосодержащих растворах” были обнаружены тяжелые металлы и пестициды. Надо сказать, что тогда за голову схватились не только молдаване (чья экономика чуть ли не зиждилась на поставках вина в Россию), но и отечественные производители (их доход также напрямую зависел от закупок того самого виноматериала). Судите сами: за 2005 год на просторы нашей необъятной заехало (и было, кстати, с успехом выпито соотечественниками) 250 млн. литров молдавского вина в бутылках и 50 млн. литров в виде виноматериала. А это 30% всего объема винного импорта, поставляемого в Россию со всего мира! Остается только удивляться, как наших граждан не разорвало от такого количества тяжелых металлов...

При этом в Московской лиге виноделов по сию пору не согласны с главным санитарным врачом: “Винных пестицидов нет. Это не сугубо наше убеждение, а результат исследований ученых из разных стран. Если таковые и имели место быть на винограде, при сбраживании они сорбируются на дрожжах и выпадают вместе с ними”, — рассказали “МК”. Плюс, уверены отечественные виноделы, пестициды — слишком дорогое удовольствие для нищих молдавских крестьян, выращивающих виноград. Кстати, и без того тяжелое положение этих самых молдаван, и не только их, усугубилось не на шутку. Рост промышленного производства в Молдавии в 2006 году упал с 6,5% до 1%. Упс!

Но те, кому нет дела до наших бывших “соплеменников”, могут посочувствовать российским виноделам. “Мы надеялись, что эта ситуация как-то разрешится и границы для поставок виноматериала из Молдовы все же будут открыты. Что касается пестицидов и прочей дряни, то, к примеру, специалисты нашего предприятия так и не увидели ни одного результата анализа. Но даже если бы увидели... Мое четкое убеждение: если их (пестициды) туда добавить, то их обязательно найдут при проведении анализа. Вот так вот!” — поделился с “МК” один из потенциально проверяемых, который “почему-то” пожелал остаться неназванным.

На самом деле виноделы исходят желчью отнюдь не просто так. Уже полгода, как им приходится выписывать более дорогое сырье из Испании, Италии, Болгарии и т.д. Что, естественно, отражается на цене конечного товара. Однако в более плачевном состоянии оказались шампанисты, оставшиеся практически без сырья. Как спрогнозировали “МК” на одном из предприятий: если дело пойдет так и дальше (а сомневаться уже не приходится), то подорожание как тихих, так и игристых вин неизбежно. Хотя бы потому, что, поняв, что молдавским поставщикам в России “крышка”, другие начнут взвинчивать отпускные цены. Ну ничего, наш человек заплатит. Уже проверено.


P.S. Между тем, как стало известно “МК”, г-н Онищенко не намерен останавливаться на достигнутых успехах. В очередном письме Роспотребнадзора он потребовал при обнаружении производства вина из опальных виноматериалов “осуществлять запрещение производства и реализации такой продукции и отзыв разрешительной документации”. Так что, похоже, кроме чистого импорта (не доходящего до прилавков из-за работающей в ручном режиме автоматизированной электронной системы учета алкоголя ЕГАИС), скоро в России вообще выпить будет нечего.

Между тем количество отравившихся алкогольным суррогатом в Белгородской области достигло 585 человек, 19 из которых уже никогда ничего не выпьют. Мертвые не травятся.




Партнеры