Все будет хорошо?

Марк Горонок: “Я благодарен всем”

26 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 518

Фильм, сделавший его знаменитым, называется “Все будет хорошо”. Марк Горонок в это верит. Взлетев в начале девяностых, из-за тяжелой болезни он потерял все: карьеру, друзей. Золотые сережки, купленные маме с первого гонорара, пришлось отнести в ломбард.

…На то, чтоб вернуться, ушло много лет. Сейчас Марк с улыбкой вспоминает, как сидел за одним столом с Тихоновым, Збруевым и Еременко. Зарабатывает на дорогих корпоративных вечеринках, с прежними друзьями почти не общается. И фотографии, где вместе с юной Ольгой Понизовой улыбается в камеру, достает редко.

“Ботаник” из девяностых

Марк проснулся знаменитым в 19 лет. После того как на третьем курсе ЛГИТМИКа снялся в фильме у своего учителя Дмитрия Астрахана. “Все будет хорошо” стал гимном надежды в голодные девяностые, а герой Марка — “ботаник” из глубинки — кумиром девчонок. Дальше все понеслось, как в лихо закрученном сценарии: еще несколько звездных ролей (“Ты у меня одна” и “Зал ожидания”), поездка в Москву по окончании института. В 1996 году Горонка приняли в самый престижный по тем временам театр — “Ленком”.

Правда, прорвался он к Захарову не с первой попытки. Даже “дядя Саша” Збруев, с которым парень подружился на съемках, не смог повлиять на симпатии столичного режиссера. “Дверь закрой!” — орал мэтр после вторжения наглого студента в свой кабинет. “А я не уйду! Я лучший в Питере артист! Примите меня”, — отвечал Марк и лез в “святую святых” снова. Захаров сломался после четвертого штурма. Послал к заведующей труппой, чтоб парень посещал все репетиции. Попав в гущу столичной жизни, Горонок расцвел. Стал готовиться к вводу в “Юнону” и “Авось” и “Фигаро”. Но судьба, как известно, индейка.

С детства Марк был подвержен приступам аллергии. Иногда болезнь шалила до такой степени, что руки покрывались жутчайшей сыпью, которая не проходила месяцами. Кто-то из московских друзей посоветовал ему обратиться в дорогую клинику, сделать плазмоферез (переливание крови). Обещали, что после десяти чудодейственных сеансов актер надолго забудет о своей болячке.

Увы, во время процедур в организм занесли инфекцию. Приехав в Петербург на выходные, Марк почувствовал себя плохо. Дала сбой печень. “Скорая” увезла его в “Боткинские бараки”, уже в боксе больницы потерял сознание. Почти месяц врачи боролись за его жизнь. Вернувшись с того света, баловень судьбы потерял 18 кг, и казалось, что от прежнего красавца ничего не осталось. Но пациенты все равно узнавали его и подходили за автографами. Это были последние отблески киношной славы.

И слезы, и любовь

Марк вылетел из седла на долгое время. До 1999 года вообще не работал, жил на деньги мамы и бабушки: нужно было восстанавливать сильно пошатнувшееся здоровье. А когда окреп, понял, что нужно все начинать с нуля. Питер же был неласков. Как известно, “предавших” родину и “сбежавших” в Москву на “Ленфильме” не жалуют. На киностудии 26-летнему актеру сразу указали на дверь.

…Он шоферил, устанавливал балконы, лазил по балкам на Балтийском заводе, в театре “Мюзик-холл” пропитывал огнеупорным составом декорации. Если кто-то узнавал его и расспрашивал, как дела, напропалую врал: мол, готовлюсь к новой роли. А черная работа нужна, чтоб проникнуть в образ.

Потом Марк не выдержал и запил. Стал скатываться все ниже и ниже. Спас тогда Горонка ангел-хранитель: в жизни актера появился еще один ангел — Лиля.

“Где мы познакомились? Дома у моего приятеля. Потом не виделись год. Я про нее забыл. А через год приехал забирать с вечеринки совсем другую девушку, а уехал оттуда с Лилей”, — смеется Марк. Вместе со своим “ангелом” он уже семь долгих лет.

Говорит, что без ее участия вряд ли бы воскрес. Ведь мысли о самоубийстве крутились в голове постоянно. Подкосила не потеря сладкой жизни, а то, что люди, которых Марк считал друзьями, быстро забыли про него. Лишь старый приятель Сережа Жаров прилетел из Тихвина, помогал и регулярно навещал. Остальные перестали звонить, а он и не настаивал. Только Лиля верила, что у него что-то получится.

“Мир воспринимал меня как бывшую знаменитость, а она увидела обычного человека со своими удачами и потерями. И я понял, что надо дальше жить и что все будет хорошо…” После того как стал встречаться с Лилей, Марк отказался от алкоголя. Во что бы то ни стало решил вернуться в профессию.

Буффонада

Горонок постучал в двери нескольких театров. Ответ был в духе времени: найди деньги, мы поставим “на тебя” спектакль. Долгов у Марка было больше трех тысяч долларов. (Все сбережения ушли на четыре операции и реабилитацию.) Самое удивительное, что в 2002 году он все же достал нужную для антрепризы сумму. И попытался выпустить спектакль в Театре имени Комиссаржевской.

Актера снова ждала гримаса судьбы. “Вор в раю” до сих пор идет на сцене, но… без участия Марка. Разругавшись накануне премьеры с приглашенным им же самим режиссером, Горонок буквально насильно впихнул главную роль своему товарищу. На вопрос, не жалко ли ему денег, ответил: “Твои они или мои, какая разница? Был красивый проект, не получилось так, как хотел. А делать то, что не нравится, меня под пистолетом не заставишь!”

Депрессия после неудачи была недолгой. Иосиф Штокбант взял актера к себе, в театр “Буфф”, где тот проработал с 2002 по 2005 год. Никакого кастинга не было — Горонок просто принес в кабинет свои фильмы. Режиссер велел посмотреть спектакли и написать заявление.

“Это здорово, что смог вспомнить азы профессии. Штокбант просто меня спас! Возможно, если бы не Женя Александров, с которым знаком еще со студенческой юности, в труппу “Буффа” я так и не попал бы. Если честно, мне было по большому счету все равно, куда идти, хоть в самодеятельность! Так соскучился по подмосткам”.

В театре за три года Горонок сыграл три главные роли, а еще — поставил как режиссер детскую сказку “Джунгли”. К тому же “Буфф” открыл ему новые горизонты. Актер стал работать в жанре эстрады, вести дорогие корпоративные вечеринки: “Не думайте, что это очень просто. Интеллектуальная беседа с элементами юмора, не переходящая в панибратство. И чтоб тебя за халдея не приняли!” Он объездил всю страну, заработал приличные деньги. Но по кино все же тосковал, хоть сам себе в этом и не признавался.

Сны о чем-то большем

Порой ему снятся сны о прошлой жизни. О том, как стоит под ледяной струей из шланга в фильме “Ты у меня одна”. На дворе зима, Марк в майке, оператор тихо матерится. Или о том, как Оля Понизова падает на площадке и ломает руку, плачет. Или: он сидит в перерывах между съемками “Зала ожидания” рядом с Тихоновым и Ульяновым. “Штирлиц” ему что-то объясняет, не говорит — поет.

Увы, в кино Марк сегодня не снимается. Из-за упрямого характера. Говорит, что поначалу не хотел участвовать в ширпотребе, в сериалах. А когда появились неплохие фильмы, о нем уже подзабыли. Взятки же ассистентам по актерам, чтоб пропихивали на кастингах, не дает принципиально. “Михалкову, Бортко и Масленникову я бы еще и сам за съемки приплатил, — клянется Горонок, — а какому-нибудь Васе Тютькину — увольте!”

Да и идеология многих современных картин ему не близка: “Не могу сказать, что “Бригада” чем-то плоха. Фильм профессионален, ребята играют великолепно, Сережа Безруков — просто супер! Но то, что из бандитов делают национальных героев, мне претит”.

Был эпизод. Горонок попал на пробы “Бедной Насти”, всем понравился. Но когда узнал, сколько платят за год каторжного круглосуточного труда, разорвал контракт и уехал домой. “Своей карьере я мешаю своим языком. Но мне стало жутко обидно, что питерских актеров считают дешевкой, думают, что мы за две копейки на все готовы…”

За помощью к Дмитрию Астрахану актер никогда не обращался. Говорят, они сильно поссорились еще тогда. Сам герой комментирует это так: “Мне сейчас очень стыдно за поступки, которые совершал в 20 лет. Открывал двери ногой, хамил известным актерам, в общем, звездил по полной программе. Однажды Дмитрий мне замечание сделал: “Не по таланту гуляешь!” И был прав. А ведь и своим образованием, и карьерой, и актерскими навыками я обязан ему. Может, эта болезнь и была дана мне как испытание, чтобы я многое понял”.

Хеппи, но не энд

Недавно было десятилетие курса, на котором учился Горонок. Ребята собрались в ночном клубе Питера, приехал и сам Астрахан. Впервые за много лет режиссер по душам поговорил со своим опальным любимцем. “И мне показалось, что все неурядицы, которые были между нами, куда-то растворились. У меня не было такого ощущения счастья и полета даже после выпускного в институте”, — признался Марк.

В этом году Горонок открыл свой творческий центр, выпустил несколько дисков с инсценировками классических произведений. Пушкин и Чехов звучат голосами питерских звезд: Ивана Краско, Натальи Даниловой, Сергея Кошонина. Вместе с коллегами Марк по-прежнему работает на корпоративных вечеринках, это и есть основной источник его дохода. Он собирается сделать передачу на ТВ с названием “Все будет хорошо!”. Программа расскажет о людях, побывавших в серьезных жизненных передрягах, но с честью выбравшихся из них и не ожесточившихся.

Прежние товарищи, увидев, что Марк снова на плаву, пытаются вернуться в его жизнь. Но на их телефонные звонки он практически не отвечает: “Тогда меня все забыли, ведь кончились деньги. А теперь, когда выгреб, буду выбирать другой круг общения…”

Иномарки у него пока нет. Как и загородного дома, собственного агента и толпы поклонниц. Да ему, похоже, это сейчас и не важно. “Главное, ты напиши, что я счастлив и что благодарен всем!” — кричит он вслед и обещает пригласить на премьеру очередного проекта.




Партнеры