Секреты Голливуда: деньги и звезды

Ирвин Кершнер: “В американском кино назревает революция”

29 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 221

— Единственное, чему я пытался научить Джорджа Лукаса, — это нормально играть в теннис. Я то и дело восклицал: “Ты можешь не бить мячом в сетку?!” Так отзывался о своем бывшем ученике специальный гость Первого московского фестиваля американского кино “Образы Америки”, который проходит в Москве с 28 сентября по 1 октября, режиссер Ирвин Кершнер на пресс-конференции, посвященной открытию фестиваля. Специализируясь, главным образом на проблемном документальном кино, он успел снять такие хиты, как V эпизод “Звездных войн”, “Никогда не говори “никогда” и “Робокоп-2”. Ветеран Голливуда специально для фестиваля покинул университетские стены в Южной Калифорнии, где он преподает сценарное мастерство.

Об учениках

— Вряд ли можно говорить о том, что кто-то чему-то научил Джорджа Лукаса. Самым моим лучшим ученикам учиться и не надо. Они обладали самым главным для режиссера — желанием, почти потребностью снимать кино. Сейчас я преподаю сценарное мастерство и говорю своим ученикам: “Запритесь дома недели на три и пишите, пишите как можно больше. Так вы научитесь быстрее, чем здесь”.

О Голливуде и звездах

— Голливуд, как и все в нашей жизни, меняется. Я заметил две положительные тенденции. В прошлом году документальные работы показывали в кино на большом экране, и на церемонии “Оскар” Американская киноакадемия отметила в том числе и независимое кино.

Голливуд всегда предпочитал иметь дело с очень большими цифрами. Но сегодня фильмы стоят по-настоящему дорого — 100—200 миллионов долларов. Голливуд создал систему звезд. Это и хорошо, и плохо. Звезды гарантируют успех у публики, но им надо много платить, и продюсеры, посчитав прибыль, понимают, что не так уж много заработали. Чтобы окупить расходы на звезд, продюсеры вынуждены сделать так, чтобы кино посмотрело максимальное количество людей, и уже возникает вопрос о рекламе. А рекламная кампания зачастую обходится во столько же, во сколько непосредственно съемки фильма. Кино с большими звездами превращается в большой бизнес. Ни для кого не секрет, что основной аудиторией кинотеатра являются подростки. Именно для них и делаются все эти “Супермены”. Все с удовольствием смотрят боевики, и Голливуд продолжает их снимать. Но — и тут начинается самое интересное — недавно появились фильмы без звезд, которые стали очень успешными. И продюсеры задумались: а надо ли столько платить своим звездам? Вот здесь, мне кажется, и назревает революция в Голливуде.

О цифровых видеокамерах

— Сегодня мы сталкиваемся с цифровой эрой в кино. Кое-кто считает, что теперь любой может взять камеру и снять свой фильм. Я думаю, это не совсем так. Все равно нужен сценарий — четкая и продуманная история, характеры. Это нужно уметь. Но в одном они правы — снять кино сегодня можно гораздо дешевле.

О творческих планах

— Недавно я сел за работу с мыслями о новом сценарии. Я написал детскую сказку. В ней будет много действия, красивых спецэффектов, но без насилия. Почему я решил снимать детскую историю? Дети — самый благодарный зритель. Я хочу видеть, как они смеются, пугаются и т.д. Единственным режиссером за всю историю Голливуда, снимавшим для детей, был Дисней. Сегодня появилось гораздо больше возможностей для того, чтобы снимать такое кино. Это технологии, которые значительно удешевили процесс. Появилась возможность выпускать фильмы на DVD, что особенно хорошо для детей, которые так любят пересматривать любимые эпизоды. И теперь передо мной стоит вопрос, как именно снимать это кино. И я понимаю, что мне гораздо легче пригласить кого-то из суперзвезд и снимать фильм со стомиллионным бюджетом, чем без них, но за миллион.

После пресс-конференции, несмотря на усталость после длительного перелета, Ирвин Кершнер согласился ответить на вопросы корр. “МК”.

— Вы сегодня много говорили о независимом кино. Допускаете ли вы возможность, что с ним произойдет то же самое, что и с продуктами Голливуда? И под маской становящегося модным независимого кино будет сниматься все то же кино под попкорн?

— Нет, настоящему независимому кино это не грозит. Оно изначально рассчитано на другую аудиторию. Зритель больше всего любит развлекательное кино, но режиссеры совсем забыли, что развлекать можно и трагедией. 16—18-летний подросток не будет сильно переживать, наблюдая на экране за разводом: у него другие интересы и другие потребности, и это нормально. Но есть зритель, который хочет это видеть. Независимые режиссеры ориентированны на гораздо более узкую аудиторию, поэтому они могут выбрать для работы любую историю. Это настоящая свобода творчества. У независимого кино есть только одна проблема — отсутствие рекламы. Американский зритель устроен так, что не пойдет в кино, если не увидит рекламы.

— Назовите ваши любимые русские фильмы.

— О, их очень много. “Летят журавли” Михаила Калатозова, “Андрей Рублев” и “Солярис” Тарковского. Из того, что посмотрел совсем недавно, — “Русский ковчег” Сокурова. Потрясающе! (Говоря о русских фильмах, режиссер постоянно восклицал “Incredible!” — “Потрясающий!”. — Н.К.) Пожалуй, это лучший пример использования цифровой видеокамеры в кино. Вообще, если сравнивать американский и русский кинематограф — русское кино более эмоциональное, живое.




Партнеры