Танец маленьких головастиков

Французы показали пятое время года

3 октября 2006 в 00:00, просмотров: 1702

Если над сценой висит много всякого разного — картонные облака и солнце, качели, огромная виноградная кисть, веревка, то что-нибудь обязательно должно упасть. Первым падает горшок с искусственным цветком. От грохота сцена слегка вздрагивает, а спектакль “Времена года” на музыку Вивальди в постановке самого провокационного хореографа Франции Анжелена Прельжокажа начинает бурлить.


Помимо горшка с цветком, к великому удовольствию зрителей, на сцену еще кое-что упадет. Например, веревка, через которую артисты будут прыгать, как через скакалку, выделывая в воздухе замысловатые па. Спектакль-игра, где помимо танцовщиков появляются морские ежи, зеленые человечки, напоминающие головастиков, где бродит, словно неопознанный летающий объект, некий парень в скафандре из полиэтилена… Здесь танцуют в грубых башмаках, в элегантных туфлях на высоких каблуках и даже босиком. Что до хореографии, то Прельжокаж предлагает коктейль, где смешал элементы классического танца, танца модерн и акробатики. Это, конечно, очень далеко от музыки Вивальди, но весело и игриво. После спектакля корреспонденту “МК” удалось задать хореографу несколько вопросов.

— С “Временами года” у Вивальди все ясно: весна, лето, осень, зима… А ваш спектакль — это нечто другое: здесь все смешалось: не четыре времени года, а одно — пятое, мне так показалось.

— Согласен. И, мне думается, это интереснее, чем иллюстрировать каждое из времен. У меня межсезонье, когда еще не осень, но уже и не лето, когда и не зима и не весна. Мне хотелось уйти от метеорологии. В спектакле, как и в жизни, нет четких прогнозов, все немножко перепутано, переплетено.

— А какое время года вам больше всего нравится?

— Все. В каждом есть своя прелесть. Осень, когда опадает листва, — это красота, а потом приходит зима — наступает тишина, покой. Это период накопления сил. Мне жаль тех, кто живет в странах, где этого нет. Вам повезло: в России времена года проявляются очень ярко.

— Чем вы объясните, что в современном танце сегодня так много жесткого, даже жестокого, и так мало поэзии, чувственности?

— Время, в которое мы живем, очень жестокое, а современный танец — отражение нашей жизни. Он не может быть изолирован от того, что происходит в мире. Так же, как и в живописи. Вспомним “Гернику” Пикассо. Это картина реального мира. А почему в этом мире танец должен оставаться в стороне, быть изолированным, мечтать, погружаться в красоту? Кстати, я не случайно обратился к “Временам года”. До этого у меня был брутальный спектакль, в котором говорилось о жестокости. И после него я почувствовал необходимость поставить другой, радостный спектакль.


ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Анжелен Прельжокаж родился в 1957 году под Парижем в семье албанских эмигрантов. Получив классическую балетную подготовку, увлекся современным танцем. Стажировался в Нью-Йорке у мэтра танца модерн Мерса Каннингема. По возвращении во Францию работал в национальном центре современного танца в Анже. В 1982 году он как танцовщик выступает в труппе Доминика Багуэ. Поворотным для карьеры Прельжокажа становится 1984 год, когда он основывает собственную труппу. С начала 90-х годов почти каждая работа труппы “Балле Прельжокаж” становится событием международной танцевальной жизни. Среди наиболее ярких постановок Прельжокажа: программа “В честь Русского балета Дягилева”, “Ромео и Джульетта”, “Весна священная”, “Пейзаж после битвы”, “Никто не женится на медузах”, “Парк”, “Казанова”. Прельжокаж создает спектакли для Парижской оперы, мюнхенского театра балета, “Ла Скала”, “Нью-Йорк Сити-балле”. В Москву Прельжокаж приезжает в 5-й раз, и в очередной раз его приезд вызывает шумный интерес у поклонников современного танца.




Партнеры