Дар выселения

Врач-терапевт завладела квартирой пенсионерки силой обаяния

4 октября 2006 в 00:00, просмотров: 587

У Татьяны Васильевны Косырбасовой большие руки. 30 лет из своих 76 она мела московские дворы. Навалит за ночь снега — Татьяна Васильевна выходит задолго до рассвета с лопатой. Забросает двор листвой — она на улице с метлой до поздней осенней ночи. Ведь государство за труды обещало Татьяне Васильевне комнату в коммунальной квартире. И даже не обмануло. Но полноправной хозяйкой жилья на Иерусалимской улице она была всего 6 лет. До тех пор, пока в поликлинику, где наблюдалась пенсионерка, не пришла новая врач...


Новый терапевт, Патимат Абдараупова, сразу понравилась Татьяне Васильевне. Врач показалась ей не просто хорошим специалистом, а еще и человеком прекрасной души. И давление она измерила, и про болезни внимательно выслушала, даже про жизнь успели поговорить. А выписывая рецепт, врач пообещала ее на днях навестить. Ведь Татьяна Васильевна обмолвилась, что от одиночества иногда хоть волком вой.

Абдараупова обещание выполнила. Стала приходить. Таблеточки оставит, дежурный вопрос о здоровье задаст, жалобы внимательно выслушает и по своим делам побежит. Хоть 10 минут побудет в гостях, а все равно приятно. А тут еще и инвалидность пообещала оформить, чтобы Татьяна Васильевна смогла получать хоть какую-то надбавку.

Все устраивало пенсионерку в ее новом враче — умная, вежливая, терпеливая. Но соседи предупреждали: “Смотри, Васильевна, неспроста она к тебе ходит”.

И на то были основания. Однажды Татьяна Васильевна по старой дружбе попросила соседок помочь найти ее паспорт. Две женщины обыскивали комнатку несколько часов — ничего не нашли и решили забыть. И вот, как ни в чем не бывало, его принесла Патимат Магомедовна. Оказалось, что паспорт был у нее несколько недель, а Татьяна Васильевна так и не вспомнила, зачем и при каких обстоятельствах она его отдала.

Позже произошла еще одна странная история. Как-то Александра Сорокина, соседка из квартиры напротив, возвращалась из магазина. Подходя к дому, бросила взгляд на детскую площадку. А там Татьяна Васильевна сидит под грибком. Над ней нависла врач, что-то ей шепчет и подсовывает какие-то бумаги. А Васильевна не читая их подписывает...

А через некоторое время открылась и причина лебединой верности врача пациентке. Соседка по квартире Валентина Ивановна спустилась вниз за почтой. Заодно захватила квитанции Васильевны по оплате коммунальных услуг. Когда посмотрела в графу “владелец”, земля ушла у нее из-под ног. Там стояла фамилия врача…

* * *

Дом, в котором пока еще проживает Татьяна Васильевна, находится в тихом московском районе, засаженном березами, застроенном храмами. У пятиэтажек, похожих друг на друга, как близнецы, что-то обсуждают соседи. Все друг друга называют по имени.

— А, вы к нашей Татьяне, у которой врачиха квартиру увела? Ой, помогите. Как она не посмотрела, что подписывает! — встретили меня во дворе горячо переживающие соседское несчастье жильцы подъезда.

Спорная жилая площадь оказалась на самом деле крошечной. В квартире чисто, опрятно и бедно. Письменный и в то же время обеденный стол уставлен бумажными иконками. Потертый комод, советский холодильник да ветхий диван.

Татьяна Васильевна ласкова и доверчива. Как ребенок. Всех встречает с распростертыми объятиями. Но, когда гости расходятся, не может сказать, с кем разговаривала 5 минут назад… Правда, трудную молодость бабушка не забыла.

— Ой, дочка, 30 лет работала я на эту комнату. Дворником. Бывало, в 4 часа утра встану и иду территорию убирать. А что делать? Работа такая, — вздыхает Татьяна Васильевна.

— Только это и помнит. Меня она не узнала, когда я приехала, чтобы отсудить у врача комнату, — поддерживает разговор ее родная сестра, 72-летняя Елизавета Васильевна, которая и инициировала гражданское дело в Таганском суде. — Меня ее соседи вызвали, говорят: беда, у твоей Тани квартиру отобрали. Она, наверное, думала, что подписывает документы на оформление инвалидности, которую пообещала ей врач. А получилась, что подарила свою комнату.

Прописаться в спорной комнате Елизавета Васильевна собиралась, чтобы ухаживать за старшей сестрой. Последнее время та очень плохо себя чувствовала, и сестре часто приходилось приезжать из Подмосковья. Невооруженным глазом видно, что у Татьяны Васильевны целый букет болезней. Она еле ходит — отекают ноги, при этом она плохо видит, ее мучают головные боли и головокружения. У нее проблемы с сосудами. Отсюда забывчивость. Какой сейчас день недели, год, сезон, Татьяна Васильевна вам вряд ли скажет. Как не сказала и мне.

Младшая сестра — Елизавета Васильевна — пока так и живет в поселке Октябрьский. Работает сторожем в ночную смену. После работы, ранним утром, бежит на автобус. Приехав в Москву, мчится к Тане, которую нужно покормить. Потом Таганский суд, экспертизы, заявления. Вечером она опять бежит на последний рейс, чтобы успеть к 22 часам на работу. Вечно куда-то спешит, от кого-то зависит. То от судьи, который решает, во сколько назначить заседание, то от молодого работодателя, который может прогнать несправляющегося сторожа.

* * *

Жизнь Патимат Магомедовны протекала в постоянных переездах. В 24 года она окончила Дагестанский мединститут, факультет врачебного дела. Но работала в Махачкале недолго. Уже через 7 лет жизнь забросила ее в Прибалтику. Потом были Ангола, Аргентина, Йемен. Покатавшись по миру, Абдараупова решила осесть в Москве…

В прошлом году главврач поликлиники №37, где постоянно не хватало медперсонала, взяла Абдараупову на работу. Проживала она в съемной квартире в многоэтажке на Рублевском шоссе. Но одно дело снимать квартиру за баснословные деньги, другое — получить бесплатно. И, похоже, вопрос был решен предприимчивой дамой уже через несколько месяцев.

Правда, когда Елизавета Васильевна подала иск в суд, в 37-й поликлинике поднялся скандал. Пенсионеры отказывались ходить на приемы к “прославившемуся” врачу, и Абдараупова быстро сменила место работы. “По собственному желанию”, как нам сухо и лаконично пояснила главврач этого медучреждения.

* * *

На судебное заседание Абдараупова явилась, “вооружившись” двумя адвокатами. И вела себя уверенно. Из ее речи стало ясно, что Татьяна Васильевна подарила комнату просто по доброте душевной.

— Она меня полюбила. Ведь мы вместе ходили по магазинам, прогуливались, даже собирались пойти в театр. Ну захотел человек подарить комнату и подарил… — пыталась убедить судью эскулап.

Здесь также выяснилось, что договор дарения, который подписала Татьяна Васильевна, не предусматривает даже пожизненного содержания пенсионера новым владельцем комнаты. Другими словами, старушка отдала жилье безвозмездно, просто так, не требуя взамен ни помощи, ни ухода. Дарила причем в полном здравии — это Абдараупова заявляла как врач.

— Она психически здоровый человек на все сто процентов. У нотариуса она сама подтвердила, что хочет, чтобы все ее стало моим.

Однако из медицинской карты пенсионерки видно, что она далеко не столь здорова, как обрисовала в суде Абдараупова. Последнее время Татьяна Васильевна даже перестала выходить на улицу, не то что в суды. Соседи боятся, что она, если выйдет, не найдет дороги домой. С 2004 года пенсионерка постоянно жаловалась на сильные головные боли, головокружение и постоянную забывчивость. Самое интересное, что последние записи в медкарте о многочисленных жалобах пациентки были сделаны самой Абдарауповой…

В суде выступила и риэлтор Корпачева, которая нашла нотариуса и оформила сделку. Она утверждала, что совесть ее чиста.

— Мы Татьяну Васильевну несколько раз спрашивали, понимает ли она, что дарит комнату Абдарауповой, а она отвечала, что понимает, — не моргнув глазом засвидетельствовала Корпачева…

Адвокат Татьяны Васильевны все же добилась проведения судебно-медицинской экспертизы. Ее результаты будут оглашены на очередном судебном заседании. Возможно, это позволит признать сделку недействительной. Это максимум, на что стоит рассчитывать. Ведь никакой уголовщины в подобном “дарении” жилья нет. По крайней мере так считают в ОВД “Таганский” — милиция в действиях Патимат Абдарауповой состава преступления не нашла и отказала в возбуждении уголовного дела. И нынешняя владелица комнаты в доме на Иерусалимской улице как ни в чем не бывало продолжает трудиться в очередной московской поликлинике… Куда, подобно Татьяне Васильевне, приходят другие одинокие старушки.




    Партнеры