Уно моменто, уно сантименто

На днях отечественное телевидение отметило юбилей — 75 лет со дня рождения

5 октября 2006 в 00:00, просмотров: 569

Все начиналось с аппаратуры с механической разверткой. Первая трансляция велась из студии при Московском радиоузле. И если когда-то в революционном пылу товарищ Ленин провозгласил, что важнейшим из искусств для нас является кино, то с появлением телеэкрана народ стал получать удовольствие не сходя с дивана.


С тех пор ТВ всегда было с нами. Партия и правительство придавали ему огромное значение. Телевидение поднимало нас на работу, воспитывало, разоблачало врагов народа, показывало хорошее кино. Фишкой десятилетия была программа “Ленинский университет миллионов”. А когда в начале 80-х один за другим стали уходить наши вожди, в “Останкино”, к негодованию большинства, отменяли хоккей, зато, к радости этого же большинства, давали фильмы про революцию и Гражданскую войну.

ТВ и сейчас живее всех живых. Прошла вакханалия и сумятица 90-х, и теперь оно опять нас поднимает на работу, воспитывает, разоблачает “врагов народа”, показывает хорошее кино. Но все больше развлекает. И позволяет себе все больше. Как известно, в Советском Союзе не было секса, мата, упырей-насильников, авиакатастроф. Теперь все это есть, и в большом количестве. Говори — не хочу, показывай — не хочу, добрый зритель все проглотит.

В уик-энд, на ночь глядя, вышла программа “Театр + ТВ”. Сплошь рафинированная интеллигенция, артист на артисте. И вот эти все из себя культурные товарищи, периодически пишущие письма президенту, дабы тот запретил показывать о них гадости, стали вспоминать о своих творческих дебютах. Сначала культовый Федор Бондарчук по секрету всему свету с большой любовью поведал коллегам — и миру заодно — о пьянстве очень хорошего артиста. Затем начинающая звезда Борис Смолкин открыл народу правду о главной российской болезни того же актера. Громкий смех в зале. Действительно, если на ТВ можно все, то почему бы не похохотать над милыми слабостями ближнего своего. Прикольно же. Потом опять можно идти подписывать “коллективку” царю-батюшке: мол, обижают журналюги, защити, родимый.

А телевизионная жизнь шла своим чередом. “Программа Максимум” показывала очередные скандалы, интриги, расследования, и зритель был очень доволен. Но вдруг в конце дали сюжет о невыносимо больном Семене Фараде и о тете Вале — Валентине Леонтьевой, доживающей свою жизнь в доме старшей сестры. На лечение Фарады то и дело не хватает денег, а Леонтьева живет в безвестности и безысходности. Гордость нашего кино и гордость нашего телевидения. Такого шикарного нынче телевидения, безумно богатого и напыщенного. Где можно говорить и показывать все.

А помните: “От всей души”, “Приходи, сказка”… Стоило ли так тратить душу на нас? Уно-уно-уно-уно-моменто…




    Партнеры