Все крысы, и все умерли

Джек Николсон: “Нет квитанции — нет белья”

5 октября 2006 в 00:00, просмотров: 226

О, Лео Ди Каприо! О, Джек Николсон! О, Мэтт Дэймон! О, Марк Уолберг! О, Алек Болдуин! О, Мартин Шин! И все это — о, Мартин Скорсезе и его “Отступники”! Старый добрый Голливуд Голливудович в самом расцвете сил и с иронической улыбкой профессионала, который может себе позволить и легкий пофигизм, не забыв, впрочем, все тщательно проконтролировать. Таково новое творение певца банд Нью-Йорка, на этот раз отправившего своих бандитов в Бостон, представленное 3 октября в кинотеатре “Прага”, разумеется, при большом скоплении отечественных поп-герлз и поп-бойз.


КАК ЭТО БЫЛО

“Прага” встретила народ воем сирен, предупредительными желтыми лентами “не пересекать” и итальянскими флагами. Поскольку самый-самый главный герой Ди Каприо в “Отступниках” — полицейский, работающий под прикрытием (что и говорить, занятие не из легких), корр. “МК” решил выяснить, кого столичная тусовка считает способным справиться с такой задачей в жизни. Спортивный комментатор Виктор Гусев рассказал, что доверяет это ответственное задание Игорю Акинфееву, который сам же частенько спасает свое прикрытие в лице обороны сборной России по футболу. Телеведущий Александр Стриженов смело назвал Путина, прибавив, что в роли прикрытия для него выступает Совет Федерации. Певица Лена Перова по секрету призналась, что сама вот уже пять лет поет под прикрытием со своими музыкантами. А подтянувшаяся позже Наташа Подольская была максимально логична, предпочтя опасную работу поручить профессионалу, но “не продажному”. Сопровождавший ее Владимир Пресняков настолько доверяет своей спутнице, что решил поручить опасное задание именно ей.


ПРО КИНО

“Отступники” — американская версия гонконгского триллера 2002 года “Двойная рокировка”. Идет большая охота: полицейские охотятся за лидером преступной группировки Фрэнком Костелло (Джек Николсон); Костелло охотится за крысой в своих рядах — агентом полиции под прикрытием (Леонардо Ди Каприо); полицейские — за крысой в своих, работающей на Костелло (Мэтт Дэймон). По ходу дела выясняется, что сам Костелло — тоже крыса: он сдает своих не самых главных бойцов и коллег за “крышу” ФБР. Причем переживает по поводу своей двойной жизни только герой Ди Каприо — морща лоб и выпивая горы успокоительных таблеток. Мэтт Дэймон играет карьериста, почти лишенного эмоций, который всех предаст и все продаст — и отца крестного, и полицию-мать. А Николсон, как всегда, Николсон: много иронии и шарма, полуприкрытых глаз и ернических улыбок, а в одном месте улыбочка — ну просто привет из “Иствикских ведьм” в придачу с “Сиянием”.

Диалоги же — привет Тарантино и пр. Ирландский мафиозо разговаривает с мальчишкой из южного Бостона цитатами из Джойса, и тот узнает фразу. Полицейский под прикрытием, выросший в семейке с криминальным прошлым, цитирует на сеансе психоаналитика Фрейда. Особенным смехом были встречены три реплики. Две из них — Костелло. “Я тоже хорошо учился. И это парадокс”, — замечает он пацану, взятому на содержание, чтоб приносил пользу в будущем. “Нет квитанции — нет белья”, — говорит он китайским милитаристам, приехавшим покупать у него украденные с военного завода микропроцессоры и не желающим сначала показать деньги. (Кстати, вместо микропроцессоров он подсунул “что-то вроде электророзеток”.) И на вершине хит-парада — высказывание героя Дэймона. “Ты вырядился так, будто сейчас вторгнешься в Польшу”, — бросает он полицейскому, приходящему на работу в форме.

В конце, конечно, все умерли. Причем как раз с того момента, когда первого из героев шмякнули об асфальт, и начинается самое трогательное — Скорсезе сбрасывает шкуру голливудского мэтра и начинает шалить, резко превращая полицейскую драму в смесь черной комедии и комиксов. Надо только дождаться этого момента.




Партнеры