Горбачев из "Барсы"

Тренер сборной России Игорь Корнеев: “Не всегда успеваю переключаться с голландского на русский”

6 октября 2006 в 00:00, просмотров: 481

Вот ведь судьба, да? Вырос без отца. Закончил школу “Спартака”, но при этом стал звездой в ЦСКА. Прошел через полгода дедовщины в Таманской дивизии. Получил звание лучшего игрока последнего чемпионата СССР. Стал единственным русским в великой “Барселоне”. Открыл свой бизнес в Голландии.

Вернувшемуся в Россию после почти 15-летнего перерыва Игорю Корнееву, право слово, есть о чем рассказать. Например, о работе в сборной России помощником Хиддинка…

“ДРАЧУНЫ В МЕТРО НЕ УЗНАЮТ”

— Вы по-русски разговариваете с легким акцентом. Сказываются 15 лет отсутствия?

— А я говорю с акцентом? Да? Не замечал… Может, такое впечатление оттого, что я разговариваю быстро и некоторые слова у меня “проскакивают”? И потом — мозг в последние годы привык думать на другом языке. Иногда элементарно “переключатель” не успевает срабатывать — с голландского на русский. Но это нормально.

— К Москве долго привыкали?

— Вообще не привыкал, сразу влился. Да, я долгое время жил за границей, но для меня здесь ничего не ново. Кроме, конечно, пробок. Это нечто! Количество машин временами просто шокирует. Ничего подобного нет ни в Роттердаме, ни в Барселоне. Бывают ведь моменты, когда все вокруг просто стоит!

— Правда, что иногда метро пользуетесь?

— Да. И никакого дискомфорта не испытываю. Давки в час пик? И что? Прижмешься к кому-нибудь и едешь себе спокойненько (смеется)... Я вот расскажу, как на матч ЦСКА—“Спартак” добирался. Сел, значит, в вагон, а там спартаковские фанаты. И все бы ничего, если бы на одной из станций в этот же самый вагон не забежали болельщики ЦСКА. Что тут началось! Настоящая бойня... Люди, не имеющие к футболу никакого отношения, были просто в ужасе! Один парень закрывал собой девушку, люди постарше прижимались к стеклам… Я стоял спокойно, понимая, что предотвратить это “зрелище” не в силах.

— Вас-то, часом, драчуны не узнали?

— Нет, они были слишком увлечены своим занятием. Ни до кого из нас, обычных пассажиров, им не было никакого дела.

— Вообще на улицах Москвы часто подходят поклонники?

— Иногда. Москва в этом плане — не Барселона. В Испании футбол — больше, чем просто игра. Болезнь. Там фанаты ко мне, наверное, и лет через десять подойдут...

“ЗА ВСЕМИ ЧУДЕСАМИ СТОИТ ТЯЖЕЛАЯ РАБОТА”

— Правда ли, что Хиддинк разочарован первым знакомством с российским футболом, недостатком у нас квалифицированных исполнителей?

— Я бы не сказал, что он прямо-таки разочарован. Хотя, безусловно, дефицит футболистов — серьезная проблема. Если в той же Голландии можно вести речь о 50 игроках, то у нас лист кандидатов в сборную составляет всего 35 человек. Цифра, согласитесь, плачевная. Но чего вы хотите, если в премьер-лиге более 200 иностранцев? Молодые ребята просто не имеют возможности себя показать. Выход один — ужесточение лимита на легионеров.

— Каков главный, по-вашему, недостаток российских футболистов? Над чем им надо работать в первую очередь?

— Отмечу недостаточные скорости и явные пробелы в физической подготовке. Эти два компонента мне сразу же бросились в глаза. Плюс, пожалуй, отсутствие стабильности в игре.

— Между тем знаю, что сами вы в качестве потенциальной европейской звезды отмечаете Андрея Аршавина.

— Не так. Я отметил Андрея в том плане, что он из нынешних больше всего напоминает мне Корнеева-игрока. Выступает на той же позиции, что и я, нацелен на творчество... Хотя он, например, быстрее, чем я был в его годы. Потенциал у этого парня очень большой. В принципе, если исходить только из одного его таланта, Аршавин может дорасти до уровня той же “Барселоны”. Но ему еще нужно серьезно стабилизировать свою игру.

— Есть уверенность в том, что у Хиддинка в России все получится?

— Безусловно. Этот тренер знает, как нужно наладить процесс и добиться результата. Другое дело: Хиддинк — это не старик Хоттабыч. Здесь и сейчас ничего не будет. За всеми “чудесами”, как известно, стоят время и тяжелая работа. И пока мы только движемся к большим результатам. Но сам факт этого движения налицо.

— Однако первый-то блин Хиддинка — то есть матч с Хорватией — вышел комом. Согласны?

— Абсолютно нет. Хорваты — сильная команда. Возьмите рейтинг ФИФА, посмотрите, на каком они там месте. Все эти размышления на тему неудачного старта сборной России — поверхностные. Люди, которые действительно понимают футбол, так говорить не станут. Я лично смотрю в будущее сборной России с уверенностью. Как мне кажется, во втором тайме матча с Хорватией наша команда явила истинный потенциал. Там были и скорость, и борьба, и агрессия, и самоотдача, и креатив… Признайтесь, этот момент не может не радовать.

— Отчего вы решили учиться тренерскому мастерству в Голландии? Почему, например, не в Испании?

— Потому что в Голландии очень сложная система обучения. Это меня и привлекло. Не подумайте только, что я каким-то образом охаиваю испанскую или русскую тренерскую школу, но, скажем так, голландская школа имеет большой престиж и отличный уровень подготовки специалистов. В принципе-то быть тренером — легко. А вот быть хорошим тренером… Это уже искусство.

“СТОИЧКОВА ЧАСТО ВСПОМИНАЮ...”

— Вы ведь сами в 94-м отказались выступать за сборную России?

— Да, сам. Меня не раз приглашали на сбор, но я, честно говоря, устал от того бардака, что творился в команде, — и отказывался, о чем сейчас, конечно же, жалею. Ведь каждая игра за сборную — событие. Хотя в принципе я стараюсь никогда и ни о чем не сожалеть.

— По окончании карьеры игрока были сомнения: оставаться ли в футболе или заняться чем-нибудь другим?

— Так я в последние годы постоянно чем-то еще занимался, помимо футбола! Был у меня ресторанный бизнес, позднее я в Роттердаме открыл комплекс соляриев (он, кстати, до сих пор работает). А потом увлекся дизайном квартир. Все это меня привлекало не только в плане доходов. Это был своеобразный вызов судьбе. Мне хотелось доказать, что я могу чего-то добиться и помимо футбола. Помимо, понимаете? Сам футбол у меня и в мыслях не было бросать. Я всегда получал удовольствие от этой игры. И сейчас получаю.

— Не было желания устроить прощальный гала-матч? Звезды ЦСКА против звезд “Барселоны” или “Фейеноорда”?

— Честно говоря, пока я об этом не задумывался. Хотя, в принципе, сама по себе идея неплохая.

— Сейчас с бывшими партнерами по ЦСКА отношения поддерживаете?

— Ну да, с Кузнецовым вот встречались пару раз, с Галяминым перезванивались, с Брошиным...

— А с кем-нибудь из звезд вашей “Барселоны” общаетесь?

— Раньше контачили с Куманом и Стоичковым, но в последнее время эта связь потерялась. Хотя болгарина я частенько вспоминаю. Сильная личность. Харизма. Для Христо всегда существовало только два цвета — черный и белый. И никаких полутонов! Поэтому он, бывало, по жизни и терпел определенные неудачи. Но такой вот он человек! Это он, кстати, меня в свое время Горбачевым назвал. Почему именно Горбачевым? Так в то время, в начале 90-х, на Западе наша страна в основном с Михал Сергеичем ассоциировалась.

— Как сейчас тот единственный сезон в “Барсе” вспоминается?

— Я играл в футбол с мастерами экстра-класса. В той команде не нужны были пустые разговоры, все и так знали, что нужно делать на поле. В этом плане, кстати, и свой армейский период с большой теплотой вспоминаю. Мне ведь, если честно, заранее было жалко те команды, что выходили играть против ЦСКА. Для той “золотой” дружины соперников просто не существовало! Мы знали, что превосходим оппонента, знали, что свои один-два мяча обязательно забьем. Я, например, был убежден: если защитник даст мне 20 сантиметров форы (или несколько секунд) — все закончится голом. Такой уверенности в собственных силах я не испытывал больше никогда…


СКАЗАНО…

• “Главное, чтобы была хорошая работа, остальное приложится. Да, в Голландии у меня было интересное дело (Корнеев два года отработал с юношескими командами “Фейеноорда”. — Р.В.), но, как только ко мне обратился Хиддинк, я сразу же ответил согласием. Для меня большая честь работать с этим человеком. А еще важный шаг в плане карьеры”.

• “Я — амбициозный человек и все сделаю для того, чтобы самому стать главным тренером. А вот где — в России ли, в Голландии… Поживем — увидим. В любом случае я спокойно разговариваю на четырех языках (русском, английском, испанском и голландском), так что круг возможных вариантов трудоустройства у меня обширен”.


ТОЛЬКО ФАКТЫ

• Прежде чем заиграть в ЦСКА, Игорь прошел через полгода настоящей армейской жизни. Его вместе с еще шестью парнями сослали в Таманскую дивизию. “Обещали забрать через две недели и слово свое сдержали. Только вот забрали всех, кроме… гранатометчика Корнеева. Как потом оказалось, один тренер из сборной Москвы имел определенное влияние в военных кругах. И надо же такому случиться — я однажды отказался играть за его команду! Ничего личного — просто устал и попросил: мол, дайте отдохнуть. Вот он мне “отдых” и устроил… На полгода. Ранние подъемы, марш-броски, дедовщина, жизнь по законам джунглей… В общем, все как доктор прописал. Эти шесть месяцев для меня та-а-ким уроком стали!” — признается Корнеев. Впрочем, в ЦСКА по возвращении из части он тоже попал не сразу. Еще пару недель Игорь провел в спортроте, что как раз рядом с манежем ЦСКА.

И все бы ничего, если бы не случай — Корнеев послал какого-то начальника на три буквы, и его за неподчинение приказу отправили… в тюрьму. “Не знаю, что бы со мной было дальше, но там, на мое счастье, не оказалось свободных мест! — вспоминает Игорь. — Меня, уже побритого, отвезли обратно в роту. Дальше все разрешилось само собой. Через пару дней, когда я красил ограду около стадиона, меня окликнул один из тренеров: “Корнеев? А ты что здесь делаешь?” Я объяснил: мол, так и так… Он: “Завтра же приходи на тренировку”. Так я и попал в ЦСКА”.

• В Голландии дело было. Корнеев только приехал в Нидерланды и решил пойти в общественную сауну. Зашел, разделся, открыл дверь. И увидел перед собой… голую женщину! “Оказалось, что у них так заведено — всем вместе париться…” — с улыбкой вспоминал Игорь.

• У Корнеева два сына. Старший — Кристиан, живет с мамой (первой женой Игоря) в Барселоне. Младшему, Джордану, всего 3 года. Он родился в Голландии, и паспорт этой страны у него уже есть, притом что отец у Джордана русский, а мать Эмма — англичанка.




Партнеры