“Букер” бриллиантов не берет

Роман про нацистскую партию вошел в шорт-лист премии

6 октября 2006 в 00:00, просмотров: 358

Кроме истории Захара Прилепина про юного нацбола под названием “Санькя” в избранное от премии “Букер” попали еще пять романов. Какой бы из них ни получил в декабре искомые $20 тысяч, что составляет главный приз, высокое жюри утверждает: “В шорт-листе есть чтение для людей с самым разным вкусом”. Итак, кто и что советует почитать хорошенького?


Членом жюри можно быть только один раз. На 15-м году жизни премии под руководством председателя жюри прозаика Александра Кабакова книги читали, надрывали глаза, не спали ночами, смеялись и плакали над страницей: критик Дмитрий Бак, поэт Тимур Кибиров, красноярский прозаик Роман Солнцев, теле- и радиоведущая Светлана Сорокина.

Из 41 произведения, представленного в шорт-листе, лучшими стали шесть. Роман Петра Алешковского “Рыба” — о судьбе русской женщины, родившейся в Таджикистане, — приковывает к себе внимание уже полгода. “Санькя” новгородца Прилепина — надрывный, политически-тоскливый, общественно-неудобоваримый, о суровых буднях наци. Солнце Ташкента, воздух детства, огонь любви и пульсацию ненависти вы найдете “На солнечной стороне улицы” в жарком городе Дины Рубиной. Духи гор и блистание драгоценных камней, описанные Ольгой Славниковой переливчатым, цепляющим взгляд и ум языком, — роман “2017”. Весь сегодняшний Иерусалим, с его жизнью, его древностью и аурой, — в одноименном произведении Дениса Соболева. А писатель из Владикавказа Алан Черчесов заглянул на “Виллу Бель-Летра”, где трое писателей — англичанин, француз и русский — сочиняют новеллы для прекрасной хозяйки.

В стороне остались бриллианты лонг-листа — романы Василия Аксенова, Юрия Арабова, Сергея Есина, Максима Кантора, Павла Крусанова, Алексея Слаповского, Юрия Полякова. Члены жюри клялись, что в выборе их не беспокоила политкорректность, нравственная позиция автора и прочие “за” и “против” — только литературное качество. Ведь для каждого, отметил Роман Солнцев, литература — это что-то свое. “Для кого-то — страсти, для кого-то — холодные готические построения”. У четырех номинантов из шести — одна и та же тема, по мнению Дмитрия Бака. “Тема перехода, которая пережила наша страна за последние 20 лет”.

Светлана Сорокина назвала себя на премии простым читателем. Мы поинтересовались у нее, считая ее все-таки “непростым” читателем: что у нас сегодня с литературой?

— Литература оживает. Что касается отображения сегодняшнего дня, его недостаточно. Есть уход в воспоминательную литературу, футуризмом занимаемся, в будущее смотрим. Хотя, казалось бы, такая изломанная эпоха, столько событий, такое время интересное. А его в литературе мало. Мы уже чуть не двадцать лет живем в переломном времени, и, по-моему, к концу этого двадцатилетия какие-то куски уже можно осмыслить и записать. Но почему-то пока не поддается осмыслению.

— Номинанты литературных премий и лидеры продаж — понятия диаметрально противоположные. Почему?

— Это всегдашний разрыв. Сейчас время попсы, и в литературе тоже. Я литературной попсой не увлекаюсь, лучше отношусь к более вдумчивым вещам. Вряд ли “Букера” получит книга, которая имеет самый массовый спрос у населения.




Партнеры