Сны о чем-то большем

Красавчик Берналь ушел в трехмерное пространство

7 октября 2006 в 00:00, просмотров: 205

В российский прокат вышел новый фильм Мишеля Гондри “Наука сна”, в котором люди в костюмах кошек играют на музыкальных инструментах, ладони вдруг раздуваются на пол-экрана, а главные герои предпочитают смотреть на мир с высоты птичьего полета. В главной роли — международная кинозвезда, мексиканский 28-летний красавчик Гаэль Гарсиа Берналь, которого шесть лет назад открыл миру Алехандро Гонсалес Иньяриту в драме “Сука-любовь”.


Это история о художнике Стефане Миро (Гаэль Гарсия Берналь), которому после смерти отца пришлось вернуться в Париж, где он родился и жил ребенком. Новый город встречает его новыми обязательствами (вырезать и наклеивать буквы на сомнительного содержания календари в местном издательстве) и новыми знакомствами — симпатичной соседкой Стефани (Шарлота Генсбур), чье пианино грузчики случайно обронили на Стефана. Томясь от серости жизни, скучной работы и неопределенности на личном фронте, Стефан то и дело окунается в волшебный мир снов, где у него есть собственная студия “Стефан-ТВ”, для которой он снимает фильмы камерой из картонных коробок. Здесь можно путешествовать в прошлое и будущее, а люди вокруг бьются, чтобы взять у него интервью.

Интересно, но именно в предыдущем фильме “Вечное сияние страсти” режиссер старался подойти ко сну с научной точки зрения. В новой картине этого не вышло. Зато получилось сделать красивое грустное кино с простой чувственностью и неплохим, в меру пошловатым юмором. Герои играют словами и зачем-то надевают специальные очки, которые позволяют смотреть на мир в трехмерной проекции. “Разве жизнь и так не трехмерна?” — спрашивает Стефани. И тут же получает ответ: “Да, конечно”. Эта игра абсурда, преувеличения. И она приходится по душе. Мишель Гондри каждый раз четко дает понять, где заканчивается реальность и начинается сон, так что темных пятен в отличие от запутанного “Ванильного неба” Кэмерона Кроу не остается. Так же ясно и понятно отношение режиссера к реальности: сны неизбежно лучше и красивее жизни. Это так же верно, как и то, что любовь победит. Пусть хотя бы только во сне.


ПЯТЬ ФАКТОВ О ФИЛЬМЕ:

“Наука сна” — первая картина режиссера, снятая по собственному сценарию. До того он снимал фильмы по совместным сценариям с Чарли Кауфманом (сценарист “Быть Джоном Малковичем”).

Мишель Гондри, прежде чем начать снимать кино, в молодости играл на ударных в собственной группе, одновременно снимая для нее клипы. Попав с одним из них на MTV, получил предложение от той самой Бьорк отныне снимать видео и ей. Бьорк, как оказалось, Гондри не ограничился.

“Наука сна” — относительно малобюджетное кино. Стоило каких-то шесть миллионов долларов. В качестве декораций к фильму выступил дом, в котором режиссер жил пятнадцать лет назад.

Исполнитель главной роли Гаэль Гарсия Берналь — миниатюрный актер (рост — 1,69 м), чья первая большая роль пришлась на фильм “Сука-любовь” Алехандро Гонсалеса Иньарриту, — не только способен менять цвет глаз от голубого до карего в зависимости от освещения, подряд сыграть молодого Че Гевару в “Дневнике мотоциклиста” и трансвестита в почти автобиографическом фильме Педро Альмодовара “Дурное воспитание”, но и полетать над городом на плюшевой лошадке и пошутить над Мартином Скорсезе в “Науке сна”.

Еще одна главная роль — у Шарлоты Гейнсбур — дочери великого шансонье Сержа Гинзбура. Подобное родство послужило не только предметом зависти среди ее сверстников в детстве (как следствие — мало друзей), но и поводом Алехандро Гонсалесу Иньарриту пригласить ее в свои “21 грамм”. У Мишеля Гондри Шарлота скачет по небу за спиной у Берналя и изо всех сил играет в сон.




Партнеры