Красавица и “чудовище”

Жена боксера Валуева Галина: “На свитер Николаю ушло два килограмма ниток”

7 октября 2006 в 00:00, просмотров: 185

В субботу российскому боксеру Николаю Валуеву во второй раз предстоит отстаивать звание чемпиона мира по боксу по версии WBA в супертяжелом весе. Соперником его на сей раз будет американец Монте Барретт. Заканчивал подготовку к бою, который состоится в Чикаго, Николай, как обычно, в Германии — в Берлине и на тренировочной базе в Кинбауме.

И как обычно — в немецкую столицу пожаловала его супруга Галина. На это время их сын Гриша оставался в Питере — под присмотром матери Николая Надежды Михайловны. Вот только в Чикаго Галя не полетит. Пора уже к сыну... Наш корреспондент взял эксклюзивное интервью у Галины Валуевой накануне суперважного события.


Николай Валуев родился в Санкт-Петербурге 21 августа 1973 года. За плечами боксера 45 поединков, 44 из которых он выиграл (32 из них нокаутом). Один поединок закончился дисквалификацией соперника.

3 июня в матче против Оуэна Бека из Ямайки отстоял титул чемпиона мира по версии Всемирной боксерской ассоциации.

Видимся только за завтраком

— Галя, не все боксеры терпят женское присутствие перед боем. Как сами думаете, не отвлекают ли ваши визиты Николая от главной цели? Или, наоборот, вдохновляют? — с этого вопроса “МК” начал разговор с супругой чемпиона.

— Думаю, ни то ни другое: я не влияю на его состояние. До боя мы стараемся не видеться, разве за завтраком в гостиничном ресторане. Раньше он говорил, что категорически против моего присутствия на боях, но при этом такую позицию не мог аргументировать. А один раз я пошла и сама купила билет на его бой в Питере. С того момента хожу на все бои по возможности.

— Ты всегда очень активно поддерживаешь Колю в зале. Разбираешься в правилах бокса?

— Постольку-поскольку. Наверное, как и все остальные болельщики: “Коля, бей так!” Но я считаю, что мой муж самый лучший. Я знаю, чего ему стоило добиться всего этого: здоровье, многочисленные травмы. Потом — по три тренировки в день. Профессиональный бокс — каторжный труд!

— Сразу же по окончании последнего чемпионского боя я видел, что ты с кем-то разговаривала по телефону. С кем?

— Это позвонил наш друг из Екатеринбурга — Олег. Он был первым поздравившим в тот вечер. А за пару часов до боя он звонил с довольно жестким наставлением: “Страна недовольна предыдущим боем. Ребята, на вас смотрит Екатеринбург, поэтому будьте добры...” И когда он позвонил после боя, я спросила: “Ну что, Олег, страна довольна?” Он ответил: “Страна довольна!”

Вежливость у нас воспринимают как слабость

— Как Колина мама воспринимает бои своего сына?

— Я думаю, Надежда Михайловна стала смотреть бои Коли лишь в последнее время. А раньше он после боев звонил ей и сообщал результаты.

— Во время какого боя тебе было наиболее страшно?

— Все бои, не заканчивающиеся в два-три раунда, переживаются очень сильно. Вот против Руиса: ведь Коля стал чемпионом, защищаясь одной левой рукой. Значит — он сильный боксер, так? Во время одного из последних боев против Доналда я ощущала очень сильное напряжение. Я сознательно свела общение к минимуму, чтобы не попасться на какие-либо провокации. К этому я готовила себя очень давно. А Коля на это сказал, что, если люди захотят тебя поймать, ты даже не поймешь, как это произойдет. В принципе это и случилось в январе (история в Питере, когда Николай заступился за жену, а его обвинили в избиении охранника. — А.П.). Почему-то у нас в стране, когда ты пытаешься интеллигентно и вежливо разговаривать с людьми, с обслуживающим персоналом, когда говоришь им: “Здравствуйте!”, “Пожалуйста!”, “Не будете ли вы любезны?” — они воспринимают это как слабость и начинают в отношении тебя агрессивно себя вести.

— После той истории с охранником желтая пресса приписывала Коле чуть ли не связи с мафией. Как реагируешь на подобное?

— Очень болезненно. Мне непонятно, зачем вырывать из контекста какие-то фразы... Эти “желтые” корреспонденты берут вопрос из одной части интервью, а ответ из другой. И смысл меняется. До январских событий я верила в то, что пишут бульварные газеты. Когда же с нами все это произошло и я начала читать и смотреть ТВ, то поняла: там сплошная неправда. Теперь я ни телевизор не смотрю, ни газет не читаю.

Любви с первого взгляда не было

— А как вы познакомились?

— На дне рождения одного нашего общего друга в феврале 1998 года. Я с ним училась в одной группе в Санкт-Петербургском университете экономики и финансов, а Коля просто общался. Нас рядом посадили за столом — и...

— Коля тебе сразу понравился?

— Любви с первого взгляда у нас не было. Мы просто мило провели время, весь день рожденья проболтали-пообщались. У меня была машина, джип “Ниссан-Тирана”. И я предложила подвезти его домой. На прощанье мы обменялись телефонами. Коля постоянно говорит, что он должен был позвонить на следующий день, но не позвонил. А когда он набрал мой номер через день, я начала его “строить”: “Почему ты не позвонил мне вчера?!”

— Когда вы стали встречаться, как люди реагировали на вас?

— Поначалу это шокировало меня. Я, например, никогда не забуду, как однажды мы пришли на дискотеку — хотя я и не любительница дискотек, — и девочка примерно моего роста, невысокая, прыгала и пыталась повиснуть у него на шее. При этом она рассказывала ему, что с ней Коле будет так хорошо, как не было хорошо ни с кем в жизни. Ее от Коли рьяно оттаскивали двое мужчин, но она вцепилась в него буквально мертвой хваткой. Это был первый случай, и наблюдать за происходящим было весело. Когда примерно то же самое произошло уже во второй раз, то меня это начало бесить. И можно сказать, что из-за этого мы перестали ходить на дискотеки...

— А в связи с домогательствами девушек возникали ли какие-то претензии к самому Коле?

— Конечно, возникали. Раз они так вели себя, то, значит, он им позволял это! Но на это Коля разводил руками: “Галя, ну что же мне делать?” Ну мы и нашли выход из положения, перестав куда-либо ходить.

— А где популярность Коли выше — в Германии или же в России?

— Я думаю, что примерно одинаковая. Но до чемпионского боя люди как-то добрее относились. Если, например, раньше в гипермаркете люди подходили за автографом и благодарили, то после чемпионского боя, отойдя от Коли на два шага, просто начинают его откровенно обзывать. Непонятно: если ты не считаешь человека хорошим, то зачем тогда подходишь за автографом?

— Да, о магазинах. Ты как супруга чемпиона мира ходишь в Питере по дорогим бутикам?

— А какой смысл переплачивать за вещь, если ее можно купить на порядок дешевле? Нет, я очень люблю скидки. Экономика должна быть экономной...

Ползаю по кухне и собираю дробь

— Коля с твоим папой — знатные охотники. Когда они приезжают с добычей — ты ее готовишь-маринуешь?

— Несколько раз Коля приносил добычу. Однажды на всю квартиру так воняло лосятиной, когда я ее готовила… В другой раз я ощипывала двух гусей чуть ли не целый день. В итоге вся квартира была в перьях, а у меня аж пальцы посинели. После этого я сказала, чтобы у меня этого больше не было. Теперь он отвозит добычу в кафе к своим друзьям, а мы потом приходим туда вкусненько покушать.

— А как муж готовится к охоте?

— Это отдельная история. Сначала он едет в магазин, закупает кучу каких-то деталей: дробь, патрончики, какие-то пимпочки... Затем это все кучками раскладывается по кухне, ставится специальный агрегат, в который засыпается порох, взвешивается, забивается в патроны. Причем вышеописанный процесс занимает полночи. Друзья спрашивают у Николая: “Разве ты не можешь это купить?” А он им отвечает: “Это же неинтересно. Интересно все сделать самому”. Затем я ползаю по кухне и собираю рассыпанную дробь...

— А чем занимаешься, когда Коля уезжает на охоту?

— Воспитываю ребенка. А еще у меня важное достижение: я связала Коле свитер. Вязала его три года и перевязывала три раза.

— И сколько ниток ушло?

— Два килограмма. Теперь никто не верит, что этот свитер связала я... А я уже вяжу второй — тоже уйдет года два-три. И Грише связала такой свитер, но он показался ему колючим...

— Сын переживает, что папа постоянно на сборах?

— Переживает, конечно. Скучает. Мы, правда, часто созваниваемся. Ну а когда Коля на пару недель возвращается домой, то в экстренном порядке начинается воспитательный процесс.

— Он успешен?

— После отъезда Коли в доме неделю царят мир и тишина. А затем Гриша начинает строить меня — показывает, кто в доме хозяин.

— Гриша воспринимает популярность отца?

— Я думаю, что он уже начал это делать благодаря окружающим. Мне непонятно, почему они переносят папину известность на ребенка. Когда, например, приходишь в магазин, то куча продавцов пытается принести сто десять шоколадок. Или, скажем, Гриша просит шоколадку, а ты говоришь: “Нет!” — и тут же кто-то подлетает и начинает уговаривать мамочку, чтобы та разрешила. А откуда они знают, может, у меня в этот момент идет воспитательный процесс? Гриша уже начинает играть на публику. Дома он знает, что не получится не слушаться. А на публике он порой такие шоу закатывает!

Кличко — симпатичные ребята

— Сейчас усиливаются слухи по поводу боя между Колей и Владимиром Кличко. Лично тебе бы хотелось, чтобы этот бой состоялся?

— Я думаю, этот вопрос не решает ни Кличко, ни Валуев. Решают их промоутеры. Отмечу одно: за свою карьеру Коля ни разу не отказался от предложенного ему боя. Кого выставляют, с тем он и боксирует. Если ему скажут боксировать с Федей — будет с Федей. А скажут с Кличко — будет с Кличко... Когда Коля еще боксировал в России, то циркулировали слухи, что ему подбирают плохих соперников. Я с этим не согласна, ведь многие боксеры просто отказывались биться с Колей. На каждый бой было по пять-семь претендентов — и порой только один из них в итоге соглашался. А Коле абсолютно все равно, к какому сопернику готовиться...

— Но все-таки — что ты думаешь о братьях Кличко?

— Ничего. Мы не знакомы. А с виду — симпатичные ребята.

— Но по телевизору ты их бои видела?

— Нет. Меня интересует только мой муж.




Партнеры