Мокрая политика

Ее заказали властные. Чужие здесь давно не ходят

9 октября 2006 в 00:00, просмотров: 227

Владимир Владимирович, это очень тяжелая задача: возложить на вас ответственность, но сделать это помягче. Даже, может быть, посочувствовать вам, но как-нибудь так, чтобы не было мучительно стыдно перед читателями.

Если журналистку убили ваши враги — значит, хотели вам навредить. Если ее убили ваши сторонники — значит, “подставили президента”. И так и этак — вы жертва.

Что-то такое носится в воздухе, тянет холодом. Ровно месяц назад, 8 сентября, в письме к вам я писал: “Бывает, что у человека, который принял на свой счет такую критику (резкую, а порой оскорбительную), возникает острое желание убить оскорбителя. И мне, конечно, не хотелось, чтобы вы, Владимир Владимирович, или кто-то из ваших, придя в ярость, начали бы что-то такое предпринимать”.

Извините нас, Владимир Владимирович, мы действительно вас раздражаем — говорим и пишем что-то не то. Вот и Политковская вела себя так, что скорее всего какая-то часть вашей вертикали (кавказская? питерская?) оказалась вынуждена убить ее.

В состоянии якобы аффекта? Как полковник Буданов 18-летнюю (которую он предварительно раздел догола и… под музыку). Нет, подъезд, пистолет — это планировали; это не аффект, а напротив, четкая спокойная работа.

Когда убили Холодова (а сделали это военные профессиональные убийцы), президент Ельцин назвал Грачева лучшим министром обороны. (До катастрофического новогоднего поражения в Грозном оставалось 2,5 месяца.)

Теперь, когда убили Политковскую, даже не знаешь, кого назовут лучшим. Но все, что есть, ваши. И значит, это ваша… если не вина, то ответственность.

Ее заказали властные, а они все — ваши; чужие здесь давно не ходят.

Это политическое мокрое дело (бытовые версии отпадают). Значит, такая у нас в России политика, что проблемы решаются стрельбой в подъезде.

Что теперь делать? После Беслана отменили выборы губернаторов, как будто это плохо выбранные губернаторы захватили школу. Теперь, пожалуй, стоит закрыть “Новую газету”, раз ее сотрудники провоцируют профессионалов на мокрые дела (Домников, Щекочихин, Политковская).

* * *

Действительно, у вас как у руководителя страны случилась досадная неприятность. Как быть? Отмолчаться? Или что-то сказать?

Прошли уже почти сутки, а вы молчите.

Многим кажется, что вы всегда долго молчите — анализируете, обдумываете… Да, когда случился Беслан, вы обратились к народу не первого, а шестого сентября. И про “Курск” не торопились, и про “Норд-Ост”. Но 11 сентября, когда в Нью-Йорке рухнули небоскребы, вы были первым, кто позвонил Бушу. И когда продали “Юганскнефтегаз”, вы немедленно сказали, что знаете этих достойных покупателей. И когда были выборы на Украине, вы поздравили кого-то не того, даже не дожидаясь подсчета голосов.

Сейчас вам надо бы поскорее обвинить кого-нибудь. Угадаете вы или нет — не важно. Главное, сам факт, что вы обвиняете, покажет, что вы противник убийства и не забыли о долге “гаранта Конституции”.

Лучше всего возложить вину на международный терроризм и его пособников внутри страны и за рубежом. (Бизнеса у покойной не было, но все же и такие версии возможны: мол, проклятые олигархи, чтобы подорвать вашу репутацию…)

Повредила ли вам эта неприятность? Думаю, нет. В глазах народа повредить вам это убийство могло бы, если бы ТВ показало и прокомментировало его так, как когда-то показало гибель Холодова. (Но того телевидения давно уже нет.)

В глазах Запада? Думаю, нет. Пока вы держите в руках нефтегазовый вентиль, они всё проглотят.

Поэтому не слишком огорчайтесь. Неприятность скоро забудется, особенно если бензин подорожает или электричество не выдержит подъема потребления на фоне понижения температуры.




    Партнеры