Елена Замолодчикова: крестная, отвернись!

Олимпийская чемпионка готова выступить на чемпионате мира без комплексов

10 октября 2006 в 00:00, просмотров: 469

В каждом человеке, говорят психологи, заложен природный потенциал для борьбы с трудностями. У Замолодчиковой этот потенциал — запредельный. Она любит работу ради работы. Ее не надо загонять в зал палками. Если только выгонять... Лене — 23 года, и за плечами олимпийской чемпионки — сложная жизнь в спортивной гимнастике. Впереди — та же самая жизнь. Только еще сложнее. А Лена все равно туда рвется. Она одержима, если хотите. И всем почему-то это нравится.


— Быть лидером в молодой команде — двойная нагрузка. Надо самой не оплошать, да и других за собой повести. Сколько можно терпеть, в том числе и это бремя лидерства? Или не давит, комфортно?

— Очень давит. У нас действительно молодая команда, и на взрослом помосте девчонки осваиваются быстро. Да и главный тренер сборной делает ставку на молодежь, обкатывает ее. Им надо только влиться в процесс. Выступать, выступать — и будет легче.

— А вам — что надо?

— Да то же самое. У меня нет страха — когда выхожу на соревнования, то не боюсь никого. Я вижу, что молодые, хотя и растут быстро, но опыта у них еще нет, да и по сложности мои программы, например, на вольных упражнениях или в прыжке им пока не по силам. И, к счастью, я никогда не комплексовала в спорте. Выхожу на помост и думаю только о том, что надо сделать, как побороть волнение.

— Но до соревнований, как показывает практика, надо еще добраться. Вот вы выиграли 2 “золота” на чемпионате России и все равно не были уверены, что попадете в состав команды, уезжающей на чемпионат мира…

— Потому что расслабляться я просто не могу. Ведь прекрасно знаю, как легко, например, на самом пике формы вдруг выпасть из команды из-за какой-то внезапной травмы.

— Весной на Кубке мира вы говорили: надеюсь, черная полоса осталась в прошлом…

— Меня до такой степени замучили травмы... Как начались после Сиднея: только форму наберешь, тренируешься, как сумасшедшая: раз — и сидишь дома вместо турнира! И я не могу объяснить, что было, — дело не в неправильном тренировочном процессе, не в возрасте, конечно…

— Судя по всему, сегодня вы готовы вновь биться и психологически ?

— И готова побеждать. Я чувствую это. Причем сейчас — более осознанно, чем шесть лет назад. Вот здесь, наверное, возраст свою роль сыграл.

— Обычно жизнь предлагает обмен: что-то находишь, зато теряешь другое. Что-то потеряно?

— Наверное… Вот, знаете, я могла раньше тренироваться много часов подряд, все уставали, я — нет. Сейчас — уже хорошо чувствую, когда необходимо остановиться. Потому что силы сами дают знать, вернее, их отсутствие.

— Может, наоборот, организм регулирует нагрузку, такая разумная борьба?

— Может быть. В любом случае я знаю, что могу бороться за самые высокие звания на чемпионате мира.

— Но главный тренер Андрей Родионенко никого не пощадил, состав объявил прямо накануне отъезда.

— С одной стороны — я была в себе уверена, с другой — отбор в команду дело серьезное.

— Лена, вы уже знаете о спорте и о турнирах все. Какую главную опасность видите для себя на чемпионате, который начнется не в очень счастливый день — 13 октября?

— Не знаю, пришлось, например, подстраиваться под новые правила… Ведь что произошло? У нас словно приравняли художественную и спортивную гимнастику. Повороты и прыжки — на одном уровне оценки. Я никогда особенно не отличалась своей хореографией, поэтому немного тяжеловато сегодня, особенно если учесть, что десять лет я выступала абсолютно по другим правилам. И поменялись они тогда, когда я обрела стабильность. Выложиться в хореографии и добавить в этом направлении какие-то элементы немного легче, согласитесь, чем акробатику усилить.

— Но все же и это удалось?

— Не сразу, даже если взять мой любимый опорный прыжок… Вот были раньше два сложных прыжка, и я их делала. Теперь эти два почему-то стали одним. Конечно, понимаю: никого не интересует то, что я в 23 года должна осваивать новый прыжок по этой причине. И понимаю, что мои обиды ничего не решат, правила все равно надо принимать. Вот на чемпионате России прыжки, считаю, получились у меня наиболее удачно. Если первый я уже не раз исполняла, то второй — абсолютно новый. Но не представляете, какой кровью это мне далось. Не идет, и все! Я паниковала, тренер успокаивала, говорила: Лена, добьем! И правда — добили.

— Тренер Надежда Масленникова, она же — крестная. Уже можно, наверное, и без слов…

— Да, крестная. Мне было десять лет, мы были на сборе в Мариуполе, тогда и возникло желание зайти в церковь. Надежда Викторовна это бремя несет на себе, спасибо ей. От нее попадает, конечно, но я знаю, что она переживает. Говорит — когда выходишь, как будто я за тебя все делаю на помосте. На самом деле я начинаю уже ее понимать — помогаю девчонкам маленьким в школе к соревнованиям готовиться. И вот, когда кто-то выступает, очень переживаю. Представляю, что мой тренер чувствует. На ее месте я бы не смотрела, наверное, вообще на помост, отвернулась бы…

— Она не может, вы же хотите на третью Олимпиаду?

— Это мечта. Как и золотая медаль в команде.

— А что в жизни происходит хорошего?

— Ничего, очень жалко. Но, надеюсь, полоса черная прошла… Меня обычно про мотоцикл все спрашивают — он остался, хотя это скутер: максимум 60 километров развивает. Но я по городу гонять и не буду — меня могут и не заметить джипы разные.

— Это правда, жизнь — не помост, где последнее просто невозможно.

— Не знаю… Я когда выступила, например, в шоу Леши Немова, то испытала такие ощущения! Как будто на сцену вышла, а не на помост привычный. Аж мурашки по коже. Много было у меня показательных выступлений — не так много, как хотелось бы, но все же. А тут… Звонили мои друзья — спортсмены и абсолютно далекие от спорта люди: Лена, это было что-то с чем-то! Это действительно было что-то, трудно подобрать одно определение. Я знаю, что Леша — максималист, если за что-то берется, то на высшем уровне.

— Эти же слова вы ведь можете смело адресовать и к себе.

— Да, могу. Обычно все довожу до конца. Не знаю только, что про уровень сказать.

— Вы на себя злитесь?

— Очень, очень в последнее время что-то… Даже жалко себя становится.




Партнеры