Дадут ли Путину выпить пива в Германии?

ВВП собираются задать вопросы о Грузии и Политковской

11 октября 2006 в 00:00, просмотров: 208

Вчера Владимира Путина ожидали в Дрездене. Официальная цель поездки — российско-германские переговоры на высшем уровне и участие в форуме “Петербургский диалог”. С одной стороны, Владимиру Владимировичу будет приятно оказаться в городе, где он служил с 1985 по 1990 годы и где родилась его вторая дочь Катя.

С другой — ряд немецких политиков и общественных организаций обратились к Ангеле Меркель с просьбой поставить перед Путиным вопрос о свободе слова в России и положении журналистов — в связи с убийством Анны Политковской. Вторая неприятная тема — отношения России и Грузии. И она наверняка будет поднята в том или ином виде...


Темой номер один в немецких СМИ перед приездом Путина стала смерть Анны Политковской.

Издание Spiegel Online, например, публикует слова уполномоченного по вопросам отношений с Россией федерального правительства Андреаса Штокенхофа, который в рамках “Петербургского диалога” примет участие в форуме, посвященном гражданскому обществу в России: “Естественно, что на встрече будет затронута тема убийства Анны Политковской. Нельзя делать вид, будто бы оно не произошло”.

Пресс-служба премьер-министра Баварии Эдмунда Штойбера утверждает, что он тоже “поднимет тему убийства российской журналистки на встрече с Путиным”. И, наконец, спикер федерального правительства Ульрих Вильнельм прогнозирует поведение Меркель: “Канцлер уже однозначно дала понять, что развитие свобод мнения и печати в любой стране является неповторимой ценностью, о чем она поведет также речь и на переговорах с Путиным”...

О ЧЕМ ВВП ВСПОМНИТ В ДРЕЗДЕНЕ
В этом городе он потолстел и сыграл роль домохозяйки

Вот что рассказывают Владимир Владимирович и его супруга об этом периоде своей жизни в книгах “От первого лица” и “Владимир Путин. Дорога к власти”.

Владимир ПУТИН: “Это была работа по линии политической разведки… Речь шла об информации о политических партиях, тенденциях внутри этих партий, о лидерах — и сегодняшних, и возможных завтрашних. Шла работа по вербовке источников и добыче информации, а также по ее обработке и анализу...”

Людмила ПУТИНА: “Катя родилась в Дрездене. Роды проходили в немецком госпитале. И первые пять дней, проведенные Владимиром Владимировичем с Машей, когда он оставался и за папу, и за маму, сыграли, на мой взгляд, большую роль в его понимании, насколько трудно быть домохозяйкой... Владимир Владимирович пришел навестить меня с Машей, которой в то время был год и два месяца. А дочка в каких-то ползунках, которые ей уже давным-давно малы, маечке, неизвестно откуда вытащенной, которая ей тоже мала, слегка похудевшая, но абсолютно счастливая”.

Владимир ПУТИН: “Мы приехали из России, где очереди и дефицит, а там всего было много. Тут-то я килограммов двенадцать и прибавил. Стал весить восемьдесят пять... Мы регулярно ездили в маленький городишко Радеберг, а там был один из лучших пивных заводов в Восточной Германии. Я брал такой баллон на три с лишним литра. Пиво в него наливаешь, потом краник нажимаешь — и пьешь как из бочки”.

Людмила ПУТИНА: “Из окон своего кабинета Володя видел маленькую Катю в яслях. Утром он заводил Машу в детский садик — это прямо под окнами нашей квартиры, а потом Катю в ясли... В выходные мы уезжали за город. У нас была служебная машина — “Жигули”.

Владимир ПУТИН: “Мы все уничтожили, все наши связи, контакты, все наши агентурные сети. Я лично сжег огромное количество материалов. Мы жгли столько, что печка лопнула. Все наиболее ценное было вывезено в Москву. Это было в 1989-м. Когда начали громить управление Министерства госбезопасности.

У меня тогда возникло ощущение, что страны больше нет. Стало ясно, что Союз болен. И это смертельная, неизлечимая болезнь под названием паралич. Паралич власти”.




Партнеры