Верните сулугуни!

Тина Канделаки: “Грузины, успокойтесь”

12 октября 2006 в 00:00, просмотров: 498

На российско-грузинском “фронте” без перемен. Шмонают, сажают, вывозят. Правда, по поводу школьников неправильной национальности дали задний ход. И на том спасибо. Мы попросили самых знатных грузин-телеведущих ответить на два вопроса.


1. Как вы оцениваете позицию России и Грузии в этой “братской любви”?

2. Изменилась ли ваша жизнь, внутренне и внешне, в связи с последними событиями?


Тина КАНДЕЛАКИ, телеведущая канала СТС:

1. Конфликт показывает, что Россия без Грузии обойтись может, а может ли Грузия без России и грузины без России — еще вопрос. Но от этого грузинскую культуру, вино, кинематограф, танцы никто любить меньше не будет. Частичка Грузии есть в сердце каждого культурного русского человека. Есть очень хорошая грузинская пословица: “Царствует время, а не цари”. Время доказало, что культурный грузинский человек будет всегда тянуться к культурному русскому человеку, потому что их очень многое связывает. Я вышла замуж за русского, у меня дети русские, и никогда я об этом не жалела. И дети знают, кто такой Шота Руставели, и растут на Александре Сергеевиче Пушкине.

2. Это не в первый раз возникает в нашей многонациональной стране… Говорить об этом можно сколько угодно, но лучше взять и кому-то конкретно помочь. Я, например, занималась получением российского гражданства для своих родителей. Это было очень сложно и до конфликта. Меня лично никогда не останавливала милиция, даже когда я еще и не была известной телеведущей. Не знаю уж почему. Есть две категории негодяев: а) холопы; б) фашисты. Они были, есть и будут, но о них я говорить не хочу. А сама я, встречаясь с соотечественниками, говорю, как доктор Кашпировский: все будет хорошо, все будет нормально. Грузины, успокойтесь.


Николай СВАНИДЗЕ, политический обозреватель телеканала “Россия”:

1. Позицию грузинского руководства я оцениваю как ужасающую. У меня очень серьезные, как у человека грузинской крови, личные претензии к Михаилу Саакашвили, потому что он берется ломать то, что не он строил. Речь идет об отношениях грузинского и русского народов. Разрубать эти отношения преступно. Что касается позиции России, то первоначально я с ней был абсолютно согласен, нужно было предельно жестко реагировать, выводя, разумеется, за скобки какие-то военные варианты, отвечать на политико-дипломатическом уровне. Сначала это удавалось. А сейчас многие политики в России повелись на провокацию Саакашвили. Есть меры, которые мне представляются неразумными, они вызывают волну ксенофобии, причем не только антигрузинских, но и антикавказских, вообще антиинородческих настроений. Кампания пройдет, а ненависть будет продолжать развиваться.

2. Внешне моя жизнь абсолютно не изменилась, но мне очень тревожно, эта тема меня сильно беспокоит. Как она меня бы беспокоила, если бы касалась не Грузии, а любой другой страны, к которой я хорошо отношусь. Я автоматически начинаю сочувствовать тому народу, который подвергается нажиму, будь то русские, грузины, евреи, эфиопы или жители Гвинеи-Бисау. И в этот момент я себя чувствую представителем именно этого народа.


Григорий ТВАЛТВАДЗЕ, спортивный комментатор канала “Спорт”:

1. Жаль, что народы, на протяжении многих лет жившие в культурной любви друг к другу, оказались в таком страшном положении. Я не хочу обвинять ни руководство Грузии, ни руководство России. Политика — очень неблагодарная вещь.

2. Кроме боли, я ничего не могу испытывать. Я родился в Сухуми, рос там, и для меня это был самый счастливый и красивый город на Земле. Я чувствую себя человеком, который лишен детства, лишен корней, могил своих родственников. Моя душа сейчас как бы ходит по лезвию бритвы. А на днях я зашел на Кунцевский рынок купить сыр и увидел, что все точки, где продавали сулугуни, закрыты. Это смешно. Но еще и тяжело, потому что когда тебя останавливает на улице майор милиции и после знакомства с твоими документами произносит: “Скоро вам всем конец”, — после этого становится не просто не по себе, а страшно. Когда преподаватель института говорит моей дочери, которая учится на пятом курсе, о том, что она может не доучиться до конца, не реагировать на это сложно.




    Партнеры