Стенограмма пресс-конференции в "МК"

министра сельского хозяйства РФ Алексея Гордеева

13 октября 2006 в 00:00, просмотров: 195

3 октября 2006 г., 12.30


Ведущий — Сергей Рогожкин — руководитель пресс-центра газеты “Московский комсомолец”.


Рогожкин: Добрый день, уважаемые друзья. Сегодня гостем газеты “Московский комсомолец” является Алексей Васильевич Гордеев - накануне праздника работников сельского хозяйства и наших продовольственных отраслей. На этом Алексей Васильевич, не нарушая традиции, ваш взгляд на ситуацию сегодня в отрасли. А потом ваши вопросы, уважаемые коллеги.


Гордеев: Добрый день, у нас сложилась хорошая традиция встречаться с вами здесь на площадке “Московского комсомольца” в преддверии нашего профессионального праздника. Я поздравляю всех и надеюсь, что вы примите активное участие во всех мероприятиях, которые стартуют у нас в пятницу, 6 октября. Речь идет о “Золотой осени” — широкомасштабном выставочном проекте. На нем будут представлены практически все регионы РФ, по всей столице будут развернуты ярмарки, где сельхозпроизводители смогут продавать свою свежую и натуральную продукцию без посредников, соответственно, по умеренным ценам для москвичей.

Если говорить об итогах очередного уходящего сельскохозяйственного года, то надо отметить, что, хотя жалобы селян на плохую погоду привычны, этот год по-настоящему был тяжелый. Тяжелым он был в силу различного рода климатических стрессов - заморозков, засухи и выпадения многочисленных дождей, и самое, наверное, показательное, что это коснулось практически всех регионов РФ. Все-таки Россия — большая страна, и каждый сезон у нас тот или иной регион или округ подвергался отрицательным климатическим воздействиям.

На сегодня уборка практически завершена, если говорить о зерновых, о хлебе - это самое главное. Обмолочено 92% всех площадей. Я приведу данные сразу в чистом весе - это порядка 73 миллионов тонн. Мы эту цифру называли с начала года и считаем, что Министерство представило наиболее четкий прогноз. Много это или мало? У нас будет достаточно зерна для того, чтобы обеспечить и продовольственные потребности, и фуражные - для животноводства, и сохранить экспортный потенциал примерно около 10 миллионов тонн.

По вкладу в общий российский зерновой каравай я бы отметил несколько наиболее значительных регионов. Это, конечно же, Краснодар - более 8 миллионов тонн, Ростовская область — около 7 миллионов тонн, Ставропольский край — 6 миллионов тонн. При этом пальму первенства, как самому эффективному зернопроизводителю региона, я бы отдал Ставропольскому краю. По двум причинам. Во-первых, в этом регионе произведено больше всего в стране продовольственной пшеницы. А это, как вы понимаете, самое ценное и главное. А, во-вторых, Ставропольский край, наверное, один из немногих регионов России, который стабильно, уже пятый год подряд, превышает показатели советского периода в урожае зерновых. Средний объем урожая зерна в Ставропольском крае, если брать пятилетку 86-90-е годы, порядка четырех миллионов шестьсот тысяч тонн в год. Последние пять лет Ставропольский край получает стабильный урожай на уровне шести миллионов тонн и выше. То есть больше, чем в советский период.

Довольно неплохие результаты, на мой взгляд, в республике Татарстан и Башкортостан. Каждая из них внесла большой вклад, более 4 миллионов тонн. Татарстан — 4 млн. 600 тыс. тонн, Башкортостан — чуть поменьше. И я бы отметил пусть небольшой, поскольку это не зернопроизводящий регион, но вклад республики Мордовия — 1 миллион тонн. Такого объема у них не было на протяжении последних 14 лет! Вопреки тяжелой погоде сыграли роль технологии. Вообще бы я отметил, что все климатические и погодные испытания текущего года показали, что в России появились технологии, которые могут противостоять этим воздействиям и обеспечить достаточно высокий урожай зерновых в стране.

С учетом того, что у нас появился приоритет — национальный проект, Министерство с начала года также сосредоточило усилия на том, чтобы больше производилось высокоэнергетических кормов. Это кукуруза на зерно, рапс, ряд других культур, соя. И мы хотели бы также отметить, что у нас будет побит рекорд советского периода в производстве кукурузы на зерно. Это порядка 4 миллионов тонн. В советский период мы собирали чуть больше 3 миллионов тонн. То есть здесь видно, что получен сигнал с рынка фуража, от животноводства, которое, очевидно, развивается, потому что без высокобелковых кормов, каким является кукуруза, естественно, нельзя обеспечить рост в этой отрасли.


Отдельно хотел бы отметить производство сахарной свеклы. Впервые за годы реформ было засеяно порядка 1 миллиона гектаров, получен рекордный урожай за все годы РФ. Я имею в виду и социалистический период. Более трехсот центнеров с гектара! Ряд регионов получили за 400 центнеров - это Ставропольский край и Липецкая область. И в текущем году будет собрано более 25 миллионов тонн сахарной свеклы, что сопоставимо с советским периодом, и мы можем еще раз сказать, что за счет собственного производства белого сахара мы обеспечим примерно 60% потребности. Напоминаю, что 6 лет назад у нас 80% этого продукта были импортными, и всего 20% отечественного производства.


Коротко скажу по подсолнечнику. Произведем мы его меньше, но, с точки зрения севооборота, это хорошо. Хотя урожайность будет выше, чем в прошлом году всего на 1 центнер с гектара, это все равно довольно высокий результат. Причем мы заместили производство семян подсолнечника производством рапса. Рапса в этом году будет произведено почти в два раза больше, чем в прошлом году. И это позволит нам сохранить баланс производства растительного масла, а вместе с тем обеспечить дополнительные поставки высокоэнергетической кормовой культуры для животноводства.


Довольно ощутимую долю в валовом объеме сельхозпродукции занимает картофель. Производство картофеля будет чуть выше, чем в прошлом году. Овощи на уровне прошлого года. В то же время я бы отметил два региона, где резко увеличилось производство овощей, в том числе и ранних овощей - это республика Дагестан и Астраханская область. Здесь также мы видим применение новых технологий орошаемых земель.

Заготовка кормов у нас сейчас идет на уровне, чуть превышающем прошлогодний, и это еще раз подчеркивает, что животноводство в осенне-зимний период будет себя чувствовать стабильно. Говоря в целом о том, как объем валовой продукции сельского хозяйства оценивается в этом году, важно подчеркнуть, что год был поздний. Но мы все-таки надеемся, что не «упадем» по сравнению с прошлым годом и, может быть, даже будет небольшой рост. Но одновременно с этим, сейчас довольно высокая динамика роста в пищевой и перерабатывающей промышленности, более 5%.

Неплохо работал рыбохозяйственный комплекс. Если говорить о вылове рыбы, то по отношению к прошлому году, включая и морепродукты, здесь обеспечен рост на 3,5%.

В этом году произошел и перелом в плане инвестирования в агропромышленный комплекс. Если мы в прошлом году, в целом, имели 160 миллиардов рублей инвестиций в АПК, то в этом году эта сумма будет составлять порядка 250 миллиардов рублей, то есть их рост составит около 60%. Здесь в первую очередь сыграла позитивную роль реализация приоритетного национального проекта.

Несколько слов о самом национальном проекте. Мы вынуждены констатировать, что по целому ряду причин произошел сдвиг начала его реализации примерно на 5 месяцев. Мы увидели, что существует целый ряд трудностей, включая различные административные и бюрократические барьеры. Необходимо было создание инфраструктуры. Это все сейчас преодолевается, и проект начинает успешно расширяться в своих масштабах и деталях. И если говорить о двух главных направлениях (первое — ускоренное развитие животноводства и второе — поддержка малых форм аграрного бизнеса), то по первой части можно назвать такие цифры: включено 1400 объектов по РФ. Это все касается крупно-товарного сектора. Соответствующими договорами - на сумму более 100 миллиардов рублей - уже подтверждены кредиты, которые должны быть обеспечены за счет банков. Мы видим, что произошел перелом в производстве мяса, рост за 9 месяцев составил примерно 4%. Произошел важный перелом в производстве молока. Сейчас мы выходим на 100% относительно прошлого года, а ведь в прошлом году было отмечено падение на 3,5% по сравнению с 2004 годом! В этом же контексте я бы отметил, что идет рост производства мяса и молока в сельхозорганизациях и в фермерских хозяйствах. Более скромная и в то же время «пестрая» картина в региональном разрезе наблюдается по личным подворьям граждан. Но мы понимаем, что личные подворья граждан не должны становиться основным товарным сектором, потому что заниматься животноводством в своих подворьях, дополнительно, тяжелое занятие. И люди вынуждены были все эти годы продолжать нести эту тяжкую ношу, с тем, чтобы хоть как-то наполнить свой семейный бюджет.

Подводя промежуточные итоги по второму направлению, важно отметить, сколько примерно выдано кредитов. Начиная проект, мы поставили для себя задачу — выдать в текущем году личным подворьям граждан не менее 100 тысяч кредитов. Эта планка уже у нас преодолена за счет Россельхозбанка и Сбербанка России. Почему выбрана эта цифра? Потому что у нас функционирует около 100 тысяч сельских населенных пунктов. И для нас было важно, условно говоря, выдать в каждом населенном пункте хотя бы по одному кредиту. Россельхозбанк вышел сейчас на темп еженедельной выдачи кредитов 3-3,5 тыс. гражданам. Это довольно высокие темпы. Далее, если говорить о лидерах в реализации национального проекта, я бы назвал здесь несколько территорий. Это Белгородская область - обратите внимание, здесь рост производства мяса в текущем году составил 30%, Липецкая область — рост производства мяса составил более 20%. Успешно реализуют национальный проект республика Татарстан, республика Удмуртия, Чувашия, ряд других территорий. По завершении нашего праздника мы обязательно проведем анализ за 9 месяцев, который позволит выявить, какие регионы являются лучшими, а какие регионы, на наш взгляд, отстают в реализации национального проекта.


Хотел бы еще отметить, что очень важное, на наш взгляд, принципиальное решение принял Совет при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов: приоритетный национальный проект по развитию агропромышленного комплекса расширяется. В него добавлено три новых направления - племенное животноводство (с увеличением финансирования), овцеводство, а также оленеводство и табунное коневодство. И в понедельник, если вы наблюдали, мы рассматривали в Астрахани еще вопрос аквакультуры, включая сюда товарное рыбоводство. Признано, что это очень перспективная сфера рыбохозяйственного комплекса, и аквакультура со следующего года входит в приоритетный национальный проект. Такое краткий обзор по ситуации в агропромышленном комплексе. А теперь я отвечу на ваши вопросы.


Вопрос журналиста: Ваш прогноз, насколько все-таки ожидается подорожание продуктов в этом году?


Гордеев: Я бы тему на две части разбил. Если говорить о продовольствии, то мы видим, что в целом продовольственная группа, наблюдаемая по всему ассортименту, практически находится в пределах инфляции. И говорить, что продовольственная группа каким-то образом влияет на рост инфляции в стране, исходя из этих данных, не приходится. В то же время отдельно надо посмотреть, что происходит с сельскохозяйственной продукцией, посмотреть на то, что непосредственно производят и продают селяне. И здесь мы, к сожалению, вынуждены констатировать практически нулевой рост цен на сельхозпродукцию за текущий период. И это нас существенно беспокоит. Мы видим, что за счет такого соотношения будут сокращаться доходы в сельском хозяйстве, а потому надо думать, как их компенсировать. А причины этого ясны. Здесь все обусловлено монопольным давлением смежников, которые продают или покупают продукцию у сельхозпроизводителей. И соответственно перенос дополнительных издержек, например, в пищевой и перерабатывающей промышленности, в оптовом и торговом звене за счет роста цен на коммунальные услуги, на энергоресурсы, на транспорт — этот перенос на сельхозпроизводителей, которые менее защищены. Так что в высоком темпе роста инфляции и цен на потребительском рынке составляющей от агропромышленного комплекса нет. В этом смысле граждане могут спокойно прогнозировать свои расходы на продовольственном рынке.


Вопрос журналиста: Алексей Васильевич, 6 октября на национальной товарной бирже должны начаться закупки зерна в Госфонд. Готовы ли к проведению закупок и в каком объеме вы рассчитываете закупить зерно?


Гордеев: Вопрос готовы мы или нет, звучит странно. Мы сами объявили, что 6 октября будут проводиться закупочные интервенции. И речь идет только о регионах Сибири. На европейской части, опять же в силу известных причин, цена, я считаю, оптимальная. Она и справедливая для производителей зерна, и для тех, кто перерабатывает зерно. В проблема Сибири в первую очередь связана она с тем, что там еще не сформировался рынок зерна - только-только заканчивается уборка. Второе обстоятельство – удаленность сибирских регионов от рынков сбыта, и мы считаем, что в такой ситуации надо помочь сельхозорганизациям стабилизировать цены на зерно. Мы войдем с закупками, не ставя задачу купить миллион или полтора тонн. Мы будем покупать до тех пор, пока цена там не будет приближена к европейской. К этому мы готовы и инфраструктурно, и ресурсно, и, прежде всего, финансово. И 6 октября, как вы и сказали, такие закупки начнутся.


Вопрос журналиста: Как вы представляете перспективу России в качестве поставщика продовольствия на европейский и мировой рынки?


Гордеев: Я считаю, что это не миф, и мы должны быть готовы к тому, что через, примерно, пять лет Россия станет довольно крупным экспортером продовольствия. Уже можно говорить по зерну. С нами начинают считаться на мировом рынке такие страны как США, Канада, Австралия, ряд других государств. Наша доля на рынке уже ощутима. Но с учетом того, как проводится на сегодняшний день агропродовольственная политика в странах Евросоюза, мы понимаем, что люди там все меньше и меньше будут производить субсидированного продовольствия, а переходить в своей хозяйственной деятельности в другие сферы. И тогда у России появится реальный шанс на добросовестной конкуренции поставлять, прежде всего, в страны ЕС, все больше и больше продукции.


Вопрос журналиста: Предполагаются ли компенсации аграриям с ростом цен на топливо, а также компенсации железным дорогам по перевозке зерна в отдаленные районы Сибири и Дальнего Востока?


Гордеев: В связи с ростом цен на ГСМ и, прежде всего, на дизельное топливо, Министерством был поставлен вопрос компенсировать в текущем году определенные дополнительные издержки, и такая сумма была выделена —в первом полугодии в регионы поступило 5 миллиардов рублей. Как показывают наши расчеты, на следующий год эта сумма должна составлять не менее 15 миллиардов рублей. Она заявлена как дополнительная в проекте федерального бюджета на 2007 год. Я, как член партии “Единая Россия” поставил этот вопрос и перед фракцией “Единая Россия”. И, на мой взгляд, нашел понимание: есть соответствующее официальное решение — постановление Государственной Думы. В преддверии второго чтения проекта бюджета на следующий год этот вопрос будет рассмотрен отдельно. Есть и поручение президента России. Оно содержит в себе не только разовое решение о дополнительных финансовых ресурсах, а является в определенном смысле переломным. Оно подчеркивает, что государство, наконец-то, признает факт существование такого экономического явления, как диспаритет цен в рыночной экономике.

Что касается перевозок зерна по железной дороге, то мне кажется, что железная дорога - особенно на восточном направлении, ведь именно там у нас главная проблема - должна быть заинтересована в росте объемов грузоперевозок. Мы видим, что по направлению Китай- Япония - Южная Корея рынок составляет примерно около 5 миллионов тонн зерна. Мы ведем сейчас переговоры с этими странами. К сожалению, по отношению к России там практикуется дискриминационный подход. Именно правительства этих стран номинируют страны-экспортеры, а Россия в число этих стран не входит. Входят США, Канада, Австралия. Надеюсь, что в текущем году переговоры увенчаются нашим успехом, и, открыв такой громадный рынок потребления, о котором я сказал, российская железная дорога за счет все возрастающих перевозок только выиграет.


Вопрос журналиста: Некоторые регионы говорили о чрезвычайном положении в сельском хозяйстве в связи с погодой в этом году. Только ли погода здесь виновата? Прокомментируйте, пожалуйста. Второй вопрос: что для вас лично оказалось приятной и неприятной неожиданностью в национальном проекте, когда подвели итоги за 8 месяцев?


Гордеев: Погода в сельском хозяйстве, по понятным причинам, особенно ощутима. Мы, учитывая невиданные заморозки, по представленным актам в текущем году получим полтора миллиарда рублей, и направим их в регионы по принципу 50 на 50: 50% компенсирует федеральный бюджет, 50% — сами регионы. Я считаю, что это справедливо. Другой вопрос, что надо расширять страхование, и мы по этому пути уже идем. Примерно 6 лет назад у нас сумма поддержки страхования составляла 300 млн. рублей, а сегодня она уже составляет около 3 млрд. рублей. Довольно большое количество сельхозорганизаций, пользующихся страхованием, чувствуют себя в результате этого более устойчиво. Но проблема в том, что слишком много у нас бедных хозяйств. И мы не можем им обеспечить цивилизованную рыночную систему преодоления риска. Будем над этим работать. Есть предложение — совершенствовать саму систему управления, сделать так, чтобы какие бы ни были страховые компании в этой области - частные, коммерческие - они были бы номинированы. И иметь не разовый подход в пределах календарного года, а перспективный. Государство выделяет довольно большие суммы. Конечно, надо переходить на новые технологии, которые позволяют преодолевать климатические стрессы, как я уже сказал. Много зависит и от организации труда. Но кого-то обвинять в целом я считаю неправильно. Индивидуальные ошибки есть, как и в любых сферах.

О реализации национального проекта я могу сказать так: меня неприятно удивило то, что система государственного управления, весь государственный аппарат оказался не готов к выполнению конкретных задач, поставленных президентом России. Надо признать все эти ошибки для того, чтобы их проанализировать и преодолеть. Касается это и муниципального уровня, и регионального, и федерального. За все годы реформ мы не припомним, когда с министерства вдруг спрашивали, например, а сколько в стране мы производим молока и мяса, какой мы должны осуществить рост. Мы к этому не привыкли, разучились делать и многое другое.

Что является приятным. Это все-таки вера представителей аграрного бизнеса, всех граждан, проживающих в сельских территориях, власти, в то, что мы еще способны что-то сделать. И мы это видим, прежде всего, на масштабах кредитования, притом, что наша банковская инфраструктура тоже оказалась не готовой, ее пришлось параллельно выстраивать. Я назову просто соотношение цифр по кредитам. Например, если мы говорим о крупных, средних хозяйствах в части, касающейся животноводства — инвестиции здесь по отношению к прошлому году увеличились примерно в 2,5-3 раза. Если мы говорим о фермерах, то здесь рост 10-кратный. Если мы говорим о личных подворьях граждан, то здесь рост в сотни раз. Это, конечно, является очень важным, и говорит о том, что мы действуем в правильном направлении.


Вопрос журналиста: Как вы считаете, что произойдет если перевести механизмы поставок мяса из США на общий режим?


Гордеев: Вы, наверное, имели в виду, что если мы отменим существующее соглашение между Россией и США и те льготы, которые были предоставлены американцам. А льготы заключаются в том, что им предоставлены преференции в двух моментах. Первое — мы закрепили квоты по странам. И американцы имеют очень большие объемы, в частности, по мясу птицы. Яркий пример - из 1 миллиона 150 тысяч тонн, я округляю, американцы имеют почти 800 тысяч тонн, более 70%. Что на фоне других стран, той же Бразилии, которая все время этот вопрос поднимает, выглядит, конечно, очень льготно. Второе — по ветеринарным режимам. Американцы здесь также имеют некий эксклюзив. По этому соглашению российская ветеринарная служба, априори, передоверяет и передает часть своих прав американским ветеринарам. Что здесь можно сказать? Думаю, что справедливо было бы привести всех к одному стандарту. Как раз то, что американские коллеги, как проповедники либерализма и демократии, призывают делать во всем мире. Сейчас идут довольно сложные переговоры между нами. Мы, конечно, давая такие преференции, привязывали их к тому, что США, как самая главная страна по экономическим показателям, будут содействовать присоединению России к ВТО. Но, к сожалению, этого не происходит. Мы увидели, что единственным камнем преткновения на последнем этапе подписания всех необходимых протоколов, оказалась, как раз, почему-то Америка.


Вопрос журналиста: Предвидите ли вы рост производства белого сахара в последующему?


Гордеев: В отношении сахара мы не ставим такой задачи, чтобы полностью обеспечивать рынок сахаром за счет российских производителей. Где найти этот баланс? Очевидно, это должно исходить из факторов и критериев продовольственной безопасности. Все-таки сахар - это социальный продукт. С учетом того, что у нас есть традиционный партнер — Украина и что наступит то время, когда мы с ней будем иметь единое экономическое пространство не только в теории, совершенно очевидно, что Украина могла бы производить довольно существенное количество сахара для российских потребителей.


Вопрос журналиста: Что необходимо сделать для возрождения производства крупного рогатого скота для увеличения поставок мяса на российский рынок? Как вы относитесь к идее создания единых агрокомплексов по производству, когда в одном месте строится свиноферма, птицефабрика и ферма по производству говядины?


Гордеев: Вы правильно тему нащупали - это то, что касается производства говядины. Надо честно признать, что приоритетный национальный проект никак эту тему пока не затронул. Связано это с тем, что, принимая национальный проект, мы видели двухлетний горизонт. А когда мы говорим о производстве говядины, то здесь горизонт как минимум пятилетний, а то и семилетний. Мы видим реальность этой проблемы. Есть инициатива целого ряда регионов, в том числе и президента Калмыкии Илюмжинова, о создании так называемого мясного пояса. Работаем сейчас над специальной программой по возрождению мясного скотоводства. Для потребителей должно быть понятно, что мясо имеет, как минимум, две большие группы. Одно мясо привычное для России — это уже с амортизированной коровы, которая по идее должна быть, как мясной продукт, списана и направлена для консервов, в т. ч. для собак и кошек. Второе — это мясо, специально выращенное в специальных условиях именно для потребления, как правило, в охлажденном виде, и оно должно стоить совершенно другие деньги, и должно отвечать совершенно другим стандартам. У нас этого различия исторически не было, потому что мясо всегда было дефицитом. Производство настоящего мяса - это показатель того, есть ли в России средний класс, и каково благосостояние общества в целом. Это тоже надо признать. Сейчас мы уже стоим на пороге того, что человек будет платить не за кусок свинины, произведенной в Бразилии, и поступивший в Россию спустя 3-4 месяца замороженным, а он будет платить за качественный кусок мяса, вырезку в охлажденном виде на прилавке. Мы этой темой обязательно будем заниматься. Министерство сельского хозяйства, единственное, кстати, из всех других министерств, сказало, что в ближайшие три года нужно сделать инструментом государственной программы развития сельского хозяйства тактические комплексные подходы, а не выбор конкретных точечных ударов.

Второй ваш вопрос о некоей стратегии агрохолдингов. Это, конечно, дело бизнеса. Но надо понимать, что есть целый ряд ограничений - ветеринарных, санитарных… Так, например, ясно, что птицефабрика должна быть удалена от свинокомплекса, и наоборот, есть также нормы и т. д. Но еще важнее подумать (и мы также это видим в ряде регионов, особенно, Южного и Центрального округов) о том, чтобы начать координировать инвестиции. Потому что переизбыток товарного производства, да еще такого конкурентоспособного для страны, тоже, очевидно, не нужен, чтобы не создавались кризисные условия для других компаний. Специфика сельскохозяйственного производства, в отличие от промышленности, заключается в том, что мы все-таки имеем дело с живыми организмами, и невозможно скот выключать как рубильник и ставить куда-то на склад в ожидании перемен на рынке. Все продовольственные рынки во всех странах, особенно развитых, очень тонко регулируются государством и создают агробизнесу условия, которые резко отличаются от условий в промышленности. То есть в сельскохозяйственной сфере экономический дарвинизм присутствовать не должен.


Рогожкин: Спасибо Алексей Васильевич, еще раз поздравляем с праздником. Спасибо за полную информацию.




Партнеры