“Караул! Русские идут!”

Путину показали раковую опухоль

13 октября 2006 в 00:00, просмотров: 198

Раздался ужасный грохот. Люди на площади вздрогнули и начали испуганно озираться по сторонам. Но ничего страшного не случилось. Просто Владимира Путина в Мюнхене встретили пушечными залпами. Приветственными, разумеется.


На площади перед резиденцией баварских правителей собрались несколько сотен горожан. Некоторые держали в руках портреты Анны Политковской. Но внимание президента было приковано к другой группе граждан: в национальных баварских костюмах. Они участвовали в официальной церемонии встречи. Но при виде ВВП некоторые забывали о своих обязанностях: как только гость приближался к ним, начинали снимать его на мобильники. Увидев приближающихся к нему мальчика и девочку с корзинкой цветов в руках, Путин расплылся в улыбке. И даже что-то шепнул девчушке на ухо, когда та вручила свой презент. Девочка не растерялась и тоже что-то сказала ВВП. Наверное, это “что-то” было очень приятным, потому что президент поцеловал собеседницу в щеку. Хорошо, что не в живот…

Затем состоялась беседа с премьер-министром Баварии Штойбером. “Наша встреча носит в некоторой степени уникальный характер, потому что проходит в резиденции баварских королей. Уникальный замок! Просто прекрасный!” — восхищенно воскликнул Путин.

Штойбер, сказав в адрес России много приятных слов, заговорил об убийстве Политковской: “Мы беседовали о том, что свобода слова и печати является составной частью живой демократии. И вы, господин президент, — обратился премьер-министр к Путину, глядя при этом на журналистов, — пообещали, что будете эти принципы сильнее внедрять. Также вы признали, насколько пострадал имидж вашей страны в результате убийства Анны Политковской. Мы желаем вам успеха в поиске виновников убийства”.

После рабочего завтрака Путин встретился с баварскими учеными. Слово взял президент Общества содействия научным исследованиям имени Макса Планка Петер Грусс. Это оказался воистину увлеченный своим делом господин. Чрезвычайно подробно рассказав про общество и про то, как оно борется с раковыми заболеваниями, Грусс решил показать Путину тематические слайды. На экране появилось нечто весьма неприятного вида. “Это раковая опухоль, — с удовольствием сообщил ученый. — Когда она увеличивается более чем на один сантиметр, ее надо васкуляризировать. За счет молекулярного процесса можно опухоль уменьшить”. Монотонный голос Грусса обволакивал и вызывал только одно желание — уснуть. Прямо здесь. Из последних сил борясь со сном, я взглянула на Путина. Президент пристально смотрел в одну точку на экране и, казалось, нечеловеческим усилием воли заставлял свои глаза оставаться открытыми. Когда эта задача становилась совсем уж сложной, ВВП делал еще одно усилие: поворачивался к рассказчику и понимающе кивал головой. Но, видимо, и этот метод борьбы со сном в конце концов перестал действовать. Тогда Путин вытащил из чашки пакетик с чаем и начал тоскливо наматывать его на ложку. К всеобщей радости, в этот момент увлекательное повествование подошло к концу.

На встрече с представителями германских деловых кругов все было несравненно бодрее. Когда президент вошел в зал, богатые немцы защелкали фотоаппаратами. Глава местной торгово-промышленной палаты поздравил Путина с прошедшим днем рождения. После чего глава государства произнес эмоциональную речь. “Мы не понимаем нервозности, связанной с желанием России инвестировать в Германию. Откуда эта истерика? Когда я еще работал в Петербурге, то напоминал зарубежным инвесторам: вы не бойтесь, это детский синдром. Вон японцы половину Нью-Йорка скупили. И ничего — Нью-Йорк с собой не увезли”, — утешил немцев ВВП.

“Русские идут в Европу не с автоматами Калашникова, а с деньгами, — продолжил увещевания президент. — Это не Красная Армия, а такие же капиталисты, как и вы. Надеюсь, что не будут слышны крики: “Караул! Русские идут!” Напоследок прозвучал еще один аргумент в пользу российских инвестиций: “Даже если мы вслушаемся в названия наших стран по-немецки, то они звучат почти одинаково: Дойчланд и Руссланд”.

Присутствующие громко зааплодировали. Правда, неизвестно чему: убедительности аргумента или находчивости ВВП.




    Партнеры