Диаспорный вопрос нужно закрыть

“Этнический” бизнес в России нельзя отделить от остального

13 октября 2006 в 00:00, просмотров: 557

— Что такое дружба народов? — спросили однажды у армянского радио.

— Это когда все народы, русские, белорусы, украинцы, армяне, латыши, чечены и все остальные идут дружно бить грузин.

Анекдот советского времени.


Смелость и решительность, с которой наши органы рванулись зачищать столичный, впрочем, как и региональный, криминальный грузинский бизнес, можно было бы расценивать только положительно, если бы не одно “но”. Исключительная избирательность этнического признака: под раздачу попадают пока только выходцы из Грузии.

Совпадают ли декларируемые цели руководства страны с действительными, покажет ближайшее время. Если главной задачей российской власти является попытка свержения грузинского режима силами обиженных в России выходцев из этой республики, то можно ожидать, что вслед за криминальным и полулегальным “отмывательным” бизнесом люди в масках и униформе могут прийти на вполне легальные предприятия, на которых работают десятки и сотни тысяч наших сограждан. А вслед за новоязом “выходцы из Грузии” вдруг появятся и новые “выходцы”? Ведь не со всеми бывшими республиками бывшего СССР складываются добрососедские отношения...

Как писал “МК” в прошлом году (номер от 7 июля 2005 года), в мэрии Москвы нам сообщили, что “за последние годы численность живущих в Первопрестольной китайцев выросла в 35 (!) раз. На втором месте по “приживаемости” в мегаполисе стоят таджики, число которых увеличилось в 12,2 раза. Активнее стали заселять столицу чечены (в 6,9 раза), ингуши (в 5,9 раза), молдаване (в 5,2 раза) и азербайджанцы (в 4,6 раза). Большинство иммигрантов прибывает из арабских стран, Армении, Грузии и Кореи — их количество увеличилось в среднем в 2,5 раза. При этом в Москве наметилась тенденция к уменьшению числа представителей прибалтийских народов, евреев, поляков, белорусов и чехов. Доля русских в этнической структуре Белокаменной в последние годы сократилась почти на 5% и на сегодня составляет около 85%. Вместе с белорусами и украинцами славянский состав горожан не дотягивает до 88%”.

Так что если начинать зачищать столичное бизнес-пространство по принципу этнической принадлежности, столичной милиции фронт борьбы с оргпреступностью и бизнесом обеспечен как минимум на несколько лет. Ведь не секрет, что и преступные группировки, и вполне легальный бизнес имеют зачастую ярко выраженный этнический характер.

Впрочем, вполне может хватить и только грузин, многие из которых стали очень богатыми людьми. В диаспорах кавказцев в нашей стране нет, как правило, среднего класса. Они либо борются за выживание, либо сколачивают себе состояния, которым могут позавидовать их русские собратья по классу. А бывает и так, что именно бизнес-представители различных этносов начинают играть весьма существенную роль в жизни определенных регионов. Поэтому очень смешно читать ура-патриотические, а вернее, истерические выкрики отдельных идиотов, которые призывают бойкотировать товары, произведенные грузинами. Тогда можно остаться не только без штанов, но и элементарно голодным.

Столичные “джигиты”

К примеру, взять хотя бы пищевую промышленность. Известный пищевой холдинг “Вимм-Билль-Данн” занимает, по оценке ФАС, 26% российского молочного рынка. Но компания выпускает не только йогурты и прочую молочную продукцию, но и соки, причем по сокам доля на рынке существенно выше — около 32%. Естественно, что на столичном рынке доля компании, которая оценивается некоторыми экспертами более чем в миллиард долларов, существенно выше. В нынешних условиях у холдинга есть лишь одно уязвимое место — председатель совета директоров Давид Якобашвили. Как вы понимаете, тот самый выходец. Правда, владеющий не всей компанией, как могли подумать некоторые, а 9,46% акций.

Захотели выпить напитки, производимые комбинатом “Хамовники”, и тут без “выходца” не обойтись — ведь владеет “Хамовниками” Наскид Саришвили. А если захотелось сладенького, то ведь президентом кондитерского холдинга “Сладко”, объединившего ведущие отечественные предприятия отрасли, опять же является этнический “выходец” Валерьян Хабулава. Грузины играют видную роль и в обеспечении столицы нефтепродуктами (президент Московской нефтегазовой компании Шалва Чигиринский, кстати, пост вице-президента компании был отдан его племяннику — Мардахиашвили Теймуразу Шаломовичу), и в банковском секторе (один из совладельцев банка “Российский кредит” и владельцев Импэксбанка — Борис Иванишвили, который к тому же является основным акционером компании “Металлоинвест”, контролирующей около 20% продаж всего российского железорудного сырья), и во внешнеэкономической деятельности, где президентом “Ассоциации ХХI”, объединяющей не один десяток предприятий, организаций и фирм, является Анзори Кикалишвили.

Не менее представительны грузины и в региональных бизнес-элитах. Достаточно вспомнить лишь Гию Гвичия, семейству которого принадлежит Санкт-Петербургский завод имени Степана Разина. Российскими филиалами итальянской корпорации “Мерлони”, ежегодно производящей более полутора миллионов холодильников “Стинол” для российского потребителя и поставляющей бытовую технику марок “Аристон” и “Индезит”, также руководит грузин Каха Кобахидзе. Грузины есть и в руководстве авиакомпании “Ист-Лайн”, и в топ-менеджменте фирмы “Совтрансавто”. Причем если учесть российскую национальную специфику, согласно которой руководители компаний в большинстве случаев являются и ее хозяевами, то совершенно понятно, что речь идет именно о бизнесе, а не о работе наемных, пусть и высокооплачиваемых служащих. Каждый из вышеперечисленных господ стоит не один десяток миллионов долларов. А некоторые — и не одну сотню миллионов. Но ведь есть еще сотни неназванных, которые избегают излишней публичности. Как и те грузины, которые живут за пределами России, но имеют компании в нашей стране. За примером далеко ходить не надо. Нынешний грузинский министр Каха Бендукидзе, продав основные активы перед переездом на историческую родину, все же не остался без российского бизнеса. Он, к примеру, контролирует холдинг “Промышленные инвестиции”, а буквально на днях приобрел еще и компанию “Москва Ре”.

Что же касается деятелей искусства и культуры, давно и прочно осевших в Москве, то, перечисляя их, не хватит пальцев не только на руках, но и на ногах.

Семья народов

Не менее представительны “выходцы” и из других республик бывшего СССР. Если брать в качестве критериев состояние, то здесь не будет равных азербайджанцу Вагиту Алекперову (ЛУКОЙЛ), самому настоящему долларовому миллиардеру. Cреди наиболее ярких и засветившихся в прессе бизнесменов лидируют чеченцы: Муса Идигов (табачные изделия под маркой “Идигов продукт”), Хамзат Хасбулатов (руководитель “Москвы-Макдоналдс”), Умар Джабраилов (торговый комплекс на Манежной площади, “Смоленский пассаж”, сеть отелей), Руслан Байсаров (помимо того, что он является отцом одного из детей Кристины Орбакайте, тоже имеет отношение к гостиничному бизнесу и топливному сектору, а его состояние оценивают минимум в 200 миллионов долларов), самый знаменитый лотерейщик России Малик Сайдуллаев (хозяин концерна “Милан”, оцениваемый в полмиллиарда “зеленью”). А есть еще брат Шамиля Басаева, Вячеслав, сменивший после Буденновска фамилию на Басати, Муса Бажаев, руководящий “Группой “Альянс”, специализирующейся на антикризисном управлении, Абубакар Арсамаков, Оскар Ахмедов и многие другие.

Торговыми центрами “Крокус-Молл”, “Крокус-Сити”, “Твой дом” владеет азербайджанец Арас Агаларов, “Снежной королевой” — представитель этой же диаспоры Вугар Исаев. В качестве заместителя генерального директора ВВЦ торговлю на площади выставочного центра курирует Магомед Мусаев. А дрожжами всю столичную и подмосковную промышленность обеспечивает владелец АО “Дербеневка” (бывший Московский дрожжевой завод) и тоже азербайджанец Агарагим Джафаров.

Московским коньячным заводом может руководить, конечно же, кто? Только армянин. Рубен Асатрян. А директором всемирного известного Республиканского центра репродукции человека и планирования семьи является Андрей Акопян. И насчет авторитета центра на самом деле никаких сомнений нет. Примерно пятая часть всех сложнейших операций по перемене пола, которые производятся в мире, делается в центре Акопяна. А есть еще и татары, и узбеки (один, кстати, недавно купил “Коммерсантъ”), и таджики (не все ж гастарбайтерствуют на столичных стройках). Одним словом, всех не перечесть.

Конечно, в семье народов, что называется, не без уродов. И криминал, понаехавший не только в столицу, но и практически во все более-менее значимые города, вносит свою отнюдь не положительную лепту в стереотип восприятия каждого из этих народов российскими гражданами. Но, наверное, всем уже стало понятно, что зачистка бизнеса в России по какому-либо этническому признаку не просто бесперспективна (в свое время сколько было попыток вытеснить чеченцев из московского бизнес-пространства?), но и попросту невозможна. Они не просто основательно вросли в нашу повседневную жизнь, повязав каждого россиянина своими услугами или товарами, производимыми на их компаниях, но и наладили прочные деловые связи с сотнями и тысячами иных российских предприятий, купленных русскими, украинцами, англичанами, американцами и прочими нациями. И на самом деле в этом нет ничего плохого: и рынок, и капитал должны быть свободными, если, конечно, функционируют в рамках закона. А что касается криминала, то бороться с ним жизненно необходимо для страны, вне зависимости от национальной принадлежности того или иного преступника.

Сколько кавказских этносов в Москве

Всего в столице насчитывается порядка 17 кавказских диаспор, численность которых варьируется от десятков тысяч до нескольких сотен человек. По последним официальным данным переписи, в Москве живут 124 тысячи армян, 93 тысячи азербайджанцев и 54 тысячи грузин. Среди северокавказских народов российских республик первенство держат чеченцы, которых, по официальным данным, чуть больше 14 тысяч человек. Впрочем, и независимые эксперты, и столичная милиция не очень высоко оценивают точность данных, полученных в результате переписи. А их неофициальные оценки очень сильно разнятся между собой. Так, по данным ГУВД Москвы, в 2005 году в Москве и ближнем Подмосковье проживало около 900 тысяч азербайджанцев и примерно 380 тысяч чеченцев, и это самые многочисленные из всех 17 кавказских диаспор, обосновавшихся в столице. Независимые оценки дают еще большие цифры. Если просуммировать количество представителей кавказских и исламских этносов, то по некоторым из них можно получить общую цифру в 3,5—4 миллиона человек. Как представляется, истина лежит где-то между крайними оценками.





Партнеры