Дело было в песочнице...

В детстве Баскова дразнили девчонкой за любовь поплакать

13 октября 2006 в 00:00, просмотров: 585

Басков успешный, при этом озорной и вполне себе положительный. Он такой сегодня и, как выяснил “МК”, точно таким же был в далеком детстве. На заре туманной юности распылял газовые баллончики, пел на уроках вместо того, чтобы решать уравненияи плакал по мамке. И став взрослым, продолжает все так же забавляться. А в воскресенье ему исполнится тридцать лет... И за что только его все любят?

Басков пел серенады учителям, зарабатывая нужные баллы

Коля родился в подмосковной Балашихе. В первый класс пошел в Дрездене (отец Баскова в те времена был полковником советской армии). С третьего по восьмой класс Коля учится в общеобразовательной школе Новосибирска. Среднюю школу с углубленным изучением музыки и хореографии Коля заканчивает уже в Москве. Параллельно Николая принимают в труппу музыкального театра юного актера. После Коля поступает в ГИТИС. Учится там будущий “золотой голос” недолго. По каким причинам Коля ушел из высшего театрального вуза — доподлинно неизвестно. Сам юбиляр говорит об этом с неохотой, работники вуза никак уход Баскова не комментируют. Но что ни делается — все к лучшему. Коля закончил училище имени Гнесиных при Московской консерватории.

Татьяна Андреевна, директор школы №1113 с углубленным изучением музыки и хореографии:

— У нас учатся детки, которые играют в музыкальном театре юного актера. Поэтому все они одаренные и активные, и Коля не был исключением. Он не был шебутным хулиганом, потому как воспитание получил соответствующее, сразу было видно, что из семьи военного. Дисциплинированный такой был и очень веселый. И такой, знаете ли, борец за правду. Помню, был какой-то конфликт между его классной руководительницей Фаиной Израильевной и кем-то из персонала, так весь класс во главе с Басковым встал на ее защиту. Конечно, естественные науки ему не очень-то давались, но он умудрялся и по математике получать четверки. Говорил: “Давайте я не буду решать уравнение, а спою вам песню”. Однажды вся школа собралась, когда Коля пел серенаду учителю по литературе. Кстати, только благодаря Коле состоялся праздник по случаю юбилея. Он щедрый.

Выпускники этой школы работают в Малом театре, Театре имени Станиславского. Здесь же чуть позже Баскова училась певица Светлана Светикова и все солистки группы “Лицей”.

О щедрости Баскова “МК” поведал и его педагог по вокалу в Московской консерватории, декан вокального факультета, профессор Скусниченко Петр Ильич:

— Мне выделили квартиру, но денег выкупить ее не было. Коля одолжил мне нужную сумму, я уже отдал ему долг. Он звонит мне в Новый год в 20 минут первого и кричит: “Любимый мой Петр Ильич, с Новым годом!” Я не думаю, что он предал оперное пение. Сейчас в России классическим певцам столько платят, что можно ноги протянуть. Он все делает правильно.

“Ты, Колян, как девчонка!”

Александр Львович Федоров, худрук музыкального театра юного актера:

— С Колькой связано много историй. Он, как сейчас принято говорить, зажигал. 11 сентября 1988 года. В день рождения нашего театра мы проводим прослушивание. Большой зал, комиссия. Входит такой карапуз.

— Как тебя зовут?

— Коля Басков (прежде ударение в его фамилии было на последний слог).

— Что можешь показать?

— Все и всех. Хотите, как Пугачева спою, или как Леонтьев, или лучше как Аллегрова.

Мы не успели ответить, как Николаша жутко завопил на весь зал: “Странник мой, дорогой…” Мы чуть не оглохли, а он давай шагать по залу, как Леонтьев по сцене, — дайте роль, говорит.

Однажды Коля принес в театр газовый баллончик. Наш балетмейстер, увидев парня в коридоре, хотел было забрать у Баскова опасный агрегат. Но не тут-то было. Они давай играть в тяни-толкай, и Колька неожиданно нажал на баллон. Все врассыпную, а зима была, так им обоим пришлось снегом глаза тереть. Кольке тогда в прямом смысле влетело — такого пинка получил, мама не горюй.

Было всякое. Помню первые наши зарубежные гастроли, после которых мы с Николашей по-настоящему сдружились. Москва. Ленинградский вокзал. Поезд Москва—Ленинград. 1989 год. (В Цюрих мы летели из питерского аэропорта “Пулково”.) Толпа родителей провожает своих детей-актеров в заграничное турне. Лена, мама Коли, стоит в сторонке на перроне и плачет. По щекам течет черная тушь. Они очень близки с Колей, у них какая-то прямо космическая связь. Тринадцатилетний Коля стоит в вагоне, прислонившись к грязному стеклу, и так же горько плачет. Только тушь не течет. Я ему говорю — плачь, раз хочется, значит, у тебя сердце мягкое. А сверстники смеются, толкают Баскова: “Ты, Колян, как девчонка!” Правда, слез надолго не хватило. Через час Коля устроил в купе дебош.

Но если честно, без Коли эта поездка могла бы вообще не состояться. Только в аэропорту “Пулково” я понял, что в моем паспорте нет выездной визы. (Притом что накануне гастролей я уже был в Цюрихе и в паспорте советский МИД проставил две въездные визы и только одну выездную.) Дети все прошли контроль. Остались только я и Коля. Таможенники, ясное дело, меня не пускают. Говорят — возвращайтесь в Москву за визой. Гастроли срываются в одночасье. И вдруг Коля начинает рыдать и дергаться в самой настоящей истерике. “Дяденьки, — кричит Коля, — он же нам как папа родной, мы же без него не сможем, мы же умрем без него, пустите его, пожалуйста”. Он так искренне плакал, с таким надрывом, с таким чувством, что смог растопить сердца грозных советских таможенников. Это же уму непостижимо! Впрочем, и в самом Цюрихе Коля показал, на что способен. Мы всей труппой и еще десяток местных детей отправились в цирк. Коля и часть ребятишек из младшей группы засмотрелись на какую-то витрину и потерялись. Пропажу мы заметили после первого отделения. Детей-то много. И вот я уже готов был наложить на себя руки — представляете, потерять советских школьников в капиталистической Швейцарии. И вдруг слышу вой сирен. Кортеж полицейских машин останавливается возле цирка, и оттуда в сопровождении офицеров выходит Басков — в фуражке, с пакетом подарков. Коля знал только два слова на иностранном языке — “йес” и “ноу”. И при этом объяснил полицейским, кто эти дети, что они потерялись, что им очень хочется кушать и их худрук вместе с основной труппой в цирке. Как потом объяснили швейцарские полицейские, мальчик просто все это сыграл.

Недавно к Александру Львовичу пришли женщины — фанатки Баскова. Заходят и прямо с порога: “А почему в вашем кабинете портрет Николая не висит?” “Да кто он такой? — ухмыляется худрук. — Для вас Ни-ко-лай, а для меня просто Николаша. Он же рос на моих глазах. Мы же с ним прошли огонь, воду и медные трубы. Всякое было: и дисциплинарные нарушения, и юношеские влюбленности”.

* * *

Коля был самым маленьким в средней группе театра. Он был пухленьким, эдакий колобочек. Пятнадцатилетние барышни не воспринимали его всерьез. А он был влюблен в одногруппницу, посвящал ей стихи и даже на руках ходил ради нее по коридору. А она на него внимания не обращала. Настоящая трагедия была. Зато сверстницам в школе Колька нравился. С какой-то девочкой даже ходил за ручку, портфель ей носил.

В театре Коля переиграл много ролей. Помню, как-то играли мы на ВДНХ маленькую пьеску “Дело было в песочнице…”. Коля играл роль хулигана. После спектакля идем мы с отцом Коли Витей, тащим на себе нехитрые декорации. Коля топает по темной аллее наперевес с огромной коробкой.

— Ну, как ты думаешь, выйдет из моего Николая толк? — спрашивает отец.

— Выйдет, выйдет. Помнишь историю Элвиса Пресли? Шел он как-то по широкой дороге вместе с папой, и мало кто мог подумать, что этот парнишка станет легендой рокн-н-ролла. Так вот и мы сейчас идем с тобой, Вить, по дороге, а впереди шагает будущий большой артист.


В тусовке, которую как однажды метко окрестили террариумом единомышленников, так оно и прижилось, Баскова тем не менее любят — Коля мягкий, безобидный, балагур, всегда готов подшутить над другими и посмеяться над собой. Но порой его шутки — родом из детства. Одна из случившихся однажды историй характеризует Баскова во всей его детской непосредственности.

Несколько лет назад дружная компания, состоящая из Пугачевой, Леонтьева и Баскова, возвращалась из Майами. Провожать их приехала в аэропорт жена Леонтьева Людмила Исакович и забавы ради подарила мужу дурацкую американскую игрушку — подушку-пердушку. А Басков, прельстившись новинкой, решил невинно пошутить. Он стянул подушку и подложил ее на место Пугачевой. Алла, увлеченная разговором, села в кресло не глядя... Нет, подушка не издала неприличный звук, она с треском разорвалась вдрызг...

Как рассказали “МК” случайные свидетели происшедшего, Алла просто зашлась в гневе.

— Коля! Ты что, идиот? — кричала она на весь аэропорт.

— Ты мне должен двадцать баксов! — на лице хозяина подушки не дрогнул ни один мускул. — Ладно, 3,99, — тут же среагировал Леонтьев, увидев, как на глазах побледнел шутник Коля.

Пугачева, понятно, давно простила Коле неудачную шутку, а Леонтьев — неожиданно нарисовавшийся долг.

— Коля очень добрый и отзывчивый, с прекрасным чувством юмора, он — настоящий друг, — говорит сегодня Пугачева. — Коля, не теряй свой оптимизм и жизнерадостность! Всегда оставайся таким, какой ты есть.

— С тридцатилетием тебя на эстраде! — дурачась, добавляет Леонтьев. — Ой, что это я говорю… Просто — с тридцатилетием!




Партнеры