Рецепт от бессилия

“Цивилизованные” рейдеры — не “санитары леса”, а реаниматоры экономики

13 октября 2006 в 00:00, просмотров: 231

Чем дольше живешь в нашей стране, тем больше не знаешь, зачастую сталкиваясь с определенными фактами, смеяться надо в каком-то конкретном случае или плакать. К примеру, недавно Торгово-промышленная палата (ТПП) решила бороться с рейдерами, специализирующимися на захватах чужой собственности. Для этого ТПП предлагает ввести уголовную ответственность за недружественное поглощение предприятий и намерено создать в рамках своей системы институт по разрешению корпоративных споров. Об этой инициативе сообщил директор департамента экономической безопасности ТПП Николай Гетман. А еще добавил, что поправки в Уголовный кодекс и ряд других законов вместе с палатой готовят сейчас Верховный суд России и Минэкономразвития. Остается непонятным, это шутка или оговорка.

“Замуровали демоны!”

Ведь если говорить по-серьезному, то недружественные поглощения являются такой же составной частью экономической жизни в любой стране с рыночной экономикой. Они существуют на любом континенте (пожалуй, за исключением Антарктиды): и в США, и в Европе, и в Азии, и даже в Африке. А страны, в которых таких процессов не происходит, наверное, можно пересчитать по пальцам. Кроме Кубы и Северной Кореи на ум больше ничего не приходит.

Из рейдеров в нашей стране сделали каких-то непонятных если и не немецко-фашистских захватчиков, с которыми “в последний и решительный бой” пора “вставать стране огромной”, то по крайней мере демонов, которые не то что мимо пустующего НИИ, но и даже мимо обычной рыночной палатки не пройдут без того, чтобы не захлебнуться обильно выделившейся слюной и не предпринять попытку “наехать и отобрать” по дешевке, чтобы тут же, не отходя от места, продать затем втридорога.

Этот образ старательно лепится в средствах массовой информации, иногда стараниями тех, кто в свое время “прихватизировал” родное предприятие, а ни ума, ни сил, ни навыков, чтобы запустить его работу “по полной”, ни в себе, ни в ближнем окружении так и не нашел. И теперь либо сдают захваченные в свое время площади, либо распродают втихую доставшиеся активы по кусочкам, уходя как от ответственности перед коллективом, так и от обязательств, в том числе и налоговых, перед государством.

И потому, какую газету ни открой, обязательно раз в неделю в каждой из них слышится очередной вопль: “Помогите, нас захватывают!” Однако современные недружественные поглощения, которые во всем мире давным-давно (при условии, что они не нарушают законодательство) стали нормой жизни, однозначно рассматриваются как рыночный метод в конкурентной борьбе компаний, как средство концентрации капитала, как некий дополнительный источник экономического роста, в конце концов.

Да и для коллектива предприятий, которые переходят в руки нового собственника, как правило, безразлично, в руках господина Х или господина Y находится контрольный пакет. Им главное, чтобы производство не стояло, а за выполняемую работу вовремя платили зарплату. Причем хорошо бы, чтобы ее периодически повышали.

Как это ни грустно, но наши публичные деятели опять перепутали термины. Скорее всего они имели в виду криминальные захваты, которые осуществляются с многочисленными нарушениями законодательства. А это совсем другая песня. О так называемых “черных рейдерах”.

“Что ж ты вьешься, черный рейдер”

Здесь действительно есть широчайшее поле для деятельности как законодателей, так и правоохранителей. Впрочем, поле для отдельных представителей чиновничества не то чтобы совсем уж незнакомое. Наоборот, они его знают очень хорошо. Вот только привыкли выступать чаще на стороне захватчиков.

Ни для кого не секрет, что криминал, захватывая то или иное предприятие, в подавляющем большинстве случаев не смог бы этого сделать, не имея за спиной поддержки людей в погонах или в судейских мантиях. Это касается и отработанной системы преднамеренных банкротств, бывшей популярной еще несколько лет назад, и более современных нынешних схем. И дело здесь не только в том, что по решению какого-нибудь арбитражного судьи в населенном пункте Козявкине по иску владельца пары акций арестовывается имущество и активы того или иного промышленного гиганта, расположенного за тысячи километров от города Козявкина. С этим вскоре будет окончательно покончено. Президиум Высшего арбитражного суда одобрил проект постановления, по которому все иски, затрагивающие регистрацию прав собственности на землю или недвижимость, будут рассматриваться лишь в тех регионах, где находятся сами спорные объекты собственности. И потому лазейка для “черных”, когда они переносили заседания в “дружественные” им суды в “своих” регионах, закроется.

Да и на самом деле, в “плачах” о бесчинствах рейдеров больше страшилок, чем реальности.

Так, по данным журнала “Слияния и поглощения”, этот специализированный рынок (иначе называемый М&A) развивается в нашей стране чрезвычайно быстрыми темпами. Так, в 2005 году сумма сделок по слияниям и поглощениям с участием российских компаний превысила $32 млрд., а рост к предыдущему составил 42%. А уже в нынешнем году по итогам первых 8 месяцев сумма подобных контрактов достигла $19,1 млрд. (рост к аналогичному периоду 2005-го — почти 30%).

Причем, как отмечают в этом издании, корпоративные конфликты составляют не больше 10—12% от общего объема рынка, а те ситуации, которые можно охарактеризовать как криминальные захваты, и того меньше: в пределах 3—5%.

Безусловно, каждый такой случай должен жестко преследоваться по закону.

Криминальные рейдеры всегда имеют поддержку в лице коррумпированных представителей государственной власти. И не столь уж важно, оказывает им помощь местный чиновник, милицейский чин или судья, носящий мантию как маскхалат. Ведь для того, чтобы привлечь криминальных захватчиков по всей строгости закона, достаточно и действующего УК. Потому что их арсенал в большей части случаев относительно невелик: подделка документов, мошенничество, взяточничество и прочие преступления, за которые уголовная ответственность существует и сейчас. Надо только, чтобы соответствующие чиновники и правоохранители “прозрели”. И именно здесь по “черному рейдерству” и должен быть нанесен удар. Фраза про то, что рыба гниет с головы, верна в данной области экономических отношений как нигде. И можно сколько угодно махать руками и стараться прижимать беспредельщиков от экономики, если не лишить их крыши, обеспечиваемой госслужащими, толку не будет. Они всегда будут идти впереди на два шага, на шаг, хоть на полшага, придумывая новые схемы и отыскивая очередные прорехи в законах.

Их пример — другим наука

В данном случае речь идет не об обучении на чужих ошибках, а о реальных, действительных примерах для подражания. Первых ласточках российского цивилизованного рынка М&A.

Что, например, случилось в результате поглощения завода “Мосэлектроприбор” компанией “Росбилдинг”? На заводе, где выпускали в основном розетки, выключатели, другие относительно простые электроприборы, работали в основном инвалиды. Несколько лет назад предприятие встало из-за отсутствия заказов. Судьба предприятия была незавидной, но тут у завода появился новый собственник. “Росбилдинг” и заказчиков на продукцию нашел, и обеспечил работникам определенные социальные гарантии.

Кстати, для компании “Росбилдинг” это далеко не единичный пример. Являющаяся примером “белого рейдерства”, по которому даже недружественные поглощения проходят с соблюдением законодательства, компания в свое время реконструировала кожевенный завод “Рускон” и возвела на его месте бизнес-парк “Дербеневский”.

А история с московской фабрикой имени Петра Алексеева вообще достойна стать хрестоматийной. На месте неэффективного производства “Росбилдинг”, скупивший акции миноритариев и ставший владельцем компании, собирался построить офисный центр. Понятно, что такая новость не могла оставить равнодушными рабочих, которые худо-бедно, но получали свою зарплату. Чтобы избежать всплеска социальной напряженности, новый владелец предприятия на переговорах со столичными властями пришел к альтернативному первоначальным намерениям решению. “Росбилдинг” не только сохранил производство, но и расплатился по долгам предприятия, приобрел самое современное текстильное оборудование, и в результате уже через пару лет продукция фабрики стала конкурентоспособной, а зарплата ткачих выросла на 62%. Более того, российский кутюрье Вячеслав Зайцев обратил внимание на ткани фабрики на одной из профильных выставок и отшил из ее тканей целую осеннюю коллекцию пальто.

Другой пример, также достойный подражания, связан с всемирно известным часовым заводом “Слава” — одним из самых раскрученных брендов советской эпохи. Но производство часов с советских времен сократилось более чем в 30 раз. Новый собственник компании, банк “Глобэкс”, которого, без сомнения, в первую очередь привлекла невообразимо привлекательная недвижимость завода в престижном месте, тем не менее решил не закрывать предприятие. Хотя и от намерения построить здесь крупнейший торгово-офисный центр не отказался. Наоборот, по сути он реанимировал компанию, переместив ее ближе к МКАД и приведя на предприятие новую команду высокопрофессиональных менеджеров-управленцев и специалистов по маркетингу.

Кому плохо от таких, с позволения сказать, рейдеров? Федеральный и местный бюджеты получают налоги, люди работают, и их зарплата только увеличивается, сохраняются предприятия, а экономика, естественно, развивается. А то, что у компаний меняются собственники — взамен неэффективных приходят эффективные, — так это проблема самих собственников. Которые и должны разбираться между собой исключительно в рамках действующего законодательства.

Кстати, московские чиновники, не в пример представителям федеральных структур и региональных властей, стали четко разделять недружественные поглощения и криминальные захваты. Например, начальник управления Москвы по экономической безопасности Александр Корсак признает, что от деятельности “Росбилдинга” в рамках закона можно говорить “о положительном результате для экономики”. Рискну предположить, что слияния и поглощения, потенциал которых в нашей стране еще очень и очень недооценен, могут стать реальным локомотивом для отечественной экономики.

Нефтегазозависимость России год от года лишь нарастает, и эксперты уже теряются в попытках сформулировать новые рецепты, когда старые доказывают свою несостоятельность. Причин падения в глубокую яму, в которой оказалась большая часть российской промышленности, полным-полно. Здесь и устарелые и изношенные основные фонды, и отток квалифицированного персонала в 90-е годы, который пока некем заменить, и несовершенство применяемых технологий, и даже та разновидность мелкой частной собственности, что появилась в результате проведенной в стране приватизации.

Однако экономика, как и всякий здоровый организм, если ей не мешать, сама находит лекарства от болезней. И на данный момент главное средство от экономической слабости можно сформулировать достаточно коротко: объединение активов в единую структуру, то есть создание холдингов.

Будущее отечественной промышленности, как бы нам ни доказывали с пеной у рта перспективность малого бизнеса, за вертикально интегрированными комплексами в силу целого ряда причин. Такие предприятия гарантированно имеют сырье и себестоимость. К тому же большому холдингу легче привлечь инвестиции, с большими и надежными партнерами всегда охотнее разговаривают субагенты, это касается всего многообразия хозяйственной деятельности, начиная от закупок и заканчивая логистикой и продажами. И если обратиться к области инвестиций со стороны иностранных компаний, то в бизнесе иностранных партнеров всегда легче крупной компании, как обладающей не только именем на рынке, но и, естественно, административными ресурсами, на что особенно обращают внимание “серьезные” иностранцы. Единственное, чего очень не любят иностранцы, — подмоченной репутации. Но ведь законные слияния и поглощения ничем ее запятнать не могут.




Партнеры