Написан школьный роман

Кто пытал Наталью Штурм?

14 октября 2006 в 00:00, просмотров: 438

“Окончен школьный роман...” А знаете ли вы, про кого поется в этой песне? Наталья училась в одной школе с Романом Абрамовичем. Однако любовная история не состоялась, зато состоялась трагическая. Наших поп-див, как выяснилось, регулярно избивают мужья! Сначала об этом на всю страну вопила Валерия, затем ей в унисон заголосила Жасмин. А теперь дуэт превратился в трио. Наталья Штурм написала очередную исповедь мазохистки, да еще отдельной книгой!

Творчество поп-писателей не блещет литературными находками — пишут как под копирку. Зато нравы тусовочной культуры и боль обиженной звезды обычно представлены во всей красе. Первыми книгу прочитали журналисты “МК”.

Про садиста-мужа

Снегу было много; это мешало бежать.

Из носа непрерывно текла густая черная кровь. Она заливалась в рот, я сплевывала ее прямо на шубу.

Страх и отчаяние гнали вперед. Главное выбраться за ворота… Слезы не давали возможности разглядеть дорожки, и непослушные ноги все время проваливались в сугробы, образуя глубокие черные дыры.

Впопыхах наброшенная шуба отдельно от тела беспорядочно махала пустыми рукавами, напоминая огородное пугало.

Уже близко ворота… Пульт, где пульт…

Спасительные секунды были потеряны. Пульт выскользнул из дрожащей руки и упал в снег.

Сзади послышалось тяжелое злобное дыхание.

— Убежать хотела, сука?! Получай! — размахнувшись, Роберт ударил прикладом ружья по моим ногам.

Я рухнула в снег.

— Я — алкоголик, да???!!! Я — тварь???!!! Что ты там еще про меня говорила???!!!

Роберт стал наносить ногами удары по телу, норовя попасть в лицо:

— Я тебе жизнь испортил??!! Да??? Не слышу!!! Что так тихо? Больно, да??!! А мне не больно видеть, как ты меня ненавидишь??!!

Я вертелась на снегу, стараясь из последних сил защитить лицо и зубы. Если выживу, как я выйду на сцену? — упрямо вертелось в голове.

— Роберт, пожалуйста! Не надо!!! Отпусти!!! Помогите, кто-нибудь!!! — кричала я.

На соседнем участке зашлась лаем собака.

Роберт, как заправский футболист, подпрыгнул и ударил ногой в грудь.

Жуткая боль резанула где-то в районе ключицы.

— Я сейчас тебя прямо здесь пристрелю, и ни одна сука не найдет, — злобно прошипел Роберт и, оглянувшись на соседний участок, направился в дом.

“Ну почему бабы такие нерешительные дуры? Иметь пистолет и не взять его с собой”, — мелькнуло в голове.

Я лежала ничком, лицом в снегу.


ВОПРОС В ТЕМУ

— Наталья, вашего бывшего мужа зовут Игорь. В романе он назван Робертом. Вам правда пришлось пережить такие побои?

— Это художественный роман, где есть место правде и есть место вымыслу. Что касается моих реальных отношений с бывшим супругом — правда еще хуже, чем то, что отображено в романе.

Про пьянство на гастролях

Гастроли — как наркотик. Подсаживаешься — и хрен так просто соскочишь. Если без неприятных сюрпризов — то все обычно проходит на ура. Почти довольного собой артиста после концерта погружают в авто и перевозят в шикарный номер отеля. Там уже одни, лежа на диване, смотрят ТВ и отсыпаются, а те, что покрепче и помоложе, глушат всю ночь веселые напитки и пускаются во все тяжкие. Ночь удалась, если мебель в номере перебита, был секс, а гитарист N, как всегда, потерялся.

Среди артистов ходила байка про одного о-о-очень известного рокера. Будучи на гастролях, он напился до того, что не мог найти дверь. Так ему кричали в замочную скважину: “Ползи на стук!” Недавно видела его на одной пафосной акции — видать, выполз все-таки…

Про секс-символа российского экрана

Гастроли в Крыму сулили свежие ощущения, поскольку проходили в рамках дней культуры, и собралось много коллективов, в том числе и театральных.

В главной роли спектакля по пьесе Фицджеральда был секс-символ Дмитрий Шевцов (фамилия изменена. — Прим. авт.). Атлетический красавец с грустными глазами сражал сердца девушек наповал. Когда он появился в кафе, где все артисты ужинали после концерта, на его руках висело по четыре актрисы и позади волочился шлейф из воздыхательниц.

В этот день нам, нескольким артистам, присвоили звания заслуженных. Это было приятно. Народ в кафе бурно отмечал событие, тем более, что причина уважительная. Дима подошел ко мне, и у меня что-то дернулось внутри. Мне редко кто-то нравится с первого взгляда. А тут поглупела в секунду. Типаж мой. Пошли всей гурьбой к нему в номер. Я чувствовала, что нравлюсь ему. В номере через полчаса стало нечем дышать от биополей похотливых девушек. Каждая хотела остаться в номере последней. Осталась последней я.

…Он потер виски красивыми руками и произнес: “Что-то я сегодня перебрал, по-моему”. “Не алкоголик, — догадалась я, — те хрен признаются, что нажрались”. “Пойду приму душ” — и он удалился в ванную.

Я убрала пустые бутылки, вытряхнула пепельницу, протерла стол и вдруг поняла, что между нами ничего не будет. При всем его великолепии, парадокс, он был абсолютно несексуален. Мне хотелось его приласкать, пожалеть, позаботиться о нем, как о сыне, но не более.

Он вышел из ванной и тут же юркнул в кровать. Лег… и закрыл глаза.

Я была не нужна ему. А он не был нужен мне.

Я присела рядом с ним на кровать, зачем-то натянула ему по подбородок одеяло, потом провела пальчиком по его бровям, выключила настольную лампу и закрыла за собой дверь.

Про Абрамовича

Мы учились с Ромой Абрамовичем в одном классе в школе №232 города Москвы. Рома ухаживал за мной. А мне нравился мальчик Женя из параллельного. Он был симпатичнее. Если бы я приняла ухаживания Ромы, то, наверно, в данный момент не сидела бы на судебно-медицинской экспертизе в качестве пострадавшей. Или, наоборот, Рома не стал бы олигархом. Ездил бы со мной по концертам в должности директора коллектива “Ягодки”. За тысячу у.е. в месяц. Между прочим, немалые деньги. А так… У меня жизнь, как в мексиканском сериале, да и о нем разное пишут: что-то покупает все время, продает, постоянного местожительства не имеет. Ищет себя... А могли бы быть счастливы!





Партнеры