Прадедушка из Дединова

На Оке мечтают восстановить первый русский военный корабль

18 октября 2006 в 00:00, просмотров: 1501

Сто верст от Москвы. Дорога ныряет в село Дединово, делает несколько поворотов, и вдруг в разрыве кургузых деревенских домов, там, где должна быть Ока, возникает трехмачтовый красавец-фрегат! От него невозможно оторвать глаз. Старинный морской корабль посреди бескрайних луховицких полей! Это похоже на чудо.

…Ничего такого в Дединове сейчас нет. Но так было: в 1668 году на воду здесь спустили первый российский военный корабль “Орел”. И так, возможно, будет: в селе сложилась компания энтузиастов, мечтающих построить копию “прадедушки русского флота” к его 340-летию.


Осенью обочины дорог на подъезде к окской пойме усыпаны капустным листом. Теперь эти места славятся овощами, а когда-то Дединово было знаменитым на всю Россию центром судостроения.

— Напротив села есть три мели: Городецкая, Центральная и Татарский брод, — рассказывает краевед, директор дединовской школы Сергей Кочетков. — Суда, на которых с юга везли зерно, доходили до мелководья и вставали на якорь. Зерно с них перегружали в лодки, перевозили через мели, а потом волоком перетаскивали пустое судно и загружали его вновь.

Лодки строили прямо на берегу. Благо недостатка в стройматериале не было: “В данном месте такое количество дубов, какого нигде по всей России не видели”, — писал о Дединове в 1636 году голштинский посол Адам Олеарий. Дубовые рощи сохранились в округе до сих пор. А вот следов верфей нет никаких.

— Верфи были где-то здесь, — Вячеслав Корнилов показывает на место, где в Оку впадает речка Ройка. — Здесь же мы хотим поставить копию “Орла”. А по берегам Ройки установим старинные струги. Кстати, сама Ройка — тоже памятник истории. Это шестикилометровый канал, прорытый по указу царя Алексея Михайловича от Цны до Оки. На нем упражнялись в гребле.

Еще 20 лет назад Корнилов знать не знал ни про какой “Орел”. Работал себе в Москве врачом-урологом. А потом купил дачу в Дединове и стал погружаться в историю села. Сегодня 54-летний кандидат меднаук — главный двигатель идеи восстановления “Орла” и руководитель одноименного детского клуба. Корнилов уверен, что Дединову на роду написано стать туристическим центром. Ведь это место рождения не только первого военного корабля, но и трехцветного российского флага! Кроме того, есть основания полагать, что именно в Дединове состоялась первая публичная “презентация” российского герба. А сам Корнилов считает, что Дединово еще и родина морской пехоты. Такой вот пласт русской истории в биографии маленького приокского села. Но вернемся пока в век семнадцатый.

Черчато-лазоревый яловчик

1660-е годы — время расцвета отношений между Россией и Персией. Наши купцы получили доступ на рынки Персии, а Россия взамен разрешила возить шелк в Европу через свои земли. Единственное, что мешало цивилизованному товарообмену, — набеги казаков, грабивших торговые суда в низовьях Волги. Для защиты купцов и решено было строить военную флотилию.

Указ “О заведении корабельного дела” царь Алексей Михайлович подписал в мае 1667 года, а в июне (по другим данным — в ноябре) на верфи в Дединове был заложен первый корабль. Руководил постройкой голландец ван Буковен, всю остальную работу выполняли местные плотники и кузнецы. Весной 1668 года, воспользовавшись половодьем, недостроенное судно спустили со стапелей на воду. До ума доводили еще год. В итоге получился трехмачтовый двухпалубный парусно-весельный фрегат. Следом построили яхту, бот и две шлюпки. Известно, что казне первая русская флотилия обошлась в 9021 рубль с копейками. Весной 1669 года на Оку прибыла команда корабля, в которую входили голландцы во главе с капитаном Бутлером.

Фрегат получил имя “Орел”. Царь распорядился украсить корму и нос российским гербом — двуглавым орлом с коронами. Для чего в Дединово специально прислали описание герба. Ведь как он выглядит, в народе не знали. Герб если где и использовался, то только в качестве печати на документах да на царских штандартах. Однако дединовские мужики, несмотря на свою плотницкую славу, с задачей не справились. И тогда “резать коруны” были присланы резчики из Оружейной палаты.

— На каком-то этапе встал вопрос, какой поднимать флаг, — рассказывает Сергей Кочетков, не только директор школы, но и кандидат исторических наук. — Русские-то во внешних водах еще не ходили и флагов на своих судах не вешали. Скорее всего инициативу проявили более продвинутые в этих делах голландцы.

Сохранилась грамота, в которой говорится, что царь повелел послать в Дединово “310 аршин киндяков да 150 аршин тафт черчатых, белых, лазоревых к корабельному делу на знамена и на яловчики”. В переводе на современный язык “яловчики” — это вымпелы, а ткани были присланы красные, белые и голубые. Но вот какие из них пошили знамена, исследователи спорят до сих пор.

Основных версий три. Одну из них наши историки в основном отвергают. Хотя она и базируется на старинной гравюре, напечатанной в книге Яна Стрюйса “Путешествие в Россию”. Стрюйс был мастером по парусам в команде Бутлера. В своей книге он подробно описал путешествие голландцев по Московии до Дединова, а потом и плавание на “Орле”. Так вот, если верить черно-белой гравюре, флаг на корме фрегата развевался похожий на голландский. Три продольные полосы, самая светлая из которых — посередине. Но стали бы наши предки поднимать на русском корабле, украшенном государственными гербами, флаг другой державы — в этом, согласитесь, есть большие сомнения.

Вторую версию высказал в 1910 году военно-морской историк, член Особого совещания по вопросу о русских государственных цветах капитан-лейтенант Белавенец. Он считал, что на “Орле” подняли популярный в те времена вариант флага с крестом. А именно: прямой синий крест, делящий поле на четыре четверти, из которых первая четверть — белая, вторая — красная, третья — красная, четвертая — белая.

Ну и, наконец, абсолютно не исключено, что сразу был пошит хорошо знакомый нам “бесик” — белая, синяя и красная продольные полосы — с орлом в центре. Откуда-то же взял Петр I этот вариант спустя 30 с лишним лет. Как бы то ни было, именно в Дединове впервые были заявлены цвета российского флага.

Тебя там встретит огнегривый лев

Сказать, что Дединово живет сегодня историей “Орла”, было бы преувеличением. Оно, как и большинство дальних сел, скорее медленно вымирает. О первом военном корабле, конечно, рассказывают ученикам в местной школе. Есть еще краеведческий музей, в котором “Орлу” отдана одна из двух комнат. Говорят, иногда даже приезжают автобусы с экскурсантами. Но если представить, как подобное место было бы раскручено за границей!.. Сувенирные лавки, речные прогулки, гостиницы, кафе-рестораны… Ничего этого в Дединове, разумеется, нет.

В 1998 году к очередному юбилею “Орла” около устья Ройки поставили стелу — столб с памятной доской у основания и корабликом на макушке. Как говорится, дешево и сердито. А в 1700-м в ознаменование того же самого события Петр I возвел на берегу Оки красивейшую Троицкую церковь. Своей роскошной архитектурой она напоминает теремный дворец Московского Кремля, построенный примерно в то же время. Вот бы отреставрировать церковь — лучшего памятника “Орлу” нет и не будет. Но уникальный храм много лет стоит в лесах.

— Восстанавливаем с Божьей помощью, — говорит настоятель о. Валерий. — Храм был открыт в 1989 году, в 2001-м починили крышу. А в советское время чего тут только не было — и хранилище, и мастерские. Чудом уцелели резные белокаменные колонны и фрагменты росписи, которой 200 лет.

Над входом в храм частично уцелел и барельеф — единорог и лев. Был еще орел, но птицу срубили в революцию по политическим мотивам. Герб указывал на то, что Дединово являлось дворцовым селом. Местные крестьяне поставляли рыбу к царскому столу.

История флота переплетена с историей Троицкой церкви — водой не разольешь. До середины XIX века в Никольском приделе хранился т.н. образцовый струг, изготовленный самим Петром I.

— В допетровской России суда часто делали одноразовые, — объясняет Кочетков. — В том месте, откуда надо привезти товар, строили струг, а в конечном пункте его продавали на дрова. Струги делали без единого гвоздя. А чтобы они не текли, их сшивали лыком (откуда и пошло известное выражение). Ходить на таких лодках было страшно, они нередко тонули. И вот Петр I изготовил струг, скрепленный скобами и гвоздями, для многократных походов. И написал указ: всем делать струги, как в Дединове.

Походом — по беспамятству и разгильдяйству

В этом году в дединовской школе появился кадетский класс. Пока 34 кадета разных возрастов занимаются по программе допобразования: ОФП, морское дело, рукопашный бой, танцы, этикет. Но в планах — открытие полноценного кадетского корпуса.

— Сам Бог велел организовать в таком месте интернат с морским уклоном, — говорит завуч по воспитательной работе капитан 1 ранга Михаил Седаш. — Желающих в нем учиться уже сейчас хоть отбавляй: и в окрестных селах, и даже из Москвы просятся. Но пока все упирается в отсутствие жилого корпуса.

А в самых ближайших планах дединовских краеведов проведение научной конференции “Дединово — колыбель отечественного флота”, посвященной 340-летию начала строительства “Орла”. Она состоится в ноябре.

— Приедут специалисты по истории и геральдике, — говорит Вячеслав Корнилов. — В частности, историк Андрей Шаблин из Коломны готовит сообщение о дединовской верфи, по которой до сих пор не опубликовано никаких материалов. Будут доклады и по флагу, и по гербу, и по кораблю.

На лето следующего года намечен агитпоход на теплоходе до Каспийского моря. Цель та же — привлечь внимание к идее восстановления первого русского военного корабля. Кроме кадетов, историков и краеведов в походе примут участие и потомки голландских моряков.

— В посольстве Нидерландов, куда мы обратились, идею приняли на ура, — продолжает Корнилов. — Попросили дать им фамилии членов команды Бутлера и пообещали найти их потомков. А в книге Стрюйса все голландцы перечислены, указано даже, из каких они городов. Больше того, голландцы заявили, что будут участвовать в восстановлении “Орла”!

Построить точную копию не так-то просто. Чертежей нет, да их скорее всего никогда и не было. Считается, что ван Буковен строил корабль по памяти. Зато в грамотах сохранились точные размеры судна: длина — одиннадцать с половиной сажен (24,5 м), ширина — 6,5 м, осадка — 1,5 м. На вооружении “Орел” имел 22 пищали, интернациональный экипаж состоял из 58 человек: 35 русских стрельцов плюс команда — голландцы и немцы.

…В мае 1669 года, подняв все свои паруса, “Орел” вышел из Дединова в сторону Хвалынского (Каспийского) моря. По пути делались остановки в больших городах и селах. Всюду первый построенный на европейский манер русский корабль встречали с восторгом: ничего подобного на Волге до того не видели.

К Астрахани пришли в конце августа. На беду, город вскоре оказался в эпицентре разинского бунта. “Орел” был захвачен казаками. Команда бежала в Персию, а сам корабль был то ли сожжен, то ли посажен на мель в волжском протоке, где и сгнил.

— Сделать близкую копию можно, — возвращает нас в сегодняшний день Корнилов. — Есть размеры, есть гравюра из книги Стрюйса. Корабельная мода консервативна, архитектура кораблей не меняется десятилетиями. Значит, ван Буковен строил классическое в те годы судно. Такое, например, как фрегат “Герб Гамбурга”, заложенный в том же, 1667 году. По всем этим данным, судомоделисты уже восстановили примерный облик “Орла”. Нам остается, как и 340 лет назад, построить его на окском берегу.

* * *

Когда статья была почти готова, вдруг наткнулся в Интернете на публикацию шестилетней давности: “В 1996 году, заинтересовавшись историей “Орла”, петербуржский предприниматель Сергей Власов решил построить близкую к подлиннику копию”. Ого! Больше того, на одной из питерских верфей, оказывается, был построен стальной корпус “Орла”! Но потом Власов погиб, и работа остановилась. Статья заканчивалась словами главного конструктора верфи: “Мы будем рады, если кто-то займется достройкой “Орла”. Это судно сделает честь любому городу, став его символом и украшением”. Сказано совершенно точно. Но что стало с этим корпусом за шесть лет? Звоню в Питер:

— Он до сих пор стоит у нас, — подтверждает директор верфи Александр Стружилин. — На складе сохранились даже паруса. Жаль корабль, в который вложено столько труда. Его проект наше КБ разрабатывало вместе с сотрудниками Военно-морского музея.

Чтобы сделать стоящий на фундаменте муляж, как замышляют в Дединове, достаточно только добавить к этому корпусу мачты и канаты. А что, если замахнуться на большее? Ведь изначально питерский “Орел” строился как самоходное судно, для чего корпус и сделали стальным. Прямо так и представляется, как дединовские кадеты совершают на нем походы по Оке и Волге…

Но загвоздка в том, что недостроенное судно принадлежит не верфи, а родственникам погибшего предпринимателя. Захотят ли они уступить его дединовским энтузиастам? На каких условиях? “МК” будет содействовать диалогу. Что из всего этого выйдет, поживем — увидим. И напишем.


СПРАВКА "МК"

Двуглавый орел, символ Римско-Византийской империи, был принят в качестве Государственного герба России в правление царя Ивана III (1462—1505). Официально государственным флагом нынешний российский триколор был объявлен указом Петра I в 1705 году. Петр I считается и создателем российского флота. В Музее военно-морского флота в Санкт-Петербурге хранится “ботик Петра”, который с легкой руки писателя Льва Рубинштейна называют “дедушкой русского флота”. “Орел” в таком случае можно смело считать “прадедушкой”. Это был первый военный корабль, построенный русскими мастерами на русской земле за счет госказны.




Партнеры