Мир трясет от беспробудного пхеньянства

Ким Чен Ир кричит “Уран!”

19 октября 2006 в 00:00, просмотров: 801

Северная Корея готовит серию новых ядерных взрывов. Американские спутники-шпионы зафиксировали в трех разных районах КНДР подготовку к ядерным испытаниям. Со ссылкой на спецслужбы своей страны эту информацию подтвердило и южнокорейское информагентство “Ренхап”, заявив, что следующие ядерные испытания могут быть проведены без всякого предупреждения.

Мир замер в ожидании: сколько мегатонн КНДР взорвет на сей раз? Что сможет остановить разбушевавшегося Кима?


Корейская атомная бомба, взорвавшаяся на прошлой неделе, напугала весь мир. Но она оказалась страшна не столько своими мегатоннами, сколько тем, что разрушила главный принцип, которого в прошлом веке старались придерживаться все сверхдержавы, — принцип нераспространения ядерного оружия.

Теперь он лопнул. Мир сразу же зашел в тупик: закон — сильный может иметь ядерное оружие, а слабый нет — больше не работает. Теперь слабые спрашивают у сильных: разве кто-то посмел бы бомбить Югославию или Ирак, если б у них была атомная бомба? Конечно, нет. Значит, нам нужно ее сделать. И делают. Тем более что при нынешнем уровне технологий и информации это, как выяснилось, сущие пустяки.


Для создания атомной бомбы нужен 235-й уран. В природном уране его содержится всего лишь 0,7%, а потому его требуется обогатить. Тот же самый 235-й уран используют и в качестве топлива для атомных станций. Но для них достаточно иметь 5-процентный уран, а для бомбы нужен 90-процентный уран.

Его можно получить двумя способами. Именно с их помощью были сделаны атомные и водородные бомбы в СССР и США.

1-й способ — разделение изотопов урана

Он основан на выделении 235-го урана из 238-го. Это достаточно сложный технологичный путь, требующий возможностей электромагнитного разделения, строительства газодиффузионных заводов и центрифуг… Свою первую атомную бомбу, которую США сбросили на Хиросиму, они создали именно таким способом.

В России почти все разделительное производство тоже основано на центрифужном методе, так как он имеет ряд преимуществ и позволяет быстро нарабатывать обогащенный уран.

В годы “холодной войны” у нас накопилось огромное количество высокообогащенного урана для бомб, и потом понадобилось снова вкладывать огромные средства в его переработку в 5-процентный уран для атомных станций. Часть оружейного урана в рамках программы Гор—Черномырдин Россия продала американцам, которые так же перерабатывали его в топливо.

Сейчас обогащенный уран пользуется в мире большим спросом. Но проблема в том, что на центрифугах его легко можно доводить как до 5, так и до 90%, и использовать для создания бомб. Это обстоятельство и вызывает беспокойство мирового сообщества, озадаченного намерением Ирана самостоятельно обогащать уран для своей атомной электростанции в Бушере.

2-й способ — наработка в реакторе плутония

Для этого требуется создание атомного реактора из природного урана, где в качестве замедлителя ядерной реакции (поглотителя нейтронов) используется графит. Сделать такой реактор не составит труда даже школьнику.

О том, как это просто, говорит хотя бы тот факт, что первый в мире ядерный реактор американский ученый Энрико Ферми построил в декабре 1941 года прямо под трибуной чикагского стадиона. Всего за несколько часов он с помощниками вручную выложил десятиметровую кучу из кубиков урана и стержней графита (американцы реактор так и назвали — pile — “куча”. — Авт.).

Как действует такой реактор?

Пока куча маленькая, ничего не происходит, так как нейтроны, выскакивающие из частиц урана, просто разлетаются, практически не сталкиваясь с ядрами урана. Но если массу реактора увеличить, то нейтроны начинают сталкиваться с ядрами урана и происходит ядерная реакция. Ее можно контролировать с помощью стержней из бора. А графит используется для замедления движения нейтронов.

При этом в кубиках урана начинает выделяться тепло и образуется плутоний-239, который называют оружейным.

Рассказывают, что когда Сталину принесли плутониевый шарик, полученный в таком реакторе, он спросил: “А как вы докажете, что там плутоний?” Курчатов ответил: “Вы его потрогайте, он теплый. Там постоянно идет реакция деления и выделяется тепло”.

Реакторы, построенные в СССР и США, за сутки выдавали 100 г оружейного плутония. Вторая американская бомба, сброшенная на Нагасаки, была сделана в таком реакторе.

Водородно-демократическая республика

Северная Корея пошла по второму пути — создания плутониевой бомбы. В КНДР для этого имеется все: две действующие урановые шахты, электроэнергия, уголь, из которого легко получить графит, а главное — хорошие специалисты.

Здесь не обошлось без нашей помощи. Ведь мы всегда с удовольствием помогаем тем, кто действует против интересов США. И когда еще в 60-х годах Северная Корея занялась атомной энергетикой, именно СССР поставил другу Ким Ир Сену первый реактор.

Тогда же в вузах СССР по различным ядерным специальностям обучалось более 200 северокорейских специалистов. Позже именно они строили и испытывали атомную бомбу.

И сегодня, утверждают российские ученые, корейцам уже трудно остановиться на достигнутом. То, что они взорвали на днях, еще цветочки. Заявление, которое прозвучало в прошлую субботу в Совбезе ООН в ответ на объявление санкций против КНДР, — это не пустые угрозы. Постоянный представитель Северной Кореи при ООН Пак Киль Ен сказал: “Если США усилят давление на Северную Корею, наша страна воспримет это как объявление войны и продолжат осуществлять соответствующие контрмеры”.

Под “соответствующими контрмерами” может подразумеваться не просто очередное испытание ядерного оружия, а создание качественно нового оружия — водородной бомбы. Сейчас Северная Корея как никогда близка к этому.

Если ядерный реактор, где нарабатывается плутоний, окружить тяжелой водой, в нем начинает образовываться тритий, необходимый для водородной бомбы. И если атомная бомба, которую КНДР взорвала на днях, имела мощность 15 килотонн, то мощность водородной будет исчисляться уже мегатоннами. Например, “Кузькина мать”, которую СССР взорвал в 1961 году, была мощностью в 100 мегатонн.

Две ступени в ад

Она взрывается только тогда, когда масса тепловыделяющего вещества в ней становится критической. К примеру, если небольшие частицы оружейного плутония просто вынуть из реактора, они могут храниться сколько угодно — период их полураспада составляет десятки тысяч лет. Но если в одном месте собрать большое количество оружейного плутония, превышающего его критическую массу, то произойдет взрыв.

Сегодня критические массы для всех делящихся веществ хорошо известны. В США Энрико Ферми первым создал методы их расчета, в нашей стране это был Яков Зельдович. Затем цифры проверялись экспериментальным путем, на чем много людей получило большие дозы радиации. Зато теперь схем создания критической массы для атомной или водородной бомбы — множество. Вот одна из самых простых.

Имеется плутониевый шарик. Его окружают взрывчатым веществом, в котором стоит детонатор. В заданное время он срабатывает, оболочка взрывается, плутониевый шарик со всех сторон сильно обжимается. Его масса в данном размере сразу становится критической, и происходит обычный ядерный взрыв.

После него возникает мощное рентгеновское излучение, которое обжимает смесь дейтерия с тритием, начинается уже термоядерная реакция, и происходит взрыв второй ступени. Причем термоядерных ступеней в одной бомбе может быть сколько угодно. В “Кузькиной матери”, например, было лишь две.

Сколько их захотят сделать корейцы в своей бомбе — пока не ясно. И главное — не ясно: сможет ли их кто-нибудь остановить?

Средства доставки по адресу

Ядерное оружие — это не только ядерный боеприпас, взрыв которого исчисляют в кило- или мегатоннах. Это еще и средства управления, то, что у нас обычно называют “ядерным чемоданчиком” или “ядерной кнопкой”. А также — средства доставки, или носители: самолеты стратегической авиации, подводные лодки, ракеты шахтного и наземного базирования…

Северной Корее тут пока гордиться нечем. Самолетов-ракетоносцев у КНДР нет. Есть дизельные субмарины (порядка 26 штук), но они безнадежно устарели. Правда, по данным газеты Guardian, корейцы дополнительно приспособили с десяток списанных советских подлодок, чтобы использовать их для запуска ракет с ядерными боеголовками.

Хотя с созданием боеголовок и межконтинентальных ракет у Пхеньяна пока не ладится. Первый испытательный пуск ракетной системой “Нодон-1”, которая должна была поражать цели за пределами Корейского полуострова, в 1990 году закончился взрывом ракеты на стартовой площадке. Лишь испытания 1993 года оказались более успешными.

Однако “Нодон-1” не могла полностью устроить корейцев. Им нужна была ракета, которая смогла бы сбросить ядерные боеголовки прямо на ненавистных американцев. И в середине 90-х в КНДР началась работа над многоступенчатыми ракетами “Тэпходон-1” (дальность 2500 км) и “Тэпходон-2” (7000 км). Основой для них послужили старые советские оперативно-тактические ракеты “Р-17Э”.

Пока ничего серьезного у корейцев из этой переделки не вышло. Летом этого года “Тэпходон-2”, которая теоретически должна доставать до Аляски и Гавайев, на 40-й секунде полета разрушилась и упала в Японское море недалеко от наших границ.

Так что, видимо, Северной Корее придется еще немало помучиться с носителями для своего ядерного оружия. Если, конечно, в очередной раз не найдется кто-нибудь, кто всегда помогает тем, кто действует против интересов США.

И это не обязательно мы. К примеру, в феврале 2004 года создатель пакистанской ядерной бомбы Абдул Кадыр Хан признался, что передавал ядерные технологии Ирану, Ливии и Северной Корее. Но и Россия хоть, конечно, и опасается непредсказуемой политики своего восточного соседа, но тоже имеет свой интерес. Ну разве можно было до корейского ядерного взрыва предположить, что США поддержат в ООН российскую резолюцию по Грузии? Нет, конечно.

Теперь же вот она — победа дипломатии: мы осуждаем, хоть и не окончательно, Северную Корею, а вы даете нам один на один разобраться с Грузией. А заодно не пристаете к Украине по поводу вступления в НАТО, даете достроить атомную станцию в иранском Бушере…

Нет, тут явно стоит задуматься: не помочь ли Северной Корее с ее ядерными носителями? Только не забыть бы, что эти носители могут таскать ядерные боеголовки как на Восток, так и на Запад. А 7000 км на Запад от Пхеньяна — это уже район Новосибирска…

“Воронья слободка” с ракетами

Политики не видят выхода из сложившейся ситуации. Все, что они предлагают сегодня, — это меры вчерашние, из арсенала прошлого века, когда мир, разделенный на два лагеря, уравновешивался лишь страхом перед возможностью применения ядерного оружия.

Этого мира больше нет, а политики прошлого остались. И думают они, как привыкли: применить санкции, запретить строить АЭС, окружить военными базами… Все эти меры накаляют обстановку, но не останавливают расползание ядерного оружия, которое обычно приходит в страну под видом атомной энергетики, а затем превращается в атомную бомбу.

Как остановить это превращение? У политиков на этот вопрос нет вразумительного ответа. Его пытаются найти ученые.

Вот точка зрения человека, всю жизнь работавшего в области создания ядерных технологий, — замдиректора ВНИИ атомного машиностроения, профессора, доктора физико-математических наук Игоря ОСТРЕЦОВА:

— Наше руководство, в частности Росатом, заявляет, что если мы будем производить обогащение урана у себя, то решим проблему нераспространения. Верно, но только отчасти — с точки зрения создания урановой бомбы. А чтобы сделать плутониевую бомбу, надо просто натащить графита, природного урана, и все. С этого начинали и американцы, и мы в 40-х годах. Скорее всего, так поступили и корейцы.

Сегодня мы столкнулись с тем, что средства нападения стали гораздо доступнее средств защиты. И чем страшно расползание этих ядерных технологий? Тем, что, это переходит на уровень кухонного их распространения. А когда такое оружие станет общедоступным, то поменяется и психология его применения. Она сдвинется в сторону психологии терроризма.

Когда только две супердержавы — СССР и США — упирались лбами, то им приходилось делать для доставки ядерных зарядов и подлодки, и ракеты, и сверхзвуковые самолеты… Все это в прошлом. На уровне психологии терроризма средств доставки может быть сколько угодно. Это пока у Северной Кореи есть маленькая бомба, ее эффективнее доставлять ракетой, но когда она сделает большую, типа “Кузькиной матери”, подойдет и самолет, и даже прогулочная яхта.

Плывет такой беленький пароходик, опускает под собой бомбу с часовым механизмом и уплывает. А через неделю происходит взрыв.

Если, к примеру, бомбу, аналогичную “Кузькиной матери”, поместить в акваторию Балтийского моря, то при взрыве оно просто выплеснется, как лужа. А если расположить где-нибудь рядом с Нью-Йорком, то от взрыва на него обрушится волна высотой в 200 метров. И никакая система ПРО не поможет.

Выход тут только один: надо не мериться силой, а переходить к разумным методам жизни и управления. И главное — нужна новая ядерная энергетика, которая не будет использовать материалы, из которых можно создать бомбу.

Такая технология уже есть, и разработана она в России. Ее долго не хотели признавать, но теперь, когда встала проблема Ирана, Кореи и расползания по миру ядерного оружия, нас наконец-то услышали. На днях даже принято решение о проведении по этой теме научно-технического совета при президенте.

Для новой ядерной технологии требуется лишь другой реактор. Он будет с ускорителем, а в качестве топлива используется торий и наиболее распространенный изотоп урана, 238-й. В общепринятом понимании они не делятся и из них нельзя сделать бомбу.

Владимир Путин призвал международное сообщество к созданию такой энергетики еще на саммите тысячелетия, сказав, что основной задачей человечества в XXI веке является создание ядерной энергетики, не использующей обогащенный уран и плутоний. Если какая-то страна откажется идти по этому пути, а захочет использовать старые ядерные технологии, сразу станет ясно, что она собирается делать оружие.

А сейчас как вы уличите, например, Иран в создании ядерной бомбы, если он говорит: “Я делаю энергетику”? Вот и выходит, что сегодняшняя ядерная энергетика приводит к конфликтам, а новая — должна их остановить.

* * *

Обладание ядерным оружием еще никому не добавляло ума. Оно добавляло только силы, наглости и ощущения безнаказанности. Его обладателям всегда сходило с рук то, что не прощалось никому другому.

Теперь, когда сильных и наглых в мире стало больше, ощущение опасности усилилось. Ведь мы прекрасно знаем: когда в одном месте их собирается слишком много, обязательно завязывается драка. И если в кармане есть ядерные аргументы, то почему бы их не вытащить?

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ В КНДР ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ

1985 год. КНДР присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия.

1992 год. 10 апреля в КНДР вступил в строй ядерный ускоритель, полученный по линии техпомощи МАГАТЭ. Собирать его помогали специалисты из бывшего СССР.

1993 год. КНДР объявляет о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия.

1994 год. В Женеве КНДР и США подписывают соглашение, по которому КНДР готова прекратить ядерные разработки в обмен на экономическую помощь и две атомные электростанции.

1998 год. КНДР проводит испытание многоступенчатой ракеты. США заявляют, что корейцы строят подземный ядерный объект, и требуют допуска в страну инспекторов МАГАТЭ. Инспекторы ничего не находят. В декабре США подписывают контракт на $4,6 млрд. на строительство в КНДР двух атомных АЭС.

2000 год. Пхеньян угрожает разморозить ядерную программу, если США не компенсируют ей убытки, понесенные из-за недостатка электроэнергии, так как атомные АЭС не построены.

2001 год. В Северной Корее прошли испытания ракеты “Тайподонг-1”. США угрожает наказать Ирак и КНДР за разработку оружия массового поражения.

2002 год. Буш причисляет КНДР, Ирак и Иран к “оси зла”, в ответ КНДР сообщает, что в стране идет разработка ядерного оружия.

2003 год. На переговорах в Пхеньяне Ким Чен Ир соглашается возобновить шестисторонние переговоры по ядерной проблеме. Главное требование Вашингтона — прекращение Пхеньяном военной ядерной программы. В ответ КНДР обвиняет Америку во враждебной политике, после чего США на год замораживают строительство АЭС в КНДР.

2005 год. 22 января КНДР официально заявляет, что обладает ядерным оружием. США вводят против КНДР экономические санкции.

2006 год. 5 июля КНДР проводит испытания баллистических ракет. 9 октября— испытания ядерной бомбы. Мощность ее взрыва составляет от 5 до 15 килотонн.




Партнеры