Кто испортил Филиппка? Киркорова

Михаил Шац: “Национальные меньшинства оказались в сексуальном большинстве!”

20 октября 2006 в 00:00, просмотров: 210

Девочки в ностальгически ужасной коричневой форме с белыми фартуками, мальчики — в классической синей. Все в галстуках. Всем, кто оказался в этот поздний час в Новинском пассаже, задавали до боли знакомые вопросы: “Сменка есть с собой? Опять забыл!”, “Руки мыл? Проходи в буфет!”, “Будь готов!”. Да к чему готов-то?!


Господи, как давно это было и, кажется, не должно было бы возвратиться никогда! Но никогда не говори “никогда”! Этот один-единственный вечер был посвящен школе. По периметру — стенды со старыми фото, с которых смотрят до боли знакомые девочки и мальчики. Вот Яна Поплавская, знаменитая Красная Шапочка, вот Наташа Королева, правда, еще тогда не Королева, вот Оля Шелест, вот Сережа Рост, вот Аркаша Укупник — эти, понятно, не изменились. А вот чтобы узнать Гошу Куценко или Жанну Фриске, надо прочесть подписи к фотографиям. Хотя режиссер Сергей Гинзбург другого мнения. “А она совсем не изменилась! Можно легко узнать”, — считает муж Красной Шапочки. А уже проходя дальше, разглядывая фотографии на стендах других друзей и знакомых и найдя, наконец, собственные, гогочет, обращаясь к Тиграну Кеосаяну: “Ты только посмотри! Это я! Вот умора!..”

Фотовыставка “Школьные годы чудесные” — это воспоминания о школьном детстве известных людей. Так были ли они действительно чудесными? Как показал блиц-опрос, все экс-школьники разделились на две группы: те, кому школа навечно отбила всякую охоту учиться чему-либо, и те, кто с особой теплотой вспоминает давно ушедшие года. Красная Шапочка Поплавская не желает ни при каких обстоятельствах чему-либо учиться, а рыжий “иванушка” Андрей Григорьев-Апполонов, пришедший на вечер с женой Машей и в куртке с портретом Че Гевары, признался, что учился в средней школе под номером 13 и с тех самых пор уже больше ничего в жизни не боится, чего, кстати, и всем желает. Актер Андрей Руденский поведал, что в школе получал разные оценки: был и двоечником, и троечником, и пятерочником. И вообще, классное время было — получать оценки! А вот мысли Михаила Грушевского и его жены Ирины были в этот день далеки от школы, так как в этот вечер они вспоминали другое событие — пять лет со дня их свадьбы. Направляясь к “школьному буфету”, Михаил допытывался у жены: “Что ты будешь пить сегодня — шампанское или вино?” Но шампанского в этот вечер не было. Было только вино.

Многим звездам предстояло вновь сесть за парту. “Классными руководителями” вечера стали Татьяна Лазарева и Михаил Шац. Шуток было в этот вечер много, как хороших, так, впрочем, и не очень. Вечер прошел под лозунгом “Отличника предлагаем выгнать сразу!”. Наверное, именно поэтому не явился на вечер один из звездных “учеников”, чьи портреты также присутствовали на выставке и который окончил школу с золотой медалью, — Филипп Киркоров.

— И вообще, Филипп был не всегда таким, каким мы его знаем сейчас, — заявил всем Михаил Шац.

— Неужели его испортили в школе? — не поверила Лазарева.

— Тот, кто его испортил, в выставке не участвует! — решительно отрезал Михаил.

Перед тем как провести “уроки”, на сцену были вызваны “ученики” классов “А” и “Б”. “Ашками” были Яна Поплавская, Михаил Грушевский, Егор Дружинин и Этери Ливиева, в качестве “бэшек” выступили Алена Хмельницкая, Елена Старостина, Арина Шарапова, Андрей Шаров. “Классы” для выпендрежа придумали себе эдакие названия: “класс “А” решил называться “Команда национальных меньшинств”, а “класс “Б” — “Сексуальное большинство”.

— Вы представляете, что завтра напишут в газетах?! — услышав эти названия, воскликнул Шац. — Я уже вижу заголовок: “Национальные меньшинства оказались в сексуальном большинстве!”

В жюри вошли Наталья Сиднеева, Ольга Шелест, Маша (жена “иванушки”) и вбежавшая в зал Амалия & Амалия, которая, кстати, была в который раз в очень интересном положении, с чем ее все и поздравили. (Впрочем, она была не одинока: Юлия Чепалова, пришедшая на вечер, также была в таком, пожалуй, еще большем положении.) Почетная миссия носителя таблички с нумерацией “урока” была поручена Никасу Сафронову, с чем он блестяще справился, отдавая салют и не выпуская из рук сигары. Первым “уроком” стало устное сочинение на тему “Как я провел лето”. Конкурс решено было назвать: имени Эдварда Радзинского и Ренаты Литвиновой. По условиям конкурса “ученик” должен использовать в своем рассказе слова, которые появлялись на экране. В итоге выяснилось, что Михаил Грушевский провел лето с Арнольдом Шварценеггером, а Андрею Шарову повезло больше — ему досталась Анна Курникова. Конкурс выиграл Грушевский, так как в трепе и юморе ему не было равных. Второй конкурс был фишкой человека-оркестра Александра Пушного и назывался “АПОЖ”. Вроде на первый взгляд неприличное слово — если прочесть наоборот, но на самом деле это всего лишь аббревиатура — “Александр Пушной опять жжет”. Конкурс сложный, в него играли два участника от каждой команды: первый должен был пропеть куплет известной песни, а второй — пропеть ее задом наперед. Пока бились над песней Дружинин и Старостина, Татьяна Лазарева отвесила в адрес последней следующую шутку: “Маленькая собачка до СТАРОСТИ щенок”. К чему бы это? Но вроде Елена не обиделась. Или просто не подала вида... Тем не менее Старостина смогла повторить песню “Вместе весело шагать...”.

С выбором песни для пары Хмельницкая—Поплавская пришлось помучиться: одни предлагали “А-а, в Африке горы вот такой вышины!”, вторые твердили, что Яну может просто вырвать от этой песни.

— А давайте добьемся этого? — предложили ведущие.

Сошлись на “Взвейтесь кострами”. Правда, у Яны получилось при проверке несколько другое: “ВИЧ ПИОНЕРА: ВСЕГДА БУДЬ ШАРОВ!”

Андрис Лиепа был носителем таблички последнего “урока”. Непревзойденный танцовщик не пронес — протанцевал с табличкой по сцене.

— Можно теперь три года в Большой не ходить! — прокомментировал увиденное Шац.

— Тем более что он закрыт на ремонт, — парировали ему из зала.

Последний “урок” был посвящен рисованию. Как и в прошлом, в нем участвовали два человека от команды: один должен рисовать с завязанными глазами, второй — подсказывать геометрическими фигурами. Дуэт Шарапова—Шаров рисовал День знаний. В итоге День знаний у Шарова получился в виде... презерватива. Зато дуэту Дружинин—Ливиева повезло больше: здание школы у Егора получилось похожим на оригинал. “Уроки” закончились, победила дружба. Вместо оценок всем “ученикам” были розданы подарки, которых, к сожалению, на всех не хватило. Арина Шарапова осталась без подарка. И это, пожалуй, была самая плохая “шутка”.




Партнеры