Хромой мерин-2

Бывший спикер заездил Сивку-Бурку

21 октября 2006 в 00:00, просмотров: 286

Чиновники свято верят во всеобщее рабское послушание. Они думают, что стоит повысить голос — все затрясутся от ужаса. Это в детских стишках описано: таракан шевельнул усами — звери задрожали, в обморок упали. Но потом прилетела какая-то птичка, которая не знала, что таракан — большой начальник, и склевала его по наивности.

…Любой читатель “МК” может повторить мой эксперимент. Спросите окружающих, кто такой Селезнев? Люди задумываются: да-а, был такой… вроде министр чего-то.

— А кто он теперь?

— А он что — жив еще? На пенсии, наверное.

Мы знаем, как проходит земная слава. Но кто бы мог подумать, что она проходит с такой скоростью. Этот человек восемь лет был председателем Думы, одним из первых лиц государства. Теперь он жив-здоров, не на пенсии; он теперь просто депутат (о деятельности которого люди ничего не знают) и руководитель конного спорта России. Он прислал в “МК” гневный окрик.


“Хромой мерин” — под таким заголовком 13 октября “МК” опубликовал письмо олимпийских чемпионов-конников. O развалe, который царит в Федерации конного спорта России (ФКСР) с тех пор, как ее президентом стал бывший спикер Госдумы Селезнев.

Письмо чемпионов содержало много фактов, мы оставили только три наиболее ярких:

•срыв чемпионата Европы, который должен был состояться в Москве в 2005 году;

•отправление на Всемирные конные игры 2006 года в Германию хромых лошадей;

•опоздание сборной России на чемпионат Европы-2006 в Греции, куда наши спортсмены прибыли к закрытию соревнований.

Из всех гневных выражений мы оставили слово “позор” (один раз), “скандал” (один раз), “посмешище” (один раз). Публикация получилась настолько сдержанной, насколько это вообще возможно.

Но ответ Селезнева сдержанностью не отличался.

На бланке депутата Государственной думы он прислал следующий текст: “В газете “Московский комсомолец” за 13.10 с.г. опубликована заметка “Хромой мерин”. Оскорбителен заголовок, лжив текст письма, который спортсмены не подписывали. Расцениваю публикацию как грязный заказ в канун конференции ФКСР. Прошу вас как можно быстрее опубликовать мой ответ”.

Потом и на конференции, и на встречах с прессой Селезнев опять говорил, как он оскорблен. Он убедил делегатов конференции, что слова “Хромой мерин” относятся лично к нему. Возможно, он решил, что ему выгодно принять оскорбленную позу. Но заголовок “Хромой мерин” относился не к Селезневу, как бы он на этом ни настаивал, а к тому хромому мерину, которого, к нашему позору, отправили на состязания в Германию.

Знаменитые на весь мир конники утверждают, что такого не было никогда за всю историю конного спорта в СССР и России.

Вторую претензию — мол, “лжив текст письма” — Селезнев тоже повторял всюду. Но это глупо; факты, изложенные в письме чемпионов, известны всему спортивному миру.

Третье и очень важное: Селезнев всюду твердит, что “спортсмены не подписывали”. Он повторял это и по телефону, и при встрече перед открытием конференции, глядя мне в глаза. А потом повторил это, глядя в глаза делегатам конференции.

Но это неправда. Четверо подтвердили мне по телефону, что письмо подписывали, а двое — при личной встрече. Как Селезнев осмеливается говорить, что они не подписывали, — загадка.

В одном конверте с коротким депутатским посланием было второе — уже не от депутата Селезнева, а от президента ФКСР Селезнева (но это один и тот же Селезнев): “…Я не отправлял в Германию хромых лошадей… Я не составлял маршрута для поездки сборной в Грецию… Историю с отменой чемпионата Европы в Москве летом 2005 года в коротком письме не опишешь. Однако понятно, надо быть сумасшедшим Геростратом, чтобы будучи президентом федерации в течение шести месяцев, убить престижный турнир в собственной стране…”

Зачем про опоздание сборной в Грецию Селезнев пишет, что он “не составлял маршрута”? Как будто конники с лошадьми заблудились и вместо юго-запада отправились на север. Сборная опоздала не из-за маршрута, а из-за того, что не были правильно оформлены документы — элитные лошади трое суток простояли в тесных боксах в трюме парома.

Что касается главного провала — срыва чемпионата Европы, — то Селезнев объясняет это тем, что к тому моменту всего шесть месяцев возглавлял федерацию.

Но чемпионат был полностью подготовлен еще до того, как Селезнев стал президентом ФКСР. И понадобилась действительно “организационная импотенция”, чтобы за две недели до открытия Международная федерация была вынуждена отменить проведение чемпионата в России. На выручку бросилась Германия, и чемпионат Европы открылся в назначенный день, но в чужой стране. Селезнев говорит, что ему не хватило шести месяцев, почему же немцам хватило двух недель?

* * *

В субботу, 14 октября, открывая конференцию, Селезнев перечислил всех, кто виновен в ужасном состоянии конного спорта. Виновата Батурина, которая была президентом ФКСР до Селезнева. Виноват Путин, который не настоял, чтобы правительство дало денег. Виноват Кудрин, который не дал денег. Виновата чья-то беременность. Виноват тренерский совет. Виновато бюро ФКСР. Виноват вице-президент ФКСР, который “должен был быть в Аахене с первого дня, а он не поехал” (а если бы поехал — то лошади не хромали бы?).

Селезнев не раз в своем выступлении упоминал, что “восемь лет был председателем Думы”. Но это и без напоминаний было видно. Опыт проведения голосований у него огромный. Голосовали как надо. Почти по всем вопросам единогласно.

Со сцены делегатам зачитали (спотыкаясь и путаясь) список тех, кого “надо вывести из состава президиума ФКСР”. Кто “за”? Единогласно.

А через две минуты в перерыве я спрашивал людей, у которых на груди висела красная бирка “делегат”:

— Вы сейчас голосовали за вывод из президиума… Не напомните ли — кого?

— М-м-м…

Очередной спрошенный делегат с трудом называл две-три фамилии, а ведь только что проголосовал за исключение полутора десятков заслуженных людей.

Исключили Владимира Туганова — главного тренера сборной России по конному спорту. Исключили олимпийского чемпиона Валерия Волкова. Исключили Бориса Кузьмина — старшего тренера сборной России по конкуру. И других, чей авторитет неудобен для слабых руководителей.

Такое безобразие шокировало многих. И после перерыва Селезнев счел за лучшее вернуться к этому вопросу. “Делегаты” послушно голосовали за то, чтобы отменить свои решения. А потом послушно голосовали так, чтобы все выглядело приличнее (по форме, не по сути).

Эта послушность понятна. Некоторые делегаты представляют регионы, где конного спорта в серьезном смысле этого слова нет. Есть животные лошадиной породы, на них катают детей, ни в каких состязаниях эти животные и эти всадники участвовать не могут. А есть делегаты из таких мест, где лошадей нет вообще, им просто велели создать отделение федерации и отправить делегатов на конференцию. Прокатиться в Москву, пожить в отеле, поесть-попить — это очень полезно для кворума, но бесполезно для спорта.

Уходя, я попросил, чтобы мне дали потом посмотреть видеозапись конференции. Ее снимали от начала до конца, а мне хотелось цитировать выступление Селезнева как можно точнее. Но произошло чудо.

Когда конференция закончилась, телеоператор направился к выходу, а там его уже ждали. Потребовали отдать кассеты.

— Как?! Почему?!

— Есть указание Селезнева — не выпускать из здания кассеты, на которых зафиксировано голосование. Голосование — это конфиденциальные вещи.

Это, конечно, вранье. Голосование было открытое, в зале были посторонние, в том числе и я. Но факт остается фактом: кассеты отняли.

Руководил незаконным изъятием видеозаписи господин “Начальник Управления по связям с общественностью Всероссийского банка развития регионов” (так написано на его визитке). Он повторял: “Кассеты из здания не выйдут”. За его спиной стояли двое-трое крепких мужчин, видать, тоже банкиры.

Все, чего добился испуганный телеоператор (который даже не попытался вызвать милицию), это расписки. “Мною, Рындиной О.В., получено пять видеокассет “Sony” с записью конференции ФКСР”. (Расписку сам банкир, как видим, давать не стал, попросил девушку.)

Оператору сунули 100 долларов (не девушка совала), и в молчаливом, но угрожающем окружении крепких мужчин он, в свою очередь, был вынужден написать расписку: “Получено под залог пяти кассет со съемкой конференции ФКСР $100 (сто долларов США) от Рындиной О.В., менеджера ФКСР по связям с регионами”.

Это очень интересно, что менеджеры ФКСР в состоянии раздавать стодолларовые бумажки. Но писать об этом опасно: Селезнев грозит судом.

Во избежание неприятностей заявляю: не Селезнев отнимал кассеты, не Селезнев давал 100 долларов, не Селезнев хромал в Германии, и заголовок “Хромой мерин”, если все же относится к нему, то не как к мужчине (Селезнев не хромает), а как к слабому руководителю.

И этот человек восемь лет возглавлял парламент России — … … … (Пропущенные слова, надеюсь, произнесут читатели без моей подсказки.) А до того он был главным редактором “Правды” — главной газеты Советского Союза. Тогда и привык — что он скажет, то и правда. Независимо от реальности.

…Нам очень повезло, что он заведует лошадьми. До них он пытался оседлать Московскую область.






Партнеры