Взорви, умри, воскресни

Осуждена мошенница, заставившая мужа погибнуть при теракте

23 октября 2006 в 00:00, просмотров: 254

За последние годы Москва пережила немало терактов. Но тот, что произошел 6 февраля 2004 года в метро, запомнился москвичам появлением новой породы мародеров. Родственница москвича Олега Лунькова поспешила объявить его погибшим. Чтобы потом выгодно использовать свое положение лжепотерпевших.

Как стало известно “МК”, на днях Савеловский суд осудил двух безутешных родственниц Лунькова, якобы погибшего при взрыве на перегоне “Автозаводская”—“Павелецкая”. Бывшей жене и теще удалось выудить из казны компенсаций почти на 400 тысяч рублей.

Со своей женой Аллой Тимофеевой герой этой удивительной истории расстался еще в 2000 году. Луньков повел себя как джентльмен — квартиру, где он был прописан вместе с двумя сыновьями, разрешил сдавать в аренду, а сам ушел жить к знакомым.

В конце апреля 2004 года, когда Лунькову понадобилось поменять паспорт, он пришел в свой ДЕЗ, но был буквально огорошен паспортисткой.

— Она сказала мне, что я выписан по заявлению бывшей жены в связи с моей смертью, — рассказывает Луньков.

Убедившись в ЗАГСе, что действительно, по документам, он уже месяца два как на том свете, и, воочию увидев собственное свидетельство о смерти, Луньков побежал в прокуратуру.

* * *

По закону жанра, если есть труп, то должны быть и те, кому эта смерть выгодна. И хоть в нашем случае “труп” оказался живее всех живых, смерть Лунькова принесла выгоду в полном смысле слова его бывшей жене и теще.

По словам Лунькова, его супруга — “довольно грамотный юрист”. Видимо, отлично зная законы, женщина не нашла лучшего способа применить свои знания и пошла, прямо скажем, довольно нестандартным путем. Услыхав по телевизору, что в московском метро произошел теракт, а родственникам жертв вскоре будут выплачены компенсации, Алла вместе с матерью уже на третий день после трагедии явились в городской морг №4. Там они заявили о пропаже Олега, мол, ушел утром на работу и не вернулся. А чуть позже теща уже обливала горькими слезами лоскуток рубашки в черную клеточку и фрагмент растерзанного взрывом тела — все, что якобы осталось от любимого зятя. Теща взяла на себя опознание останков зятя потому, что ее дочь практически ничего не видела: Алла — инвалид по зрению. В тот же день дамы сбегали и в столичную прокуратуру, где жена после беседы со следователем приобрела статус “потерпевшей”.

* * *

Женщинам выдали останки погибшего, и они 12 февраля — в день рождения Лунькова (!) — похоронили их на Миусском кладбище. Выдержав паузу — ровно такую, какая нужна, чтобы соблюсти все приличия, аферистки кинулись атаковать городские инстанции.

В кассе Департамента соцзащиты дамы получили 100 тысяч рублей материальной помощи. Еще 10 тысяч — в качестве компенсации утраченного вместе с мужем-зятем имущества. На каждого из сыновей “погибшего” государство выделило “вдове” еще по 75 тысяч. Департамент оплатил и задолженность семьи по квартплате — 8 тыс. рублей. И выделил пособие на погребение — 3400 рублей. А Пенсионный фонд назначил семье пенсию по потере кормильца с доплатой “до социальной нормы” из городского бюджета.

Еще через полгода Алла пошла в управу Савеловского района: “Выделите льготные путевки на море!” И чиновники оказались людьми отнюдь не черствыми: уже 13 июля три путевки в Геленджик, в пансионат “Приморский”, лежали у Аллы в сумочке. К тому времени женщины умудрились нагреть государство на 389384 рубля.

* * *

Но позагорать на море не удалось. 1 августа лжевдова получила “благую” весть из прокуратуры о воскрешении мужа и возбуждении против нее и ее матери уголовного дела. Родственниц “погибшего” обвинили в мошенничестве. Не дожидаясь передачи дела в суд, дамы поспешили вернуть все, что присвоили, и постарались обставить дело так, что они якобы искренно верили в гибель Олега.

Но суд все равно состоялся. Луньков пожалел Аллу. “Все-таки жена она мне, хоть и бывшая, мать моих детей, да еще и инвалид”, — объяснил он “МК” то, как вел себя в суде. Мужчина пытался убедить судью, что действительно жил все время в семье, никуда не уходил, но потом резко запил и пропал. Вот, дескать, женщины и подумали, что с ним случилось несчастье. Он и друзей своих попросил, чтоб они подтвердили: жена и теща ввели государство в заблуждение не умышленно. Однако в разговоре с корреспондентом “МК” он признался: “Конечно, они врали — я уже лет десять как в метро не езжу, у меня своя машина, я отличный водитель, и они это прекрасно знали”.

Суд не поверил мошенницам. Ведь, получая деньги, Алла ни разу не обмолвилась, что с “погибшим” мужем они разведены. Не вспомнила она и то, что у Олега есть мать и брат, которые также могли бы рассчитывать на компенсацию. Учтя все смягчающие обстоятельства — инвалидность Аллы, преклонный возраст ее матери, наличие на иждивении несовершеннолетнего сына, — Савеловский суд приговорил неудачливых мошенниц к условным наказаниям, дав им по 2,6 года. А на днях Мосгорсуд оставил приговор без изменения.

* * *

Целый год понадобился Олегу Лунькову, чтобы полностью восстановить свое право на жизнь. По его словам, на мошенничество Аллу толкнула отнюдь не бедность, а скорее жадность. К тому же возможность получить компенсации от государства, возможно, была и не главной причиной ее обмана. По словам Лунькова, бывшая супруга готовила на продажу и принадлежащую ему двухкомнатную квартиру. И если бы обман вовремя не вскрылся, наверное, она успела бы это сделать.

Кстати, эту квартиру Луньков все-таки продал и говорит, что деньги отдал жене и детям. Знакомые бывших супругов подтвердили, что Алла теперь живет в “элитке” близ Савеловского вокзала, а Олег ютится у друга.




    Партнеры