Смерть и секс при свечах

Хорошей постельной сцене нужен план

24 октября 2006 в 00:00, просмотров: 1221

Престижный дом недалеко от Арбата. Одна из его квартир — расселенная коммуналка. В ней царит оживление. На незапертой входной двери висит бумажка. “Коллеги! Сограждане! И все остальные! Убедительная просьба с едой и напитками в декорацию не входить”. Какой-то шутник добавил букву “б” к слову едой, получилось — бедой. Именно здесь идут съемки фильма “При чужих свечах” Надежды Птушкиной — известного театрального драматурга. Сценарий она, конечно, написала сама. Главные роли играют Галина Петрова, ведущая актриса “Современника”, и Надежда Борисова (племянница Олега Борисова) из Театра им. Ермоловой. “МК” застал один из последних съемочных дней.


На площадке царит сосредоточенная тишина, нарушаемая вежливыми просьбами режиссера:

— Простите, не переключился фокус. Попробуйте еще раз...

“При чужих свечах” — история о том, как одинокая писательница Александрина (Петрова), любящая тусовки и увеселения, обнаружила у себя в квартире совершенно незнакомую девушку Александру (Борисова). Неожиданная встреча роковым образом перевернула жизнь обеих.

Фильм снимается по одноименной пьесе, которую Птушкина написала еще в 91-м. По словам режиссера-драматурга, ей не пришлось адаптировать историю под нынешнее время.

— Как оказалось, за последние 15 лет не изменились ни тусовки, ни тусовщики, такие, как Александрина. А вторая героиня — вообще вечный образ — романтичная девушка, мечтающая о любви. И я ничего при написании сценария менять не стала, — объяснила Птушкина. — И название фильма таким и останется. Оно очень точное, потому что в него заложен символ: надо зажигать свой огонь, нельзя жить при чужих свечах.

В этом фильме много символов. Например, эротическая сцена снята субъективной камерой. То есть не сам половой акт, а то, что видит во время него героиня. Для этого пришлось расписать постельную сцену по плану и подробно объяснять актерам, как надо заниматься сексом. Даже убийство, предусмотренное сюжетом, Птушкина тоже решила показать не банально. Смерть, кстати, тоже метафора. Ее в качестве постановщика жестов помогал изобразить балетмейстер Николай Андросов.

— У нас пистолет не производит обычный “ба-бах”, после которого герой падает. Мы это делаем на “смазке”, то есть идет быстрая и неожиданная “перекидка” от пистолета на лицо. Ведь убийство — метафора, а сама история — не бытовая, а романтическая, полная символов и странностей.

Однако при всей любви к символам Птушкина не суеверна. Например, она разрешает коллегам в перерыве грызть семечки. А ведь это старая примета кинематографистов — к браку пленки. Но раз фильм снимается на “цифру”, то режиссер решила не мучить людей лишними запретами.

— Надежда Михайловна, почему вы вдруг взялись за режиссуру?

— Путь от сценариста к режиссеру — закономерный. В мировой практике так очень часто происходит. Автор и режиссер в одном лице — две довлеющие силы на актрису. Это сложно, — поделилась с корр. “МК” Галина Петрова. — Такой человек вдвойне знает, как должно быть. Но ведь актеру невозможно слепо подчиняться указаниям. Ведь у тебя тоже рождается свое представление. Нам приходилось искать общую тональность. И мы ее нашли.

— Вам интереснее современные героини?

— На самом деле мне ближе всего XVIII—XIX века. Актеры так созданы, что чем дальше от себя, тем интереснее. Но роль Александрины неоднозначная. В ней главное — богатство внутреннего существования героини. Александрина живет в мире, который она сама себе создала, защищаясь от разочарований. Неожиданная встреча с Александрой вскрыла всю фальшь и бессмысленность ее жизни. Тогда Александрина начинает искать в себе причины, которые ее далеко завели от любви и искренности. Ей не хватило мгновенья, чтобы благодаря Александре переродиться…

Но тут перерыв закончился. Режиссер Птушкина вернулась за монитор, чтобы дать команду актрисе снова войти в кадр.




Партнеры