Заглянуть в глаза зверю

Начался суд над виновниками терактов в метро

25 октября 2006 в 00:00, просмотров: 201

Мосгорсуд вчера приступил к рассмотрению уголовного дела террористов, причастных к организации сразу двух терактов в столице — взрыва в вагоне метро 6 февраля 2004 года между станциями “Павелецкая” и “Автозаводская” и у станции метро “Рижская” 31 августа того же года.


Напомним, что в результате теракта в вагоне метро погибли 42 человека, 250 получили ранения. Возле “Рижской” погибли 8 человек и 30 были ранены. Непосредственных исполнителей обоих терактов к ответу уже не призвать — все они полегли рядом со своими жертвами. Вагон метро подорвал 21-летний уроженец г. Учкекена Анзор Ижаев, а на “Рижской” вместе с неизвестной шахидкой погиб и организатор теракта Николай Кипкеев. После обнаружения его трупа спецслужбы впоследствии и вышли на тех, кто сегодня занял скамью подсудимых, — жителя Волгодонска Максима Панарина, карачаевца Тамбия Хубиева и кабардинца Мурата Шаваева. Панарин и Хубиев свою вину сразу признали и пошли на сотрудничество со следствием, а вот третий подсудимый, бывший сотрудник Минюста, старший советник юстиции Шаваев, по-прежнему все отрицает.

Известно, что именно Шаваев, используя свое служебное удостоверение, провез в Москву машину со взрывчаткой, с помощью которой потом были осуществлены теракты. Шаваев же курировал подготовку терактов. Панарин и Хубиев изготавливали взрывные устройства на съемной квартире в Москве, где жили вместе с будущими смертниками. Кроме того, Панарин сознался в подготовке и исполнении терактов на автобусных остановках в Воронеже, а Хубиев — в подобных в Краснодаре.

Мимо телекамер в суде все трое подсудимых проскочили, пряча глаза и отворачиваясь. Однако в зале они вели себя вольготно, переговариваясь и посмеиваясь.

— Удавил бы своими руками, — только и бросил светловолосый мужчина средних лет, выйдя из зала суда, и тут же поспешил к выходу. Известно, что в одном из терактов он потерял несовершеннолетнюю дочь.

Мать другого потерпевшего — 20-летнего Александра Алексеева, — к счастью, оставшегося в живых, говорит, что пришла в Мосгорсуд только для того, чтобы “взглянуть в глаза” этим зверям. 31 августа Саша и его девушка проводили Тамару Озерову (мать Александра) на поезд (она уезжала к родственникам), а сами побежали в метро.

— Раздался страшный грохот, и кто-то сказал, что взорвали метро, — вспоминает Тамара. — Я выпрыгнула из уже тронувшегося поезда и побежала туда. А там люди со стеклянными глазами, куски мяса… Мать нашла сына только через 3 дня. В Институте Склифосовского ему уже сделали 3 операции.

— Поблагодарите, пожалуйста, через свою газету человека, который положил сына и его девушку, истекающих кровью, в свою “девятку” и быстро довез до больницы, — просит Тамара. — Если бы не он, неизвестно, остался бы Саша в живых. К счастью, девушка “отделалась” только сильными ожогами.

Десяток мужчин и женщин, пришедших во вторник в Мосгорсуд, — это лишь малая часть потерпевших от двух московских терактов. Всего таковыми признано более 500 человек. Если суд сочтет подсудимых виновными, все потерпевшие смогут подать свои иски к ним о компенсации морального вреда. Однако большинство из потерпевших солидарны: что с них возьмешь.

“Все заседания суда по этому делу будут проходить в закрытом режиме — в материалах дела содержатся документы с грифом “секретно”, — сообщила руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева.

Двое из подсудимых — Панарин и Хубиев — изначально изъявляли желание, чтобы их дело рассматривал только профессиональный судья. Шаваев же, продолжая настаивать на своей невиновности, собирался просить суд присяжных. Однако, видимо, вчера он передумал. Наверняка ему объяснили, что снисхождения от присяжных ему не дождаться. Дело будет рассматривать судья Владимир Усов единолично.




    Партнеры