Фабрика тщеславия

Другу Шираку — ложку, другу Колю — медаль

25 октября 2006 в 00:00, просмотров: 320

Прикалывать женщине, как справедливо заметил первый Президент России Б.Н.Ельцин, иногда неудобно. Но нельзя же совсем не приколоть!

Медали, ордена и прочие наградные знаки — вечный и самый показательный атрибут власти. Торжественное вручение, зардевшиеся получатели в фотовспышках — все это помножается на 100, если награждает Сам. После такого и закусить не грех. На посуде чистого серебра и императорского вида.

Я согласен на медаль!

10 лет назад на питерское предприятие “Русские самоцветы” поступило необычное предложение. Речь шла о государственных наградах. А к ювелирам обратились потому, что работа предстояла самая что ни на есть ювелирная.

— О том, что пришел заказ на изготовление медалей из золота и платины с профилем Бориса Николаевича Ельцина, знал очень ограниченный круг сотрудников, — рассказывает заместитель руководителя предприятия Виктор Кроль. — И даже те, кто непосредственно его выполнял — граверы, шлифовщики и так далее, — не афишировали свою работу.

Кто именно был инициатором создания необычной серии медалей, неизвестно. Понятно только то, что идея вышла из Кремля и торопились к процессу, называемому труднопроизносимым словом “инаугурация”. На платиновом варианте проставлена дата — 9 августа 1996 года.

В плане дизайна велосипед изобретать не стали. Новая ельцинская медаль до боли напоминает… старый советский рубль. Вместо старого герба двуглавый орел и надпись по краю “Борис Николаевич Ельцин. Первый Президент России”. Аверс с независимым профилем президента тоже напоминает совсем иного государственного деятеля, правда, лысого.

Тираж ельцинских медалей настолько мал, что, думается, нумизматы душу отдадут за то, чтобы заполучить хотя бы экземпляр. Из платины 950-й пробы выпустили только 10 медалей весом 92,22 грамма каждая. Золотых чуть больше — 15 штук пробы 999,9 весом в 89,9 грамма. Каждый из раритетов 45 миллиметров в диаметре.

— Упаковывали медали в специальные коробочки, которые сами по себе являются произведением ювелирного искусства, — продолжает рассказ Кроль. — Выполнялась камнерезная коробка из доломита. На крышку делали специальную золотую накладку в виде двуглавого орла.

— Виктор, а во сколько обошлась заказчику каждая медаль?

— Золотая стоит 86 092 рубля, платиновая — 110 960 рублей.

О получателях эксклюзивных ельцинских наград известно немного. Есть доверительные данные о том, что одна из золотых медалек досталась бывшему министру обороны Павлу Грачеву. Такую же получил в подарок Гельмут Коль.

— Если заказ эксклюзивен и полусекретен, матрицу, по которой делали ельцинские медали, наверное, уничтожили?

— В конкретном случае, насколько я знаю, подобных договоренностей не было.

— Виктор, почему же все-таки медаль делали на вашем предприятии, а не в монетном дворе?

— В монетных дворах производство обычно массовое, а эта работа штучная. Кроме того, думаю, учитывали наши связи с Кремлем. В частности, вся посуда, на которой завтракает, обедает или ужинает первое лицо государства со своими зарубежными гостями, изготовлена в этих стенах.

В Кремле икру едят лопатой

— Первый Государственный набор мы делали для Бориса Николаевича, — поясняет руководство.

Столовое серебро, коим и является Государственный набор, выполнено в классическом стиле. Никаких кувшинчиков под молоко сиреневого кенгуру или изящного топорика для разбивания яиц марокканской игуаны. Впрочем, одна оригинальность все-таки присутствует. Оказывается, икру в Кремле едят лопатой. Точнее, лопаткой под условным номером 26154. Но все равно приятно.

А кто принимал готовый сервиз?

— Во-первых, наш ОТК. Во-вторых, представитель заказчика. По посуде экспертное заключение давал государственный историко-культурный заповедник Московский Кремль.

Смотрю экспертное заключение. В нем говорится, что сервиз “выдержан в стиле XVIII—XIX столетий”, “данные объемные образцы дают возможность говорить о правомерности изготовления государственного сервиза. Главный специалист искусствовед Чернуха. 25 ноября 1998 года”.

Пока я перечитывала лестную оценку работы питерских ювелиров, думалось только об одном: после дефолта, когда народ считал копейки, этот человек заказывал столовое серебро.

— Почему для “государевой” посуды выбрано именно серебро?

— О полезных свойствах этого металла люди знают давно. Не зря на первый зубок малышу принято дарить именно серебряную ложечку.

— Раньше в серебряное наливали, чтобы не отравить…

— Тоже верно. А еще и причащать принято из серебряной посуды. Серебро убивает микробы. А какой становится вода, если в нее поместить серебряную монетку!

— Сколько весит кремлевский набор?

— Полторы тонны.

Конечно, над каждым миллиметром кремлевской посуды работники “Самоцветов” дрожали. Каждый завиток делали как последний в жизни. Зато теперь все, от художника до полировщика, с гордостью сообщают, что их ложками ест сам президент.

Путинизация плюс немножко байства

Императорские сервизы передавались в целости и сохранности из поколения в поколение. Но новое время аристократичностью не отличается. Поговаривают, когда власть сменилась, кое-чего из государственного серебра не досчитались. Чтобы, боже упаси, у президента Путина не было меньше ложек, чем у президента Ельцина, было решено изготовить новый сервиз, и даже не один.

— Мы выполняли заказ на столовое серебро и для Владимира Владимировича. На этот раз сделали сразу два набора — для Кремля и для Константиновского дворца. Это раньше, когда князья и бояре выезжали куда-то, за ними шли целые обозы с челядью и посудой. Сейчас, конечно, удобнее иметь несколько сходных сервизов.

— А кто-то из руководителей стран СНГ изъявлял желание иметь такой же сервиз, как у Путина?

— Один набор мы уже сделали для лидера Казахстана Нурсултана Назарбаева. Естественно, герб на сервизе казахстанский. Более того, некоторые его приближенные тоже загорелись иметь посуду, как у “большого бая”. С Белоруссией в данный момент идут переговоры.

“Большая восьмерка” ела нашими ложками и вилками! Не знаю только, обратили ли европейские лидеры внимание на посуду. Конечно, был бы сервиз не стандартный, а хотя бы с эмалью (здесь владеют редкой технологией горячего способа прокладки эмалей. — Авт.), точно заметили бы. Да вот беда — вещицы, украшенные эмалью, не слишком удобны в эксплуатации, они больше подарочный вариант.

— Кто из политиков у вас частый гость?

— Управделами президента Кожин. Яковлев бывал, Бородин. Заглядывают члены Совета Федерации и депутаты Государственной думы.

Гляжусь в тебя, как в зеркало

— Частные лица чаще заказывают знаки — роспись по серебру и золоту эмалью. На таких изделиях кого только не увидишь. 10 лет назад мы выполняли знаки с изображением таиландской принцессы. Да и Бориса Николаевича приходилось делать. Но эти вещи обычно заказывает не сам изображенный, а кто-то, чтобы потом подарить знак на юбилей и так далее. Кстати, конечный результат гораздо красивее, чем медаль.

О частных заказах на медали и тому подобные игрушки руководство говорит неохотно. И это понятно. Как правило, такие партии приносят предприятию неплохой доход. А заказчики вовсе не хотят, чтобы их скромные слабости стали известны общественности. Но в кулуарах до сих пор вспоминают некоего московского чиновника, заказавшего медали со своим профилем. Причем он, видимо, редкий семьянин, пожелал видеть на наградах и близких людей типа жена—теща. Интересно, а приятно получить медаль “Имени моей тещи”?

— Да, наши люди этим любят погрешить, — улыбается директор соседнего предприятия “Гостинапольский знак” Борис Рудля. — Есть один большой начальник из Карелии, просто помешанный на своем лице. С нами он вел переговоры об изготовлении медали “Лучшему человеку” с его профилем на реверсе. Мы не договорились, потому что он считал, что такую приятную работу мы просто обязаны выполнить задаром.

Один из образцов продукции Гознака мучает мое воображение, подсказывая, что где-то это я уже видела. На татами два борца. Один ставит эффектную подножку…

— Это Путин?

— Несколько лет назад нам заказали партию наградных знаков к детско-юношеским соревнованиям по самбо. На них требовалось изобразить борющихся спортсменов. Заказчик предоставил нам фотографию Владимира Владимировича, кидающего соперника на ковер. Конечно, портретного сходства на таком мелком размере не добиться. Но требование заказчика состояло в том, чтобы облик дзюдоиста на значке был узнаваем. Нам это удалось. Видите, вы сразу заметили сходство!

— Это был единственный опыт лепки ВВП?

— Для Нурсултана Назарбаева делали вещь, но дальше образцов процесс, увы, не пошел. Изделия должны были выглядеть как медальоны с бриллиантовыми бюстами Путина и Назарбаева на поверхности. Планировалась встреча лидеров наших стран, и медальоны вроде как должны были вручать там.

Есть довольно дорогая технология использования в таких изделиях искусственных алмазов. Сначала делается портретная лепка, потом она гальванически наращивается и на этой основе растится искусственный бриллиант. В данном медальоне планировался размер бриллианта в 50 миллиметров, то есть вещь предполагалась солидная. Лепил лидеров знаменитый гравер Николай Носов, мы с ним много лет сотрудничаем. Он уникальный мастер и автор всех олимпийских рублей.

— И как выглядел бриллиантовый Президент России?

— Путина я не видел, потому что дело застопорилось на Назарбаеве. Заказчик отказался от данной идеи, видимо, посчитав ее слишком дорогой.




    Партнеры