Я и фобия

Столичные подростки боятся бедности и военкомата

25 октября 2006 в 00:00, просмотров: 299

На протяжении всей жизни человек чего-то да боится. Детский страх остаться одному в темной комнате сменяется боязнью плохих отметок в школе, ужасом перед провалом на вступительных экзаменах в вуз, изменой любимого человека, безработицей, болезнями и старостью. Страхам в той или иной степени подвержены все — даже молодые, смелые и красивые. “МК” спросил у юных москвичей, чего они боятся больше всего, и составил свой рейтинг фобий типичного московского тинейджера.


Современным подросткам уже не снится в кошмарных снах шапка ядерного гриба, как их сверстникам лет 20 тому назад, и не мерещится всемирный апокалипсис. Московские тинейджеры не боятся быть застигнутыми с сигаретой на школьном крыльце, целующимися на подоконниках в подъезде и быть исключенными из комсомола за аморальное поведение. У юного поколения совсем другие страхи, которые диктует время.

Коля, 15 лет (школа №1275):

— Я очень боюсь наркотиков. Просто до паники. Вдруг мне “всадят” дозу? Против воли. Насильно. На дискотеке, например. А я привыкну. Что тогда?

Колин одноклассник Армен согласен с опасениями друга:

— Наркота? Конечно, страшно. Потом как пить дать заразишься СПИДом или гепатитом. На лекциях учителя постоянно об этом рассказывают. Экскурсии проводятся регулярно. Недавно в музей наш класс водили. Там скорченные фигуры наркоманов из воска, эмбрионы уродливые. Аж жуть! Как жить дальше? Хотя среди наших знакомых наркоманов нет, мы вообще их вживую ни разу не видели!

Комментарий психолога Елены МИХАЙЛЕНКО:

— Для среднестатистического подростка страх перед наркоманией становится актуален после того, как ему в школе распишут все черными красками с черепами и шприцами. Вместо того чтобы формировать личность ребенка, прививая ему тягу к здоровому образу жизни, зачастую проводится масштабная кампания против дурных привычек, в ходе которой в сознание подростка выплескивается сплошной негатив. У него начинает формироваться негативное отношение к восприятию этого мира. Ему кажется, что все вокруг — зло. Антиреклама тоже реклама. От навязанных подростковых страхов до взрослых депрессий, в принципе, один шаг.

Между тем учащимся 10—11-х классов, а также студентам, которых, видимо, не затронула активная пропаганда жизни без наркотиков (их в музей не водили), паника перед наркоманией и СПИДом не свойственна.

— Да пробовал я травку сто раз. Не взяло. И, как видите, не подсел. А один раз даже попробовал уколоться — не понравилось. Фигня какая-то. Чего наркотиков-то бояться, не понимаю? — откровенничает второкурсник МАИ Артем.

— А СПИДом заразиться тоже не боишься?

— Как-то не думал об этом. Нет, наверное…

Куда больше паники у подростков (во всяком случае, сильного пола) вызывает возможность пополнить ряды Вооруженных сил. Этот страх испытывают десять из десяти московских пацанов предпризывного возраста.

Павел, 17 лет (школа №1277):

— Я боюсь армии. Не хочу побоев и унижений. Боюсь этого даже больше, чем войны. Родители волнуются еще больше меня и сделают все, чтобы я продолжил учебу и избежал службы.

А вот предстоящие вступительные в вуз приводят в трепет лишь каждого десятого старшеклассника. “Пусть родители из-за этого трясутся!” — объясняет свою принципиальную позицию 16-летний Максим. А если и боятся мальчишки с треском провалиться на вступительных, так опять потому, что служба Родине светит.

Любопытно, что нынешние школьники совсем не трепещут перед незапланированной беременностью и ранним отцовством (к слову, у европейских и американских тинейджеров такие перспективы вызывают ужас). Девушек, например, куда больше пугают теракты и маньяки в темных переулках.

Квартирного вопроса сегодняшние юные москвичи не боятся еще, а развода родителей — уже.

Комментарий психолога Ирины МЛОДИК:

— Подростковые страхи не меняются, меняются их нюансы. Распространены, как и прежде, экзистенциальные страхи, то есть присущие всем нам с рождения. Например, страх смерти или страх, что не понравишься девушке, что тебя не будут любить, что станешь козлом отпущения при всем классе. Хотя в этом подростки редко признаются. (Действительно, несчастной любви практически никто из наших респондентов не опасался. — Прим. авт.) Неизбежны страхи персональные. Школьницы по-прежнему боятся темноты, лифтов и пауков. Ну и, конечно, страхи социальные. Они возникают при столкновении с внешним миром, когда ребята примеряют на себя роль взрослых. Подростки “ловят” страхи из тех же теленовостей или семейных разговоров и делают своими.

Психологи считают, что некоторые страхи просто-напросто культивируют средства массовой информации. Включаешь телевизор — а там рассказы о стихийных бедствиях и катаклизмах, криминальных происшествиях, падениях самолетов, войнах и о тех, кого не удалось спасти во время ЧП. Весь негатив, которым теперь запрограммированы подростки, — в их ответах.

Маша, 19 лет (РГГУ):

— Мне страшновато после некоторых фильмов. Честно. Не могу даже спать без света. Уже мерещилось, что землетрясение начинается, пол проваливается, а с неба падают кометы…

Между тем таких Маш в Москве с каждым днем и с каждым новым блокбастером становится все меньше, хотя еще попадаются экземпляры. Возможно, потому, что после ежедневного просмотра вечерних новостей у человека с нормальной психикой происходит “передозировка” негативом и страх перед техногенными и природными катастрофами, терактами постепенно притупляется. Пугаться продолжают скорее по инерции. Не чужды молодому поколению и фобии глобального характера.

Алина, 15 лет:

— А я боюсь не только за себя. За нацию в целом. Что будет голод и холод, война, что нас всех убьют. Когда бабушка рассказывает, как ели картофельные очистки в 42-м и по карточкам хлеб получали, мне сразу становится страшно. Может, я просто боюсь бедности?

Комментарий психолога Елены МИХАЙЛЕНКО:

— Страхи подразделяются на адекватные (те, которые у всех) и неадекватные. Страх войны адекватен в любом возрасте. Страх остаться без работы для 15—17-летнего подростка был бы неадекватен. Он нормален в более старшем возрасте, 23—24 года, и то для астеничной, пассивной личности.

Вопреки предсказаниям психологов, боязнь бедности на фоне заметного расслоения общества — это распространенная фобия нашего времени. Восемь из десяти подростков в Москве самым неадекватным образом страшатся не преуспеть в материальном плане, не сделать карьеру, не быть круче всех. Хоть в столь нежном возрасте и рано думать о взрослых проблемах. Очевидно, что эти фобии молодежь “цепляет” из родительских разговоров дома.


СПРАВКА "МК"

ЧЕГО БОЛЬШЕ ВСЕГО БОЯТСЯ ВО ВСЕМ МИРЕ?

(Согласно данным международного социологического опроса)

1. Незапланированная беременность

и раннее отцовство

2. Смерть близкого человека

3. Развод родителей


ЧЕГО БОЛЬШЕ ВСЕГО БОЯТСЯ В МОСКВЕ?

1. Смерть близкого человека

2. Армия

3. Бедность




Партнеры