Москва потеряла свободу

От русской статуи осталась только голова

28 октября 2006 в 00:00, просмотров: 894

По законам жанра американских триллеров жизнь продолжается, пока стоит статуя Свободы. Стоит леди в короне “обронить” факел, как наступает ледниковый период, всемирный потоп, рушатся города, одним словом — конец всему человечеству. Возможно, в фантазиях западных режиссеров есть доля правды. Советское правительство снесло памятник 22 апреля 1941 года, и ровно через два месяца, день в день, началась Великая Отечественная война. Если у старушки Свободы сегодня юбилей — 120 лет, то ее младшей сестре-покойнице — женщине-богине, которая парила на месте нынешнего Юрия Долгорукого, могло бы исполниться 88.


— В народе этот монумент тоже прозвали статуей (или обелиском) Свободы. Официально же он назывался памятником Советской Конституции и в предвоенные годы был настолько популярен, что даже украшал герб столицы, — рассказывает зав. отделом скульптуры XX века Государственной Третьяковской галереи Людмила Марц. — А с 1924 по 1941 год этот монумент был официальным символом столицы. Его изображение вышили золотом на знамени Моссовета, включили в орнамент нового Большого Каменного моста через Москву-реку, изображали на плакатах, обложках школьных тетрадей как символ страны социализма.

Эту Свободу мы обрели отнюдь не в 1917-м, а ко дню первой годовщины Октябрьской революции. Для будущего монумента быстро расчистили место, свергнув недрогнувшей рукой памятник генералу Скобелеву. Но свято место пусто не бывает… Правда, царский военачальник напоследок изрядно подпортил нервы большевикам. Постамент пришлось уничтожать по частям — первый “направленный” взрыв лишь чуть-чуть повредил “генеральское ложе”, зато повышибал стекла в стоявшей рядом гостинице “Дрезден” и Моссовете.

Сначала устроители конкурса пытались навязать скульпторам свое мнение: памятник должен иметь вид галереи, испещренной изречениями революционных мыслителей разных эпох. Однако вскоре комиссия одумалась. Поняли, слава богу, что такой обелиск будет чересчур назидателен, да и с художественной точки зрения после импозантного Скобелева навряд ли понравится москвичам. Победил вариант архитектора Дмитрия Осипова — по довольно банальной причине: дешев и сердит, а главное, прост в исполнении.

Революционный обелиск решили сделать из кирпича. Пять опытных печников как заведенные днем и ночью складывали “конструктор”. Материал одолжили у… стражей порядка — очень кстати на той же площади сносили Тверскую полицейскую часть, оттуда и таскали кирпичи. Благодаря “трудовому порыву” Свободу построили быстро — к 7 ноября 1918 года напротив Моссовета возвели 25-метровое конусообразное сооружение. На нишу трехэтажного обелиска поместили текст Конституции, который на скорую руку написали на фанере. Саму статую сделать не успели, поэтому вместо нее временно воткнули в постамент деревянную табличку с лозунгом.

Лишь в 1920 году на обелиске появилась легкая, словно парящая в воздухе, женщина-свобода. Автор скульптуры — Николай Андреев (вот ведь ирония судьбы — он же ваял уничтоженного Скобелева). Композиция фигуры с мощным торсом, энергичным поворотом головы, выразительным силуэтом и смелым призывным жестом поднятой руки, порывистое движение, крупные и красиво ниспадающие складки одежды, пропорциональная стройность — все это внешне напоминало произведения античной пластики, образ победы в образе крылатой богини. Недаром многие исследователи отмечали сходство андреевской статуи Свободы с Никой Самофракийской.

Кто же стал прообразом женщины-богини? По воспоминаниям современников, скульптуру Николай Андреев лепил с легендарной актрисы МХАТа и первой столичной модницы Евгении Хованской.

— Евгения Алексеевна была женщиной необыкновенно статной и красивой, — вспоминает старейший актер МХАТа им. Чехова народный артист РФ Владлен Давыдов. — Мы слышали, что она позировала для Андреева. Но Хованская вела замкнутый образ жизни и о своей личной жизни говорить не любила. На все расспросы лишь напускала таинственность.

Памятник доводили до ума более трех лет. Только в середине ноября 1922 года в основание обелиска были вмонтированы три массивные полукруглые бронзовые доски. На них крупными выпуклыми буквами отлили целиком текст первой Советской Конституции, который почему-то венчали рисунки пулеметов и пулеметных лент. На третьей доске, что обращена к бывшей гауптвахте, в правом углу привлекали внимание необычные строки: “Эти доски вылиты из меди памятника Александру III”.

В начале 20-х годов было еще много неграмотных, и часто можно было видеть, как человек, силясь прочитать этот медный текст Конституции РСФСР, водил пальцем по литым строкам, вникая в смысл закона. Ограды у обелиска не было, широкие ступени вели на площадку, окружавшую основание постамента. На удобных прогретых солнцем ступенях отдыхали старики, играли дети.

А погибла Свобода незадолго до начала войны. Ее судьбу решил Мосгорисполком — памятник не вписывался в план реконструкции площади.

— В ночь с 21 на 22 апреля 1941 года (случайное совпадение, а может быть, и приурочили ко дню рождения Ленина) на Советской площади раздался взрыв, — рассказывает Людмила Марц. — Сотрудница Третьяковской галереи Ерманская, услышав грохот, побежала на площадь и на глазах изумленной толпы вручную перебрала гранитный мусор. И, чудо, — голова скульптуры уцелела! Тогда женщина попросила у кого-то тележку и перевезла “деталь” в подвал дворника Клокова. Так как по закону Третьяковская галерея не может хранить ценности, не переданные ей государством на хранение, голова аж до 1967 года лежала в подвале, не имела инвентарного номера, как обычный мусор. Впервые мы ее показали на выставке в 1968 году. С тех пор голова побывала на самых престижных международных выставках в Лондоне и Париже. Скульпторы и искусствоведы всего мира до сих пор восхищаются талантливым произведением. Сегодня голова хранится в запасниках Третьяковской галереи, и выставляем мы ее только к значимым датам в истории.




Партнеры