Вы все еще умираете? Тогда мы идем к вам!

Репортер “МК” взял интервью у Доктора Смерть

31 октября 2006 в 00:00, просмотров: 813

Смертельно болен — такой вердикт страшнее самой смерти. Можно ли взять на себя обязанности Бога? Вопрос легализации эвтаназии актуален в любой стране мира, но “легкую смерть” легализовали только в “продвинутых” Голландии и Бельгии. И вот на днях Ватикан осудил итальянский парламент, который вынес на обсуждение законопроект о “прижизненной воле” — возможности принять решение о своей судьбе в случае потери дееспособности.

“МК” связался с известным идеологом “легкой смерти” — австралийским доктором Филипом НИЦШКЕ. В родной стране его зовут Доктор Смерть, поскольку он неоднократно отправлял людей на тот свет.


— Как получилось, что вы, врач, призванный лечить, убиваете людей?

— В 1996 году я создал движение в поддержку принятого в Австралии закона о безнадежно больных. В нем был затронут вопрос о необходимости легализации эвтаназии для тех, кто из-за неизлечимой болезни больше не хочет жить. Этот закон вскоре был запрещен федеральными властями, однако во время его недолгого действия мне удалось на легальных основаниях освободить от страданий четверых людей. В 1997 году мной была создана организация “Exit International” (международный выход — англ.). Наша организация — ответ тем, кто отнял у людей право на безболезненную смерть. Мы проводим исследования, в поисках более надежных и гуманных способов помочь людям умереть.

— А вы не думали, что “руководством к самоубийству” могут воспользоваться не только смертельно больные люди?

— Я считаю, что каждый человек, достигший 18-летнего возраста, имеет право на выбор — жить ему или нет.

— Есть ли четкие критерии, по которым человек может получить право на законную смерть?

— По нашему мнению, все люди, достигшие 65-летнего возраста, должны автоматически получать такое право. Кроме того, им могут воспользоваться неизлечимо больные пациенты, считающие, что смерть — лучший выход для них. Конечно, я имею в виду только тех, кто психологически способен принимать подобное решение.

— В Голландии разрешение на эвтаназию выдают только на основании заключения врачей и при письменном согласии пациента и его родственников...

— Для того чтобы пациент мог спокойно умереть, нужно только его личное желание. Он не должен просить разрешения на смерть у третьих лиц. Жить или умереть — индивидуальный выбор каждого. Мы никого не уговариваем. Мы только предоставляем полную информацию о способах сделать это.

— А что делать, если дело касается неизлечимо больного ребенка?

— Проблема в том, что взрослый неизлечимо больной человек понимает, что он в любом случае умрет — будет он страдать или нет. Ребенок же осознать этого до конца не может. Нужно ли давать его родителям право решать за него в данной ситуации — вопрос, требующий индивидуального подхода в каждом из таких случаев.

— В нацистской Германии некоторые родители пользовались правом подвергать детей с врожденными заболеваниями эвтаназии. Это, по-вашему, гуманно?

— Если родители видят, что болезнь приносит их ребенку невыносимые страдания, то, по моему мнению, смерть — самое гуманное решение проблемы. В остальных случаях убийство остается убийством, и за него придется отвечать по закону.

— Как вы проводили эвтаназию?

— Я приходил в дома этих людей и освобождал их от мучений. Убедившись, что пациент умер, уходил. Мой первый пациент Боб Дент мучился от рака простаты. Узнав о легализации эвтаназии, он позвонил мне и попросил освободить его от постоянно мучивших его болей. У второго пациента был рак желудка, еще одна женщина, Джаннет Миллз, страдала от редкого заболевания кожи, четвертая пациентка умирала от рака груди...

— Что говорят люди, прежде чем умереть?

— Они прощаются с родными, говорят им теплые слова. Я никогда не прислушивался к их речи, ведь она адресована не мне.

— Что вы испытывали, зная, что убиваете людей?

— Мне не приходилось сидеть рядом с больными и наблюдать за тем, как они умирают. Я следил за действиями пациента из другой комнаты при помощи компьютера. Иногда мне приходилось удерживать родственников больных, чтобы те не помешали своему близкому человеку самому сделать выбор. Я видел горечь, которую испытывали родственники, — это, конечно, тяжело наблюдать, но я знал, что облегчаю страдания больного.

— Какие наиболее распространенные методы эвтаназии?

— Больше всего распространены методы, не требующие особой подготовки, то есть подручные средства, которые можно хранить в серванте. Самый простой и наиболее приемлемый способ на сегодняшний день — так называемая peanut pill (“арахисовая пилюля” — англ.). В основе этой таблетки — барбитуратовая кислота, которая снижает активность центральной нервной системы. При передозировке таблетки приводят к летальному исходу. Еще есть peaceful pill (“умиротворяющая пилюля” — англ.) — таблетка, основанная на смеси алкоголя и никотина.

— Есть и другие способы?

— Есть, но они уже не так распространены, как раньше. Один из них я изобрел сам и назвал его “машиной смерти”. Устройство было изготовлено из предметов домашнего обихода. Аппарат вырабатывал большое количество угарного газа, который поступал прямо в легкие человека. Как раз при помощи этой машины я помог четырем смертельно больным людям умереть в то время, когда в Австралии эвтаназия была временно легализована. Сейчас аппарат находится в Британском музее. Позже, в 2002 году, я создал “пакет свободного выхода” — пластиковый пакет со специально смоделированным горлышком. Внутри пакета находится гелий. Неизлечимо больной сначала принимает снотворное, а потом, когда чувствует, что начинает засыпать, надевает на голову пакет. Гелий ускоряет процесс наступления смерти.

— Что чувствует пациент после того, как он принял “смертельную пилюлю”?

— Ничего особенного. Человек просто погружается в глубокий сон уже через 2—3 минуты. Потом его дыхание становится все медленнее, тише и вскоре останавливается. Иногда люди принимают таблетку, запивая ее стаканом шампанского, ликера или виски. Я никогда не видел, чтобы пациент успевал допить бутылку до конца...

Где узаконена эвтаназия?

Бельгия

Бельгийский парламент легализовал эвтаназию в 2002 году. Сторонники “легкой смерти” привели аргумент, с которым нельзя было не согласиться: до появления соответствующего закона несколько тысяч людей прибегли к эвтаназии нелегально.

Голландия

Закон, разрешающий эвтаназию, вступил в силу 1 апреля 2002 года. Он легализует право человека на смерть только при определенных условиях: пациент неизлечим и испытывает невыносимые муки; пациент принял решение добровольно; пациент полностью ознакомлен со своим диагнозом и прогнозами протекания болезни; консультации с одним или несколькими независимыми докторами подтверждают диагноз, поставленный лечащим врачом; эвтаназию проводит в специально оборудованной палате медицинского заведения врач; пациенту более 12 лет (для проведения эвтаназии больному в возрасте от 12 до 16 лет необходимо согласие его родителей).

США

В США эвтаназия легализована только в нескольких штатах. Власти штата Орегон в 1994 году приняли закон, получивший название “Смерть с достоинством”. Таким образом, Орегон стал штатом-пионером в вопросе легализации эвтаназии в Америке. В Техасе в 1999 году был принят закон под названием “Бесполезное лечение”. С тех пор смертельно больные пациенты имеют право на эвтаназию. 15 марта 2005 года 6-месячный младенец Сан Хадсон стал первым пациентом, принявшим “легкую смерть” на основании действующего закона в Техасе.

Швейцария

Швейцарские власти многие годы закрывали на эвтаназию глаза, легализовав ее лишь в 2006 году. Но еще до этого смертельно больные жители многих европейских стран на протяжении последних лет приезжали в альпийскую страну, чтобы облегчить страдания в частных клиниках.




Партнеры