В Московских магазинах упивают детей

Купить алкоголь может каждый школьник

31 октября 2006 в 00:00, просмотров: 252

В России бушует эпидемия отравлений. В трех регионах введено чрезвычайное положение. В скольких ЧП будет завтра — никто сегодня не скажет. Из областей и республик каждый день сводки поступают как с фронтов: тысячи госпитализированы, сотни умерли. МЧС разворачивает мобильные госпитали. В регионах полным ходом идут облавы на торговцев спиртным.

А между тем в Москве торговцы забыли даже о “первой заповеди”: не продавай водку ребенку. Репортеры “МК” с помощью своих чад провели рейд и убедились — купить алкоголь и сигареты столичному школьнику так же легко, как шоколадку.


— Папа, а можно я не буду пить это пиво и курить эти сигареты? — подобный вопрос ребенка, заданный нормальным родителям, способен повергнуть последних в шок. Причем в такой, что вывести из него смогут лишь пресловутые сто грамм.

— Конечно, солнышко. Ты же будешь их только покупать. А пить и курить вообще не надо. Даже взрослым.

…Продавать табак лицам, не достигшим 18 лет, а спиртное — 21 года, в нашей стране категорически запрещено. Даже специальный закон на этот счет принят. Однако каждый день мы видим десятки курящих детей и пьющих подростков. “МК” решил проверить, насколько трудно ребенку в столице приобрести “запретный плод”, если у него в кармане достаточное количество монет. И отправил “за покупками” ребенка.


Действующие лица: Мария, ученица 4-го класса, которой совсем недавно исполнилось 10 лет, наш “тайный агент”; продавцы московских ларьков и магазинов, обязанные соблюдать закон; корреспонденты “МК”, фиксирующие происходящее.

Бездействующие лица: москвичи и гости столицы, проходящие мимо и отоваривающиеся в тех же торговых точках.

Первый блин — не комом

Наш “тайный агент” “МК” никак не могла поверить в то, что взрослые смогут нарушить закон. “Ведь они же обычные люди, а не преступники какие-нибудь”, — пыталась вразумить нас девочка. Но вскоре и ей пришлось пересмотреть свою точку зрения.

Первая потенциальная жертва рейда нарисовалась сразу по выходу из подземного перехода к станции метро “Улица 1905 года”. 10-летняя Маша пошла к киоску как на Голгофу с судорожно зажатыми в кулаке 24 рублями.

— Здравствуйте, мне, пожалуйста, бутылку пива, светлого.

— Какая ты маленькая, а уже пиво покупаешь! — умилились в палатке. — А кому?

— Папа сказал купить, — с трудом выдавила из себя девочка, которую взрослые первый раз в жизни принудили лгать.

— Точно папа? — уточнили из палатки.

— Точно-точно, — подтвердила “метр с кепкой”, и уже через доли секунды (что значит предварительно ознакомиться с ценником) вытаскивала из окошка вожделенную бутылку.

Увы, но и в следующей торговой точке единственное, чем поинтересовались продавцы, — конечным потребителем хмельного слабоалкогольного напитка. Фраза “это для папы” в каждой торговой точке имела неоспоримый успех. Услышав ее, продавцы были готовы отпустить ребенку все что угодно — от презервативов до бутылки водки.

Молодым везде у нас дорога

Дальше дело пошло веселее. Маша вжилась в роль и сама предлагала: “А давайте теперь зайдем сюда”. Проблемы возникали лишь с новыми названиями. Так, например, название баночки слабоалкогольного коктейля запомнилось лишь с третьего раза. Чтобы чадо не запуталось, заставили ее заучить речь наизусть.

Зато с традиционными слабоалкогольными напитками никаких вопросов не возникало.

— Мне, пожалуйста, бутылку ... , — Мария тянется изо всех сил вверх. Впрочем, на цыпочки она встает и по другой причине — окошко ларька расположено так высоко, что, если она стоит ровно, тетеньке видна только ее макушка.

— А ты кому берешь, девочка? Ты знаешь, что детям пить нельзя?

— Да знаю, знаю. У меня папа дома болеет, встать не может. А к нам гости должны прийти. Вот он и послал меня за бутылкой.

Для любого взрослого сказка о больном отце, который послал дочь за одной бутылкой слабоалкогольного напитка, чтобы встретить гостей, — бред сивой кобылы. Неужели прокатит?

Прокатило. Менее чем через минуту наша юная блондинка трясет несчастной бутылкой, словно индеец скальпом поверженного врага. Не хватает только победного индейского клича.

Может быть, это только в ларьках не соблюдают правила торговли? Заходим в магазин, предварительно пополняя словарный запас девочки названием новой марки хмельного напитка, на этот раз уже из класса “премиум”. Единственный вопрос, который задает продавщица: “А деньги у тебя есть на такое дорогое?” “Есть”. — “Тогда держи”. Не в силах справиться с эмоциями, один из нас подходит к прилавку и тычет пальцем в приклеенное на кассу объявление “Продажа спиртного и табачных изделий лицам до 18 лет запрещена”: “Почему вы продали алкоголь маленькому ребенку?”

Продавщица, явно приезжая откуда-то из южных регионов, делает непонимающие глаза: “Кому? Когда?” Она совершенно обескуражена — еще бы, все время продает, а тут нашелся какой-то идиот и спрашивает непонятно что.

Дальнейший диалог напоминает разговор слепого с глухим.

— Вот этому, — дочь крутится рядом, и потому изловить ее с бутылкой и представить пред “торговые очи” не составляет никакого труда.

— Так ведь она не себе покупает.

— С чего вы взяли?

— А она сама так сказала!

— Папа, — вступает в разговор честная девочка, которая уже примирилась с тем, что взрослые нарушают закон, но не может поверить собственным ушам, что они могут еще и врать. — Я ничего такого не говорила, а она меня об этом и не спрашивала. Только о том, хватит ли у меня денег на такое дорогое.

Продавщица судорожно ищет выход из неприятной ситуации. И наконец находит: комкает до сих пор не оторванный от кассового аппарата чек и выбрасывает его куда-то в сторону. После чего облегченно вздыхает.

— Вы понимаете, что нарушили закон? — не успокаиваемся мы.

Ответ поражает своей “новизной”:

— Честное слово, я больше не буду.

Давай закурим, девчонка, по одной!

С сигаретами сразу стало ясно, что дело — табак.

— Дайте, пожалуйста, пачку Esse light.

— У нас таких нет.

Ребенок, не наученный, что говорить в таких случаях, возвращается обратно с пустыми руками. Терпит крах и вторая попытка: “Девочка, для тебя у нас нет сигарет вообще. Тебе еще рано”. На этот раз ошарашены мы: никто не ожидал, что торговцы никотином будут стоять насмерть на страже закона.

Мария идет на хитрость. Решив стать “взрослее”, она меняет прическу — волосы рассыпаются по плечам и закрывают школьный ранец. Подойдя к очередной торговой точке, она встает буквально на кончики пальцев, насколько это возможно в осенних сапогах, спускает челку на лоб и старательно басит: “Пачку сигарет за 37, пыжжжалсста”.

Получается смешно: вместо баса какой-то хрипящий сдавленный рык, в котором трудно угадать слова. Таким голосом может говорить лишь курильщик более чем с двадцатилетним стажем. Как ни странно, прием действует безошибочно, и наш “тайный агент “МК” возвращается с добычей.

В следующем супермаркете нам опять “не везет”. Продавец на кассе не только отказывается продать пачку никотина, но и сурово отчитывает “покупательницу”. В этот магазин ребенка можно смело посылать за покупками: ничего запрещенного детям тут не продадут.

Зато в лавочке возле этого “гастрономического рая” не только продадут, а еще и спасибо за покупку скажут и попросят приходить еще.

В ходе наших блужданий по району выясняется интересная закономерность. В тех торговых точках, на которых висит объявление, гласящее, что “продажа...” и так далее (см. выше) запрещена, то есть невозможна по закону, нас отоваривают без проблем. Зато там, где такое же объявление имеет другую формулировку — “мы не продаем табачные изделия лицам моложе 18 лет”, — Маша получает стандартный отлуп. И не важно, написано оно от руки или сделано в типографии. Получается, что запрет реально действует лишь там, где люди (продавцы или хозяева) выразили свою личную позицию по этому вопросу.

Подводя итоги окучиванию пусть и большой, но прилегающей к редакции территории, приходим к неутешительным выводам. Спиртное, пусть и слабоалкогольное (но от того еще более опасное, потому что дети вряд ли станут пить горькую водку, а вот начать со сладенького коктейльчика могут вполне), девочке, которая в этом году пошла всего лишь в четвертый класс, продали практически везде. Лишь из одного места пришлось уйти без бутылки, да и то потому, что продавца просто не было в отделе. С табаком ситуация вроде бы на первый взгляд получше — в 50% попытки купить сигареты закончились безрезультатно. Но учитывая, сколько детей курят и в каком возрасте они начинают смолить, и здесь на самом деле все обстоит катастрофично.

Может быть, такая ситуация лишь в центре столицы, где все продается и покупается, а на рабочих окраинах все по-другому?

Тем же вечером мы шерстим Бибирево и Северное Чертаново. Результат, к сожалению, практически тот же. Спиртное продают практически везде. С табачными изделиями дело еще хуже. Продают в двух случаях из трех.

Уставший, но послушный ребенок из последних сил тянет “про папу”, даже если не задают никаких уточняющих вопросов, и возвращается домой совершенно разбитый, получив в качестве приза бутылку колы.

Следующим утром “тайный агент”, еще как следует не проснувшись, пришлепывает на кухню и вместо “доброго утра” с ходу спрашивает: “Папа, а когда будет следующее задание?”

— Надеюсь, что такого — никогда.


СПРАВКА "МК"

Наказание за преступление

За продажу несовершеннолетним “запрещенных товаров” виновные подвергаются административному наказанию в виде штрафов:

Предприниматели (ПБОЮЛ) — владелец ПБОЮЛ

За продажу спиртных напитков — от 30 до 40 минимальных размеров оплаты труда — МРОТ (в денежном выражении от 3 до 4 тысяч рублей).

За продажу табачных изделий (продавец): от 3 до 15 МРОТ, владельца ПБОЮЛ — от 10 до 30 МРОТ.

Юрлица (ООО, ЗАО, ОАО)

За продажу спиртного: директор — от 30 до 40 минимальных размеров оплаты труда (в денежном выражении от 3 до 4 тысяч рублей) + штраф от 300 до 400 МРОТ.

За продажу табачных изделий — от 100 до 300 МРОТ на организацию.


Эксперт “МК”: Дмитрий ЯНИН, глава Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП):

— В этой ситуации могло бы помочь сокращение числа торговых точек, продающих табачные изделия и алкоголь. Ведь эти продукты относятся к группе товаров повышенной социальной опасности. К примеру, в Европе, США да и на территориях наших бывших союзных республик они гораздо менее доступны населению. Мы же закрываем заведения с игровыми автоматами, потому как признали их опасными для общества, почему здесь нельзя пойти на такой шаг? Тем более если подобных торговых точек станет меньше, их проще будет контролировать. В том числе и на предмет продажи запрещенных товаров детям. Конечно, многие тут же скажут, что это удар по малому бизнесу. Но согласитесь, никакого бизнеса не может быть там, где государство будет тратить деньги на лечение своих граждан.

КТО СПАИВАЕТ НАШИХ ДЕТЕЙ?
В Москве проходит акция по проверке розничной торговли “на вшивость”

Подростковое пьянство превращается в России в одну из самых острых проблем общества. Из 2 миллионов официально зарегистрированных российских алкоголиков 60 тысяч — дети до 14 лет. По данным статистики, 20% молодежи в возрасте от 12 до 17 лет употребляют спиртное. Кто знакомит детей с зеленым змием? Да сами же взрослые, допускающие продажу алкоголя малолеткам.

Еще в октябре прошлого года была развернута широкая кампания против недобросовестной розницы: “Не спаивайте наших детей!” Результаты оказались плачевными: только за первый этап кампании, в ходе которого было проверено 262 магазина, в 206 детям спокойно продали алкоголь.

В сентябре нынешнего года к кампании против продажи запретных товаров детям уже присоединился Союз участников алкогольного рынка. Таким образом бизнес, вероятно, решил доказать свою социальную ответственность. Объединившись, активисты проверили 225 торговых точек, из которых в 64 продали спиртное несовершеннолетним. Но, как уверены в движении, этот результат совсем не свидетельствует о том, что продавцы лучше соблюдают закон. По мнению участников акции, многие столичные префектуры теперь предупреждают владельцев магазинов о предстоящих контрольных рейдах. А самое смешное (если бы не было так грустно) состоит в другом. В ряде случаев продавцы, отказывая детям, просили их зайти в другой день!

Как рассказали “МК” в штаб-квартире движения, проверка уже прошла в 21 районе пяти округов Москвы. Подросткам продают спиртное везде: в магазинах шаговой доступности, в средних супермаркетах, в сетевых магазинах. Застуканные “на месте преступления”, в большинстве случаев недобросовестные продавцы ведут себя агрессивно и стараются не давать книгу жалоб. Информационных стендов с указанием вышестоящих проверяющих организаций практически нигде нет, а названия фирмы, которой принадлежит магазин, в 50% случаев обнаружить не представляется возможным. Очень часто продавцы сами советуют подростку, какое именно вино, водку или шампанское лучше взять.

— Во многих магазинах висят объявления о том, что продажа спиртных напитков несовершеннолетним запрещена, — и практически в каждом таком магазине детям продают алкоголь, — объяснила нам участник акции Анна Савина. — Даже если на витрине нет спиртных напитков, их все равно продают подросткам из-под полы.

Остается добавить только одно: самой маленькой участнице рейда было 7 лет.


АНЕКДОТ ДНЯ

Мама кричит из окна во двор:

— Вовочка, сынок, поздно уже, иди домой!

— Мам, ну можно еще чуть-чуть?

— Ладно, еще по чуть-чуть — и домой!




Партнеры