Епископы идут в бои

Из Марфо-Мариинской обители хотят сделать бизнес-проект

1 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 145

В Хамовническом суде завершился гражданский процесс по иску бывшей настоятельницы Марфо-Мариинской обители монахини Елизаветы к Московской патриархии. Увы, не в ее пользу. 15 лет мать Елизавета возрождала разоренную Марфо-Мариинскую обитель, но ее уволили в феврале, обвинив в хищениях и нарушениях финансовой дисциплины. Адвокат Михаил Воронин, защищавший в суде интересы настоятельницы, прокомментировал “МК” результат процесса.

— Судья Деднева вторично отказала в иске. Почему?

— Это в советские времена называлось телефонным правом, а сегодня — использованием административного ресурса. Как я предполагаю, влиятельный в московских чиновничьих кругах архиепископ Арсений (Епифанов) лично обратился к кому-то в Московском городском суде. А оттуда, в свою очередь, обратились к судье Дедневой.

— В чем обвиняют матушку Елизавету чиновники Московской патриархии?

— По просьбе суда мы получили довольно развернутую позицию дисциплинарной комиссии Московской патриархии. Глава комиссии написал: “Нарушений финансово-хозяйственной дисциплины в работе Марфо-Мариинской обители не выявлено”. Но якобы на территории Марфо-Мариинской обители есть некие захоронения, за которыми матушка не ухаживала. А также нарушены правила противопожарной безопасности... Во время суда обнаружилось, что комиссии как таковой на самом деле не существует. Есть только председатель — епископ Дмитровский Александр...

Матушка Елизавета занималась с детьми-сиротами и детьми из неблагополучных семей. Но у деятелей Московской патриархии свои виды на обитель. Ведь это центр Москвы, десятки тысяч квадратных метров площади. Детский приют разгромлен. Десять детей проживают вместе с матушкой на съемной квартире.

— Каковы ваши дальнейшие шаги?

— Полагаю, что обращаться еще раз в Мосгорсуд нет смысла. Но мы обратимся с надзорной жалобой в гражданскую коллегию Верховного суда. Следующий шаг — обращение в Конституционный суд, где мы намерены поставить вопрос о границах вмешательства церкви в трудовые и социальные права российских граждан.

— Как реагируют представители Московской патриархии на ваши действия?

— В четверг вечером, уже после окончания суда, мой помощник выходил из здания Юридической академии, в которой он учится. Его встретили люди в штатском, вышедшие из дорогих иномарок, и начали избивать. Милиция не вмешивалась. Он получил сотрясение мозга. Исчезли только документы, касающиеся Марфо-Мариинской обители. Мой помощник был госпитализирован.

А неделю назад из-за рубежа мне позвонил человек, представившийся епископом Австрийским и Венским Иларионом (Алфеевым), с которым мы хорошо знакомы. Он сказал, что у него поручение от митрополита Кирилла (Гундяева). Мне была предложена крупная сумма в иностранной валюте, чтобы я отказался защищать журналиста “МК” Сергея Бычкова, подавшего иск о защите чести и достоинства против заместителя председателя ОВЦС Всеволода Чаплина. Мой собеседник сказал, что желательно, чтобы через пару дней я прилетел в Лондон.

— Как вы отнеслись к этому предложению?

— Я отказался лететь в Лондон, поскольку принял на себя обязательства защищать интересы журналиста и не собираюсь менять свое решение. Пару дней назад раздался звонок владыки Илариона одной моей знакомой. Она рассказала, что владыка был очень рассержен. Он заявил: “Мы с митрополитом Кириллом сделаем все возможное, чтобы максимально осложнить и вашу жизнь, и жизнь вашего клиента”.




Партнеры