“Фрески снов” — не нужно слов

Чечилия Дацци: "Для меня съемки в короткометражном фильме — как прыжок с 12-го этажа"

2 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 473

Чечилия Дацци — одна из самых востребованных у себя на родине, в Риме, актрис из поколения 30-летних, ставшая особенно известной после недавнего фильма Нанни Моретти “Кайман”. Она считает себя экстремалом по жизни и так устает, что практически не видит снов.

Татьяна Данильянц — поэтесса и кинорежиссер из того же поколения. Автор двух стихотворных сборников. Ученица Анджея Вайды всегда поражалась умению своего учителя объединить арт-хаус и коммерческий кинематограф. Сны видит часто, но редко их запоминает.

Впервые женщины встретились на ужине после кинофестиваля “Найс” в Питере. Четыре года спустя в свой новый короткометражный проект “Фрески снов” на главную роль Данильянц пригласила именно Дацци. На презентацию фильма был приглашен и “МК”.

На протяжении 17 минут женщина видит сны. В них она становится зрительницей необычного танцевального действа и гостьей за странным праздничным столом. Встречается с потусторонними монстроидными личностями и путешествует с любимым мужчиной по волшебному лесу. А проснувшись и оказавшись в большом городе, прямо из подворотни попадает на… огромный, уходящий к горизонту луг из своих сновидений. Все, такая вот метафора. В фильме “Фрески снов” все герои молчат. Да и не нужны им слова, если душа гибка и подвижна. Все, что не сказано, передает оригинальный саундтрек Антона Батагова. Музыка — одна из главных героинь этой короткометражки. И иногда ловишь себя на мысли, что подобные сновидения вполне могли привидеться повзрослевшей героине “Амели”. Настолько близки по стилистике эти две киноработы.

— Мое формирование, — говорит режиссер, — совпало с тем временем, когда появилась возможность увидеть Рене, Годара, фильмы великих японских и итальянских режиссеров, неореализм и поздний сюрреализм в кино. Оказавшись внутри европейского кинематографа, понимаешь, что арт-хаус — очень интересный мир. Я училась у Анджея Вайды, который и в арт-хаусе, и вместе с тем коммерческий режиссер. И его опыт в этом смысле меня невероятно вдохновил. Мне интересен внутренний мир человека, его душа, его страсти, его отчаяние. В этом мой пафос и мой интерес. Об этом и “Фрески снов”. Время, в котором мы живем, и наше жизненное пространство полны беспокойства. 90-е годы прошлого века еще были полны надежд на то, что люди научатся понимать друг друга. С 2000 года начались терроризм, насилие и, по большому счету, распад целых мировых систем. Тишина кончилась, но надежда на лучшее осталась внутри нас. Поэтому сны героини драматичны, но в итоге все равно наступает катарсис. Ее сны это в какой-то мере отражения тех состояний, которые я переживаю в своих сновидениях. Хотя перед премьерой мне не снилось ничего. А это, говорят, хорошая примета.

Сама исполнительница главной роли, снимавшаяся у знаменитого Дамиано Дамиани, рассказала “МК”, что не видит “принципиальной разницы между европейским кино и российским, между мужской и женской режиссурой. Главное, когда режиссер знает, чего хочет, и в его фильмах есть поэтика. Татьяна в своей режиссерской манере работает очень точно и конкретно, по-мужски. Но результат ее работы чрезвычайно женственен”.

— Вы пытались придать своей героине национальные черты: итальянские, русские? Или она наднациональна?

— Мы пытались достучаться до Бога, до неба и до счастья. В этом схожи все женщины мира, да и вообще все люди. Этому во многом помогло то, что в фильме нет реплик. А все жесты я намеренно устранила, чтобы убрать характерность.

— Каково после полнометражных фильмов сниматься в короткометражке?

— Я обожаю работать в коротком метре. На моем счету десять короткометражных фильмов в Италии. Для меня это возможность эксперимента, как прыжок с 12-го этажа. А снимаясь у Тани, я словно прыгнула с самолета над Москвой сквозь облака снов.

— Вы экстремал?

— О, да! (Смеется.) Это великолепно. Мне нравится абсолютная страсть и абсолютная тишина. В этом смысле я человек, склонный к крайностям во всем.

— Ваши представления о России менялись в процессе съемок в фильме?

— До приезда в Россию все мои представления о вашей стране были связаны с русской литературой. С Лермонтовым, Достоевским, Маяковским, Пастернаком. Теперь я еще понимаю, что русские — морально чистые и честные люди. И не менее страстные, чем итальянцы.

— Вам перед премьерой что снилось?

— А я сны редко вижу и не запоминаю. Мой психоаналитик утверждает, что у меня нет необходимости в снах, поскольку многое переживаю и чувствую в реальности.




Партнеры