Бондарчук нашел Аксинью во Франции

Легендарный режиссер лично учил актрису носить воду

7 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 468

“МК” уже писал, что 7 ноября на Первом канале — премьера последнего фильма Сергея Бондарчука “Тихий Дон”. Об экранизации этого романа Михаила Шолохова, по словам родных Сергея Федоровича, он мечтал с тех пор, как занялся кинорежиссурой. Постепенно через другие произведения писателя — “Судьба человека”, “Они сражались за Родину” — подбирался к эпической саге о судьбах донского казачества. Последние несколько лет своей жизни Бондарчук был особенно удручен тем, что не может найти актеров на главные роли. Особенно на роль Аксиньи Астаховой. В результате долгих поисков проб и ошибок в 1990 году на съемочной площадке “Тихого Дона” появилась молодая французская актриса Дельфин Форест. Почему именно она? Это “МК” попытался выяснить у самой Дельфин.

— Я так и не решилась во время съемок спросить у Сергея Федоровича, почему при таком огромном количестве замечательных русских актрис он выбрал на роль Аксиньи именно меня, — признается Форест. — Теперь уже и не спросишь. Я могу только догадываться. Мне говорили, что Бондарчук увидел меня в роли Марины Мнишек в фильме-опере Анджея Жулавского “Борис Годунов”, где за меня пела Галина Вишневская. И сначала планировал, что у него в проекте я сыграю Дарью, роль, которая в результате досталась Наталье Андрейченко. Во время нашей беседы он был удивлен, что я знаю русский язык в той мере, чтобы более-менее свободно на нем общаться. Возможно, и это его подкупило. А еще однажды во время съемок Сергей Федорович случайно обронил фразу: “Ты по-русски красива, как не каждая русская женщина”. Может быть, и в этом дело. Это у меня скорее всего от бабушки. Она русская. Эмигрировала после революции 1917 года.

— Над своим русским произношением поработали во время съемок “Тихого Дона”?

— Не пришлось. На съемочной площадке мы говорили по-английски. Я и сегодня не в восторге от своего русского. Хотелось бы знать его лучше.

— А какие причины побудили вас переехать на ПМЖ в Россию?

— Во-первых, корни. Хочется лучше узнать эту страну. Во-вторых, у меня здесь есть работа. Я закончила съемки в сериале “Пленники луны”. И в марте следующего года меня ждет работа в еще одном российском кинопроекте, названия которого я пока не знаю. Я в России уже два года, и мне не перестает здесь все очень нравиться.

— Когда вы сами в первый раз прочитали “Тихий Дон”?

— Сразу после кастинга, когда узнала, что утверждена на роль Аксиньи. Это на сегодняшний день единственное произведение Шолохова, которое я осилила. Но останавливаться на достигнутом не собираюсь.

— Во время съемок вы легко находили общий язык с Сергеем Бондарчуком?

— Да, конечно. Он бывал строгим. Но в то же время такого внимания к актерам, к деталям мне до этого видеть не приходилось. Он был очень подробным, даже в мелочах. Я хвостом ходила за Сергеем Федоровичем, ловила каждое его слово. Именно он учил меня, как нужно правильно носить воду в ведрах на коромысле и как подбирать подол при ходьбе, чтобы платье не запачкалось. Учил по-доброму, почти по-отцовски. Мы очень серьезно работали. Поэтому, когда меня сегодня спрашивают, происходило ли что-нибудь забавное на съемках, я не могу ответить. Просто ничего не припоминается. Ничто не мешало работе. Хотя Бондарчук был жизнерадостным человеком, часто улыбался.

— Работая над ролью Аксиньи, ориентировались ли вы на Элину Быстрицкую, сыгравшую эту шолоховскую героиню до вас в фильме Сергея Герасимова?

— Впервые я посмотрела фильм Герасимова только после того, как мы закончили работу над нашим “Тихим Доном”. И то не весь, а только сцены с участием Быстрицкой. Я очень люблю эту актрису. У нее есть чему поучиться. Но я боялась, что, если увижу, как она играет Аксинью, это может мне помешать. Все-таки у нас другой фильм, другие герои и тема немножечко другая. Это естественно, ведь фильмы Герасимова и Бондарчука были сняты в разные исторические эпохи в России. Наши с Элиной Быстрицкой Аксиньи схожи в одном — обе неистово любят и являются пленницами захлестнувших их чувств.

— А как вы оцениваете работу Марины Зудиной, озвучившей вашу героиню по-русски?

— Мне было очень жалко, что из-за недостаточно свободного владения русским языком я не смогла это сделать сама. Мне очень хотелось. Мне уже показали несколько сцен из смонтированного фильма, где Аксинья говорит голосом Марины. К сожалению, я не знакома с ней лично. Надеюсь, что это поправимо. Она великолепная актриса, сумевшая голосом рассказать об Аксинье все. Это очень хорошая, сильная работа. Пригласить Марину на озвучание было очень правильным решением продюсеров Первого канала и Федора Бондарчука, монтировавшего фильм.

— У вас нет ощущения, что “Тихий Дон” Бондарчука получился в большей степени понятным западному зрителю?

— Сергей Федорович снимал его по заказу итальянских продюсеров. Но сам-то он был очень русским режиссером. И я очень рада, что наконец этот фильм увидят на родине Сергея Федоровича. Уверена, что 15 лет ожидания были не напрасными. И я очень счастлива, что могу наслаждаться этой долгожданной премьерой здесь, в России, вместе с русскими телезрителями.




Партнеры