Кондом-”особняк” со всеми удобствами

В столице делают персональные презервативы многоразового использования

7 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 941

Много было достижений у советской науки. Так много, что некоторые из них остались абсолютно незамеченными широкими народными массами. Синхрофазотроны и баллистические ракеты заслонили собой, к примеру, такой технологический прорыв, как персональный презерватив многоразового использования. Придуманный и внедренный в практику нашими медиками.

Об этих средствах защиты почти никто не знает. Но они производятся и пользуются спросом. Так по крайней мере утверждает главный полководец в битве российских многоразовых презервативов с иноземными таблетками для импотентов, директор одной протезно-ортопедической мастерской Москвы Петр Помозов.

Фаллических дел мастер

В редакцию Петр Анатольевич позвонил сам.

— Здравствуйте. Вы вот тут недавно писали о фабрике по производству фаллоимитаторов…

— Было такое.

— А я хочу предложить вам еще более сильную вещь — индивидуальные многоразовые презервативы! Мы их изготавливаем на заказ. Для каждого клиента — отдельно.

В голове сразу зароились игривые образы. Презервативы в форме микки-маусов, слонят и медведей. В форме венецианских гондол (для романтиков), автомата Калашникова (для патриотов) и “Боингов” (для особо крутых). Расписанные под хохлому и гжель. Закрученные, как…

Г-н Помозов прервал полет фантазии. Выяснилось, что дело это далекое от хихиканья. Изначально, в советские времена, такие презервативы были придуманы для реабилитации больных с травмой позвоночника или с раком простаты. Причем, по утверждениям г-на Помозова, мировых аналогов разработка не имела. Сейчас же индивидуальный презерватив может заказать себе любой желающий.

— Кто, например?

— А вы приезжайте — узнаете. За 16 лет работы мы осчастливили уже 30 тысяч семей!

Ну как тут не поехать?

...Интерьер кабинета директора составляли два стула, стол и шкаф. Аскетизм обстановки выгодно оттенял искрящуюся оптимизмом улыбку хозяина.

— С годами пенис мужчины становится вялым, как ни крути, — такой многозначительной фразой начал он разговор. — И люди налегают на таблетки. А они же и привыкание вызывают, и на сердце влияют. И вообще не всегда помогают. Был у меня на днях немец-клиент, так он говорит, что в Европе — аптечный кризис. Люди отказываются покупать эти таблетки. В чем выход? А вот он!

И г-н Помозов извлек из ящика стола продолговатый резиновый предмет, полый внутри. На классический тоненький презерватив предмет походил мало. Сделанный из толстой резины предмет действительно копировал мужской половой орган и вполне мог использоваться для создания спецэффектов в порнофильмах.

— На Западе есть нечто подобное, — продолжал врач. — Но там такие презервативы — жесткие! А у нас… Щупайте!

Он ткнул резинкой в мою сторону и выжидательно покачал ею перед глазами. Пришлось пощупать.

— Чувствуете, какая мягкая головочка? Она нежно массирует женщину. Но самое главное — внутри. Ну-ка дайте ладошку.

Чпок! — и презерватив приклеился к ладони и встал торчком, подрагивая в такт пульсу.

— Каково?! — восхитился г-н Помозов. — Там внутри — вакуум. И он массирует пенис, а тот сам работает! На себя! Вот был у меня случай…

Мужские истории без Оксаны Пушкиной

А случаев, как выяснилось, у г-на Помозова было много. Связаны они с людьми с маленькими причиндалами и хилой эрекцией. С преобладанием лиц немолодых, от 70 и старше.

— Приходит ко мне пациент. Все мы обговорили, выписали ему что надо. Так он не уходит, стоит, мнется. “В чем дело?” — спрашиваю. “Тут меня папа в коридоре ожидает. Можно, он тоже зайдет?” Сыну, между прочим, 76 лет, а папе — 96.

— И что, помогло?

— Еще бы не помогло! Был еще пациент, 86 лет. Тот мне так сказал: “Хоть минуточка, но моя”. Так он к бабушке своей подходит, сначала устраивается на минуточку, а потом накидывает презерватив и доводит дело до оргазма.

Петр Анатольевич говорил вдохновенно. О продлении удовольствий на долгие годы. О том, как его изделия помогают преодолевать страх перед мужской неудачей. О воссоединении семей.

— 4 раза за 16 лет делали мы изделия гигантские, 24 сантиметра длиной. Например, когда пришел мужчина с такой историей. “Я, — говорит, — очень жену люблю. А она, лишь я с друзьями приду, меня за бутылкой посылает. Возвращаюсь — они уже в кровати”. А получил он такой презерватив — и все. Никаких измен.

Мне захотелось узнать, как конкретно мужик обошелся со своими прыткими друзьями, но Петра Анатольевича было уже не остановить. Мелькали в его рассказах боевые полковники, впервые за 45 лет супружеской жизни доведшие жену до оргазма, робкие юноши, ставшие дерзкими, и армия бойких стариков и старушек. Голос врача стал торжественным, а в речи звучали мессианские нотки. Казалось, он вот-вот возвестит пришествие дивного нового мира, где все живут долго и счастливо и умирают в один день. Этакая кома-с-утра.

…А делают индивидуальные презервативы, оказывается, так. Когда приходит клиент, с него, как в одежном ателье, сначала снимают мерку. Наносят кисточкой на известный участок тела особый полимер и стаскивают потом эту тонкую пленочку. Затем уточняются желаемые размеры. И не с мужиком — с его женщиной. Впрочем, по словам кондомного мастера, запросы у россиянок скромные. Заказывают обычно презервативы длиной 15—16 см. Дальше отливается форма, потом сам презерватив, и клиент уходит домой с ним наперевес оживлять супружескую жизнь.

— Гармония в сексе — раз, — вновь и вновь перечислял г-н Помозов достоинства изделия. — Профилактика алкоголизма — два.

— То есть???

— А за что мужик хватается, если в сексе сбои? Правильно — за бутылку.

К достоинствам индивидуального кондома относилось и то, что он был абсолютно непробиваем для любой заразы. Еще бы, с такими-то стенками.

Слово за слово — и меня тоже стала одолевать гордость за нашу науку. Куда до нее жалким потугам буржуазного общества с его колготками в сеточку, порнухой и прочими искусственными возбудителями? Всех их легко отметал в строну резиновый вакуумный чехол.

— Значит, его надеваешь, и он держится? — еще раз переспросил я.

— Ну не совсем так, — ответил г-н Помозов и достал из стола еще один презерватив. — Вот окончательно укомплектованная модель.

От уже предъявленных экземпляров она отличалась наличием нескольких шнурочков у основания.

— Вот это колечко продеваем под мошоночку, — вещал врач. — А этой веревкой фиксируем изделие вокруг талии.

На ум пришла незатейливая любовная песенка: “Узелок завяжется, узелок развяжется”, но вслух я ее цитировать не стал. Несерьезно как-то на фоне таких великих кондомных дел.




Партнеры