Борис Хлебников ушел в “свободное плавание”

У Абдрашитова появился наследник

9 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 567

Плыла как-то раз мимо города Мышкина по реке Волге баржа, собранная сельскими умельцами из… трактора. Проводил ее глазами за излучину реки режиссер Борис Хлебников, случайно оказавшийся на берегу, и родилась у него в голове идея фильма. Замысел вызревал несколько лет. За это время Хлебников вместе со своим старым другом Алексеем Попогребским успешно вступил в большое кино фильмом “Коктебель”, который получил все мыслимые и немыслимые награды. Но дальше они решили работать отдельно. Хлебников вспомнил о своем “тракторном замысле”, и так получилось “Свободное плавание”. Его уже показали на Венецианском фестивале.


Как и в своем дебюте, режиссер сделал ставку на молодых актеров. Главные роли у него сыграли звезда Александр Яценко (получивший приз за лучшую мужскую роль на последнем “Кинотавре” за “Мне не больно”) и студентка РАТИ Даша Екамасова (“Игры мотыльков”, “Спартак и Калашников”). До сего дня картину видела лишь фестивальная публика. Фильм получил ряд престижных кинопремий: на Международном фестивале в Варшаве, “Кинотавре”, “Улыбнись, Россия”, “Окно в Европу”.

“Свободное плавание” — яркая, пронзительная картина нравов маленького провинциального городка. Угрюмый, заторможенный мальчик Леня (Яценко) устроился на единственный местный завод. Но первой получки не дождался. Предприятие закрыли, и ему пришлось искать новую работу. Он и на рынке обувью торговал, и пытался устроиться в бригаду штукатуров, и дорогу ремонтировал… В итоге Леня нашел свое призвание. Его поискам сопутствовал зарождающийся роман с бывшей одноклассницей по прозвищу Хрюша (Екамасова).

По мнению режиссера, жизнь в провинциальном городке страшна только из окна. Представление начинает меняться, когда выходишь к людям. В чем-то картина похожа на социальные драмы Вадима Абдрашитова, например, на “Магнитные бури”. Но Хлебников категорически с этим не согласен.

— Абдрашитов рассказывает притчи, а у меня конкретная история — маленькая ситуация, обобщение мне чуждо, — сказал Борис.

Жанр определен как “абсурдистский комедийный комикс”, герои которого погружены в себя и мало разговаривают. Но это не убогость сценария, как в каком-нибудь “Меченосце”. Тут понимают друг друга молча, слова героям почти не нужны.

— Да, я поначалу беспокоился, — заметил режиссер. — Ведь в сценарии много платоновских непроговариваемых реплик. Но, когда съемки начались, герои заговорили, текст ожил, и я понял, что все в порядке.

Яценко с Екамасовой сочли свои реплики вполне естественными. Мол, каждому свойственно так общаться наедине с собой. Зато нелегко пришлось зарубежной фестивальной публике. Например, переводчику было трудно выразить краткие реплики героев, они исказили даже их имена, Леня превратился в Лео, а Хрюша в Кхрюшу (Khrusha). Ее кликуху приняли за обычное имя.

— Мне кажется, что в Венеции зрители что-то поняли, — улыбнулся Александр Яценко. — В некоторых сценах они смеялись. Надеюсь, это было не из-за политкорректности. А вообще это фильм для своих. Но кто эти свои, сказать трудно...

Зато режиссер хоть и назвал среди своих кумиров Петра Буслова, Александра Велединского, Андрея Прошкина, но считает, что на одном языке с ним разговаривают Николай Хомерики и Алексей Попогребский.

Следующий фильм Хлебникова будет про гастарбайтера. Снимет опять один, в свободном плавании, и никаких совместных картин с Попогребским он пока не планирует.




    Партнеры