Жукова застукали за подсчетом ворон

В Поднебесной наши чиновники не смогли сыграть единой командой

13 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 200

Высадка большого “десанта” в Пекине, в составе которого была почти половина российского правительства, скорее не помогла переговорам, а обнажила споры внутри российского Белого дома.


Несмотря на помпезное закрытие Года России в Китае, признаний в дружбе и подписание 14 соглашений, вряд ли Михаил Фрадков может остаться довольным своими подчиненными и назвать вояж удачным. Пекинскую встречу между ним и премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао готовили их замы: Александр Жуков и его китайская коллега У И. Однако Жуков, видимо, был введен в заблуждение безобидной внешностью маленькой китаянки, которая считается третьей женщиной по политическому влиянию в мире. Как сообщил “МК” источник, знакомый с переговорами, наш вице-премьер слишком часто говорил даме “да” и, в отличие от нее, был менее подкован в российско-китайских проблемах. Китайцы прямо дали понять, что качество нашего машинного оборудования их не устраивает. Они и сами научились производить все что нужно.

У И дала понять, что инвестировать они хотят в основном в обработку сырья на нашей территории. Им нужен свободный въезд в Россию своих специалистов, льготный ввоз своего оборудования и предоставление льгот российско-китайскому технопарку “Дружба”. И даже отмена запрета на ввоз мяса. Фрадков не спал весь более чем 7-часовой перелет в Пекин, пытаясь разобраться в кипе подготовленных документов. Разобрался… и сам сыграл роль дипломата. В Пекине в торжественной обстановке наградил У И госнаградой, но итоговое коммюнике подписывать не стал.

Жесткие напутствующие нотки прозвучали в адрес Жукова, и когда Фрадков отвечал на вопросы о ситуации с ЕГАИС. По его словам, на первом этапе введения системы контроля за производством и оборотом спирта “была ключевая неорганизованность, и теперь приходится исправлять по-живому. Поэтому и наказали”.

Алкогольная тема вообще очень болезненна для членов кабинета, которые готовы даже валить друг на друга ответственность, как это недавно сделал глава Минэкономразвития Герман Греф, возмущаясь, что его зама Шаронова наказали незаслуженно. Однако, как стало известно “МК”, вопрос — кому из своих замов влепить выговор за внедрение ЕГАИС — решали не Фрадков с Жуковым, а сами министры. По-хорошему, Греф должен был самого себя наказывать за то, что вызвался и не справился. Но он заставил отдуваться своего зама Андрея Шаронова. Так что хотя бы в одном Герман Оскарович прав — несправедливо вышло.

ГЕРАЩЕНКО СДЕЛАЛ ПОДАРОК ПОПУГАЮ

Жуков любит считать ворон, Греф не пьет до дна, Козак ездит на ночные экскурсии, а Геращенко покупает подарки попугаю. Российские бизнесмены перелетели с Шанхайской экономической конференции на Пекинский форум и узнали друг о друге много нового. За чиновниками и артистами наблюдала спецкор “МК” Мила Кузина.

Шанхайская экономическая конференция РБК закончилась на Императорской лодке. Туда даже перенесли круглый стол, посвященный гламуру. Зачем российские бизнесмены тянутся к роскоши и пафосу, участники выясняли, сидя на полу прямо на верхней палубе.

Пока бизнес тянулся к гламуру, гламур, наоборот, тянулся к серьезным темам. “Я в первый раз так ответственно готовилась к конференции, — смеялась Анита Цой, доедая шоколадный тортик. — Написала доклад на восьми листах. Провела параллели между Китаем и Россией, сравнила их по культурным, социально-экономическим и политическим критериям…” Аните в Китае очень понравилось, здесь ее постоянно принимали за свою и очень удивлялись, когда она не могла ответить по-китайски.

Конференция вообще открыла российскую эстраду с неожиданной стороны — Цой зачитывала пресловутый доклад о российско-китайских отношениях, а композитор Александр Шульгин мучил каверзными вопросами вице-премьера Александра Жукова. Жуков тоже выступал с докладом. Иногда он позволял себе трогательно улыбаться и делать лирические отступления. “Я каждый день из своего кабинета наблюдаю за тем, как этаж за этажом растет башня “Федерация”, — мечтательно рассказал он. “Сидит в кабинете и ворон считает”, — тут же раздался театральный шепот из зала.

Шанхайская конференция постепенно переросла в Пекинский экономический форум. Часть делегации приехала посмотреть выставку, которую устроило Министерство экономического развития и торговли. Перед выступлением Аниты Цой на сцену вышел Герман Греф с большим бокалом белого вина. Он произнес речь о вечной дружбе братских народов и в конце зачем-то добавил: “Ну а теперь выпьем за это до дна”. Тут Греф понял, что поставил себя в неудобное положение. Ему надо или опрокинуть бокал вина, или самому же не последовать собственному призыву. Министр замялся, оглянулся по сторонам, сделал маленький глоточек и ретировался со сцены.

А Дмитрий Козак после официальной части переоделся в casual (повседневную одежду) — бордовую тенниску и кожаную куртку. Он стоял у входа в гостиницу и курил одну за одной. Оказалось — ждал машину, чтобы отправиться на ночную экскурсию по Пекину. Вслед за ним, но в другой компании, уехал ужинать чеченский президент Алу Алханов. На следующий день в Запретном городе Гугуне, в Летнем дворце императора и на площади Тяньаньмэнь российских экскурсантов было чуть ли не больше, чем китайцев.

На самолет российские участники опаздывали — благо рейс задерживался. Одним из последних появился Виктор Геращенко — делал покупки. “Мне столько подарков пришлось купить, — объяснил он. — Жене, внукам, попугаю, коту. Но вроде никого не забыл”. Самолет почти час кружил над Москвой — аэропорт не давал посадку. Но часть делегации этого не заметила. Бабурин спал на плече у жены и улыбался во сне. Александр Шульгин за неимением жены ушел в хвост самолета, занял там несколько свободных мест и тоже с удовольствием спал. А Жуков улетел на правительственном самолете. И мог смотреть в окно иллюминатора на все что угодно, без комментариев из зала.




Партнеры