Кокойты был, такой остался

Спецкор “МК” Марина Перевозкина передает из Южной Осетии

13 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 222

Несмотря на предупреждения Евросоюза и Грузии, Южная Осетия решилась на референдум по независимости и перевыборы президента страны. Уже с утра было понятно, что голосование состоится: активность избирателей была необычайно высокая. Сразу после открытия участков в 8 утра к ним выстроились очереди. А накануне в республике объявили День тишины, который, правда, был нарушен одним взрывом и разоблачением одной попытки госпереворота. Взрыв произошел около 19 часов в субботу на северной окраине Цхинвала и обошелся без жертв, а заговорщик — экс-министр МВД Южной Осетии Алан Парастаев — сам пришел с повинной в КГБ. Он сообщил, что грузинские спецслужбы предлагали ему 7,5 миллиона долларов за ликвидацию президента Кокойты...

В полной боевой готовности

Накануне голосования в Южной Осетии к Рокскому тоннелю была подтянута бронетехника 58-й армии. Хорошо замаскированные танки и бронемашины практически незаметны с трассы, но местные жители утверждают, что только непосредственно у северного портала тоннеля их стоит несколько десятков. Личный состав разместился в нескольких палаточных лагерях. Так же было и минувшим летом, когда казалось, что Грузия вот-вот начнет военную операцию против непризнанной республики.

В Цхинвале у здания МВД царило оживление: вооруженные милиционеры садились в “уазики”. Три группы отправились выяснять, что за взрыв произошел недалеко от села Тамарашени. “Шеф не в духе”, — предупредили меня, когда я поднималась по узкой лестнице в кабинет министра МВД Южной Осетии Михаила Миндзаева.

— Как обстановка? — поинтересовалась я у министра.

— Обстановка лучше, чем ожидалось, но расслабляться рано, — ответил он. — Противник поменял стратегию и проводит в грузинских анклавах “альтернативные выборы”. Мы не ожидали предательства со стороны некоторых наших людей.

Альтернативный “предатель”

Министр говорил о бывшем министре МВД Южной Осетии Дмитрии Санакоеве, которого Тбилиси изображает “альтернативным” кандидатом в президенты. Его штаб находится в грузинском селе Эредви под охраной военной полиции. Сам Санакоев сейчас живет в Тбилиси, он появлялся всего несколько раз под охраной в грузинских анклавах, проводя там встречи с избирателями.

— Дима Санакоев во время войны был бойцом отряда самообороны под командованием Валерия Хубулова, — рассказывает советник президента Коста Кочиев. — Потом он под руководством Хубулова работал в министерстве обороны. После смерти Хубулова возглавил министерство. Генерал-майор армии Южной Осетии. Короткое время работал премьером республики. В начале этого года его тещу задержали на грузинской территории с мешком фальшивых долларов, но подозрительно быстро отпустили.

В Цхинвале считают, что Санакоева могли завербовать, когда он занимался освобождением тещи, или даже еще раньше. В МВД Южной Осетии на него собран огромный материал.

— Санакоев — натуральный вор, — говорит глава МВД Миндзаев. — Он задолжал как частным лицам, так и государству огромные деньги. Будучи председателем правительства, он использовал служебное положение и получал кредиты на себя и на своих близких. Деньги он просто проигрывал в казино во Владикавказе. У нас есть свидетельские показания. В сентябре я провел с ним профилактическую беседу и предупредил, что, если он не урегулирует эти вопросы, я буду вынужден применить законные меры. После этого он резко исчез и объявился в Грузии.

По словам Миндзаева, с конца прошлого года спецслужбы Грузии ведут вербовку наемников из числа чеченцев-кистинцев Панкисского ущелья, а также жителей Среднеазиатских республик, которые проходили спецподготовку в лагерях талибов в Афганистане.

— После разгрома талибов эти боевики остались не у дел, — говорит министр. — Грузинские спецслужбы вышли на них через американцев. Из этих боевиков сформировали диверсионные группы. Мы в начале октября знали, что подготовлено 8 диверсионных групп. А в конце сентября грузинские спецслужбы закупили 160 комплектов российской военной формы с эмблемой миротворческих сил. Идея состояла в том, что эти боевики под видом пьяных миротворцев будут нападать на грузинское население и все это будут снимать на камеру “случайно” оказавшиеся рядом журналисты. У них сейчас главная задача — убрать миротворцев. Эти группы должны были также проводить теракты, чтобы напугать население и взорвать мосты на пути в Северную Осетию, чтобы люди оттуда не приехали на референдум.

— Вы ожидаете обострения обстановки после выборов?

— В этом и опасность. Сейчас они “выберут” Санакоева и представят все дело как внутриосетинские разборки. Руками террористов здесь будут создавать невыносимые условия. Но среди диверсантов нет грузин, и Грузия получается как бы ни при чем.

Грузинский волк осетину не товарищ

В воскресенье по всей республике, кроме грузинских анклавов, открылось 78 участков для голосования. По словам председателя ЦИК Южной Осетии Бэлы Плиевой, власти обращались к жителям грузинских сел с предложением открыть на их территории участки, но они отказались. Однако бюллетени выпущены на трех языках: осетинском, грузинском и русском. А один из соперников Кокойты, Олег Габодзе, — грузин. Избирателям выдают по два бюллетеня. В одном — четыре фамилии кандидатов в президенты. В другом — вопрос: “Согласны ли вы с тем, чтобы Республика Южная Осетия сохранила свой нынешний статус независимого государства и была признана международным сообществом?” Большинство людей, с которыми спецкор “МК” разговаривал на участках, говорили, что они ответили “да”.

В университете, где открыт 3-й избирательный участок, в коридоре на стене висят портреты выпускников, погибших во время войны. Перед ними горят свечи. Люди долго стоят, вглядываясь в молодые лица.

— Я — как раз пример дискриминации по национальному признаку, — говорит председатель участковой комиссии, ректор университета Теймураз Кокоев. — Меня и мою родню выдавили из Грузии, отобрали квартиру в Тбилиси. А я родился в Тбилиси и получил грузинское образование. Наш народ понимает, что от этих выборов зависит наша судьба, поэтому все заинтересованы, чтобы все прошло с соблюдением всех демократических норм.

Продавщица магазинчика в центре города рассказывает, что накануне, в день, когда была запрещена агитация, она собственноручно сняла все предвыборные плакаты кандидатов в президенты, которыми были оклеены витрины.

— Надо, чтобы видели, что у нас все по правилам, — говорит она.

— Мы должны доказать миру, что наш народ за независимость и за Эдуарда Кокойты, — сказал военный в форме осетинского миротворческого батальона, стоявший в очереди к участку. — Сейчас все узнают, что за независимость — весь наш народ.

Очередь слова бурно поддержала.




    Партнеры